mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Categories:

Только он не вернулся домой.., Ч.3/4

Другие части

Не пришли к выводу. Часть 3
Фотограф Алексей Николаев разыскивает в Афганистане бывших советских солдат, которые приняли ислам и отказались возвращаться в СССР

Николаю (Исламутдину) Быстрову 50 лет. Уроженец станицы Некрасовка Краснодарского края, он попал в Афганистан в 1983 году, а оказавшись в плену, завоевал доверие легендарного полевого командира, будущего министра обороны и лидера Северного альянса Ахмад Шаха Масуда и стал его личным телохранителем. В 1995 году Быстров с семьей вернулся на родину; сейчас он живет в Усть-Лабинске и работает кладовщиком в магазине игрушек в Краснодаре. «Русская планета» продолжает публиковать цикл фотоисторий Алексея Николаева — портреты солдат ограниченного контингента, которые обрели в Афганистане новую веру. ©
~~~~~~~~~~~

Николай Быстров. Учетная карточка из архива Комитета по делам воинов-интернационалистов.


Николай Быстров: «В плен я попал глупо — деды послал за чарсом, это наркотик такой, анаша. Первый раз сходили — вернулись, второй раз сходили — вернулись, а на третий — попал в засаду. Мне в ногу попал осколок, и моджахеды меня потом лечили. С ними был переводчик, понимавший по-русски, бывший инженер. Через него мы и общались. Потом, когда началась вторая панджшерская операция, командир моджахедов вызвал всех пленных и спросил, кто куда хочет. Хочешь на родину — обменяют на пленных, хочешь за границу — поедешь за границу. Но возвращаться в СССР почти никто не стал, все испугались. Те, кто тогда ушли, скорее всего, не дошли. Я слышал, что над ними как-то жестоко издевались».


2. Николай в электричке –– едет на работу в Краснодар

Продавец птиц. Кабул.


3.

Николай Быстов: «Домой я спокойно уехал 1995 году: понял, что делать тут (в Афганистане. — РП) нечего, еще и жена заболела. Мать, правда, к тому моменту уже умерла, осталась только сестра. Помню, как выходили наши войска — мы даже шли за одним блокпостом, меня афганцы толкали: мол, иди со своими. Я хоть и прижился более или менее, но все равно был как русский Колька среди афганцев. Местные так про меня и говорили — свой среди чужих, чужой среди своих. Когда уже вернулся — почувствовал, что я дома, ведь родина есть родина. Мне даже выдали справку, что я был на войне, по которой есть льготы. Например, бесплатно езжу на электричке, которая обходилась бы мне по 150 рублей в день. Мы обжились уже тут — дочка, вот, молодец: в медицинский поступила, замечательно говорит и по-русски, и по-афгански, и по-арабски».


4. Николай с сыновьями дома в Усть-Лабинске

Базар. Окраина Кабула.


5.

Николай на кухне готовит мясо по традиционному афганскому рецепту. Усть-Лабинск.


6.

Хлебная лавка. Кабул.


7.

Жена и дочь Николая накрывают стол. Усть-Лабинск.


8.

Торговец тканями. Кабул.


9.

Семья Николая смотрит в основном афганское телевидение, для этого дома специально установили спутниковую антенну. Усть-Лабинск.


10.

Кабул.


11.

Семья Николая Быстрова. Усть-Лабинск.


12.

Девочки. Окраина Кабула.


13.

Николай Быстров: «Ислам принять (в плену. — РП) меня никто не заставлял, но я сделал это быстро, имя дали мне Исламутдин — мусульманин. Меня учили понемногу афганскому языку. Автомат в руки быстро дали — поняли, что мне можно доверять, а с командиром мы даже из одной тарелки ели. Через полгода я уже стал разговаривать, потом женился».


14. Николай на работе. В магазине игрушек он совмещает должности кладовщика и грузчика. Краснодар.

Детская площадка. Кабул.


15.

Николай за работой. Краснодар.


16.

Разрушенный в ходе боев между талибами и Северным альянсом дворец Дар уль-Аман. Кабул.


17.

Николай Быстров: «В Афганистане меня довольно быстро начали принимать за своего. Раньше я даже волосы красил, разговариваю без акцента, и никто подумать не мог, что я русский. Но это такая страна — тут никогда мира не будет, только резня. Американцы уйдут — начнут выяснять отношения между собой талибы и Северный альянс. Талибы ведь если придут к власти, то будут отсекать головы направо и налево. А к русским, кстати, тут нормально относятся даже те, кто против них воевал. В Афганистане про Россию так говорят: "Лучше ближнего соседа иметь, чем дальнего друга". Приезжали к моему знакомому по делам американцы и англичане. Показывают на больницу и смеются: "Русские вот построили, а их больше нет — войну-то проиграли и ушли". Ну он разозлился, поворачивается и говорит: "Вы — пидорасы, русские хоть и воевали против нас, но строили для нас, а вот ваши только разрушают". Где американцы появляются — там сразу смертники. А когда были советские войска, никаких шахидов не было».


18.

Дети играют на старом кладбище. Кабул.


19.

Николай идет с работы на электричку до Усть-Лабинска. Краснодар.


20.

Гаражи, мимо которых Николай ходит на работу и с работы. Краснодар.


21.

Продавцы мороженого. Кабул.


22.

Николай за работой. Краснодар.


23.

Улица ночью. Кабул.


24.

Небо над Усть-Лабинском.


25.


Фото: Алексей Николаев © «Русская планета»
Tags: 80-е, армия, архивы_источники_документы, афпак, биографии и личности, вера, военнопленные, войны и конфликты, воспоминания, города и сёла, жизнь и люди, ислам, история, мужчины, нравы и мораль, религии, ретро и старина, семья, средняя азия, ссср, фото и картинки
Subscribe
promo yarodom september 20, 2012 20:29 8
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments