mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Categories:

«Ничего, останемся живы, спросим — кому это было выгодно? Придёт время — спросим жёстко…»

Своими глазами
Война, которую мы давно проигрываем

«Ваххабиты уже не те, что прежде. Внимательно проверяйте документы, появилось подозрение — раздевайте задержанных. Синяк на плече — след от приклада, изучайте руки — ищите мозоли от спускового крючка, остатки порохового нагара, следы ружейной смазки, не поленитесь обнюхать подозреваемых — пахнет костром, значит, в лесу или в бункере прокоптился».

Сводки новостей ни на один день не дают нам забыть про узел кавказских проблем. Война, которая на бумаге, вроде бы давно закончилась, на самом деле продолжается — гремят взрывы, звучат автоматные очереди, льётся кровь, гибнут люди… Может быть, поэтому не иссякает и литература об этом конфликте — любому неравнодушному человеку хочется узнать, как всё это протекало — что было во время первой чеченской кампании, что происходило после короткого перерыва в период второй. И чего мы в конце концов можем ожидать от дальнейшего развития событий?

Есть на «Эхе Москвы» такая радиопередача — «Своими глазами», в ней о том или ином событии рассказывает человек (чаще всего — журналист), знающий о них не понаслышке, а видевший всё именно собственными глазами. Своими глазами видел обезображенную боевыми действиями Чечню, разрушенный Грозный и автор документальной повести «Я сюда ещё вернусь…» Михаил Кузин, она только что вышла в издательстве «Омск-Вариант».

Кузин, журналист пресс-службы Управления внутренних дел Омской области, много раз выезжал в командировки на Северный Кавказ, где в составе сводного милицейского отряда несли службу и наши земляки. Побывал в самом пекле, недаром награждён медалями, в числе которых есть медали с говорящим названием — «За отвагу». В результате таких поездок и родилась предлагаемая читателям книга. Родилась, как я понимаю, не сразу. Сразу нужно было «выдавать» оперативную информацию, она, сухая и немногословная, присутствует и в книге, но лишь как один из элементов, «вмонтированных» в общее её полотно. Основной же текст — это личные живые впечатления автора от увиденного и услышанного. В них есть и эмоции, и лирические отступления, и эффектные картины экзотической природы. Есть боль, страх, описания жестоких военных буден. А рядом — крепкий солдатский юмор, зорко подмеченные подробности фронтового быта. Но на фоне всего этого разнообразия главным мне представляется обилие разговоров самых разных людей — солдат и офицеров в армейских и милицейских погонах. В этих разговорах находим мы и оценку этой странной войны, истинно народное, выстраданное, а не официальное, мнение о ней.


В Кабардино-Балкарии начала действовать организация «Чёрные ястребы — антиваххабиты». Её задача — прессинг семей боевиков. Очевидно, в республике захотели опробовать кадыровские методы противодействия подполью. Вряд ли, конечно, они будут эффективны. Скорее всего, конфликт обострится. Ведь могут возникнуть дополнительные поводы для новых «операций возмездия».
— Мы эту войну однозначно проиграем. Да-да, именно проиграем… Война, мужики, это не в бирюльки играть. Законы экономики никто не отменял, — продолжает Лёша, в прошлом кадровый военный, нынче — милицейский штабист из Питера. — Боевые действия — удовольствие дорогое. Сколько стоит тонна солярки? А сколько её, родимой, сжигают за сутки все танки, бэтээры, «Уралы», «КамАЗы» группировки? А сколько, по-вашему, стоит вылет пары «сушек» на бомбово-штурмовой удар? Или час полёта «вертушки»? А накормить армию солдат и ментов? А привезти отряд на Кавказ в командировку из Калининграда или, скажем, Южно-Сахалинска? А выплата им суточного и полевого довольствия? Да что там говорить, — Лёша досадливо отмахивается, — как утверждает военная наука, для того, чтобы поймать в горах одного диверсанта, необходимо семь-десять как минимум бойцов… Конкретную боевую задачу уже на месте обеспечивают службы тыла, связи, штабы и т.д. Ещё как минимум человек пятьдесят. Итак, шестьдесят спецов на одного террориста… А средства на восстановление республики, которая ничего не производит? А пенсии и пособия? У страны скоро кончатся финансы. Никакой бюджет не выдержит такой нагрузки. И война перетечёт в вялую попытку сохранить лицо. Ещё брататься с боевиками будем…

«Чернорабочие» этой малопонятной, ведущейся на собственной территории войны в изображении Михаила Кузина предстают перед нами отнюдь не «пушечным мясом». Это мыслящие и болеющие за державу люди. Смертельная опасность, ежеминутно гуляющая вокруг брезентовых стен их палаток, даёт им право без всякой оглядки на «начальство» говорить на самые острые и болезненные темы.

Из монолога заместителя начальника штаба П.:

— О наведении какого конституционного порядка мы говорим? У местных свой закон гор, собственная вековая кровная «конституция». А мы ломимся в чужой монастырь. Не любят нас здесь, боятся и ненавидят за это. И мы боимся и ненавидим местных за свой страх. Ничего хорошего из этой войны не выйдет — помяни моё слово. Взаимное кровопускание и потом отзовётся. Наши дети будут ненавидеть их детей и наоборот. А может быть, и внукам достанется…

Хочу признаться, что я прочитал эту книгу в один присест. Вначале хотел для пробы перелистать несколько страниц, а уж позже, выделив для этого «специальное» время, засесть, что называется, капитально. Но вышло иначе: количество «нескольких» страниц вначале перевалило за десять, потом — за двадцать, как-то одно за другим отодвинулись, отложились на потом намеченные было на этот день дела, а сам день постепенно перешёл в вечер, вечер — в ночь…

В узких литературных кругах Михаила Кузина знают как поэта — когда-то в Омске выходила книжка его лирических стихов «Вспомни хорошее» (Омск, 1992). В 1996 году он участвовал во всероссийском совещании молодых писателей, проводившемся Союзом российских писателей в Ярославле. Телезрители наверняка не забыли передачу «Территория закона», которую М. Кузин вёл на ГТРК «Иртыш» в течение десяти лет. Журналистские публикации были во многих периодических изданиях. И вот новая ипостась — нелёгкий труд публициста.

Рассказывая о войне, легко можно было бы впасть в бесконечные описания жестокостей, крайних ситуаций, свидетелем которых, судя по всему, не раз и не два был автор, или пуститься в собственные рассуждения на военно-политические темы. Но автор идёт по другому пути — показывает правду и изнанку войны через психологию людей или через конкретность, через детали, и это многократно усиливает наше читательское впечатление.

Вот описывается обязательный инструктаж бойцов перед спецоперацией.

— Ещё раз напоминаю о внимательности. Один досматривает задержанных, двое с оружием страхуют, — командир отряда передвигается вдоль тяжело вооружённого строя. — Ваххабиты уже не те, что прежде, — нестриженая борода, подвёрнутые снизу штаны. Забудьте об этом маскараде. Противник не дурак, маскироваться умеет. Внимательно проверяйте документы, появилось подозрение — раздевайте задержанных. Синяк на плече — след от приклада, изучайте руки — ищите мозоли от спускового крючка, остатки порохового нагара, следы ружейной смазки, не поленитесь обнюхать подозреваемых — пахнет костром, значит, в лесу или в бункере прокоптился. Внимание на марше, идём без «брони» — не пролезет она в горах. Всё!

Российский Северный Кавказ продолжает приковывать внимание западных политиков и экспертов из США и ЕС. На днях ПАСЕ приняла резолюцию по правам человека в северокавказском регионе, которую Россия впервые за 14 лет была готова поддержать. Но недопонимание между Россией и Западом по некоторым вопросам всё ещё существует.

Бойцы, помогая друг другу, спешно забираются в грузовики. В одну из кабин сажают местного чернявого парня — он покажет в селе дома, где родственники прячут боевиков. Завербованный осведомитель серьёзно рискует — для конспирации ему на голову натягивают маску с узкими прорезями для глаз.

Колонна из десятка грузовиков, преодолев несколько перевалов, проходит аул Гуниб, где некогда сдался русским войскам легендарный Шамиль.

История мало чему научила как потомков имама Шамиля, так и потомков сподвижников усмирителя Кавказа генерала Ермолова; спустя полтора века они, граждане одной и той же страны, вновь стреляют друг в друга. А что может быть отвратительнее ГРАЖДАНСКОЙ войны?.. Об этом невольно думаешь, читая эту книгу. И понимаешь одного из её героев, который недвусмысленно заявляет: «Ничего, останемся живы, спросим — кому это было выгодно? Придёт время — спросим жёстко…» По сути дела, эта книга — тоже часть такого «спроса». Так, во всяком случае, представляется мне.

Впечатление от прочитанного усиливают многочисленные фотографии, сопровождающие документальное повествование. Чаще всего они не прямо иллюстрируют текст, а идут как бы «параллельно» ему. И мы воочию видим разрушенные дома, сожжённую или готовую к бою технику, а главное — людей в камуфляже , их лица — удручённые, спокойные, смеющиеся , растерянные, полные решимости… По сути дела, автор этих снимков — фронтовой фоторепортёр Валерий Макаров — своего рода соавтор книги. Книги, которая ещё раз заставляет задуматься о том непростом времени, в котором всем нам довелось жить.


Александр Лейфер


Tags: военные, журналистика, красные и белые, чечня
Subscribe
promo yarodom september 20, 2012 20:29 8
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment