?

Log in

No account? Create an account

Мы родом ...

Летопись: Люди, места, события, свидетельства


Previous Entry Share Flag Next Entry
Лица России. Нганасаны
Я витрина
mamlas wrote in yarodom
Лица России. «Жить вместе, оставаясь разными»

Мультимедийный проект «Лица России» существует с 2006 года, рассказывая о российской цивилизации, важнейшей особенностью которой является способность жить вместе, оставаясь разными — такой девиз особенно актуален для стран всего постсоветского пространства. С 2006 по 2012 в рамках проекта мы создали 60 документальных фильмов о представителях разных российских этносов. Также создано 2 цикла радиопередач «Музыка и песни народов России» - более 40 передач. В поддержку первых серий фильмов выпущены иллюстрированные альманахи. Сейчас мы – на полпути к созданию уникальной мультимедийной энциклопедии народов нашей страны, снимка, который позволит жителям России самим узнать себя и для потомков оставить в наследство картину того, какими они были. ©
~~~~~~~~~~~
Другие лица России
«Лица России». Нганасаны. «Две чаевки», 2011

Общие сведения

НГАНАС‘АНЫ, ня (самоназвание - "человек"), в дореволюционной литературе - авамские самоеды, вадеевские самоеды, самоеды аси, самоеды-тавгийцы, народ в России, живущий в Таймырском (Долгано-Ненецком) автономном округе Красноярского края Российской Федерации. Расселены двумя группами: в Хатангском районе (вадеевские Нганасаны) и на территории Дудинского горсовета (авамские Нганасаны). Общая численность 1278 человек. По данным Переписи населения 2002 года численность нганасанов, проживающих на территории России, составляет 900 человек, по данным переписи 2011г. - 862 человека..

Родственные народы: ненцы, энцы, селькупы. Термин "нганасаны" введен в 1930-е годы и образован от нганаса – "человек, мужчина", самоназвание – ня – "товарищ". В дореволюционной литературе они известны по названию их наиболее многочисленных групп как тавгийские, авамские, вадеевские самоеды или просто самоеды.

Говорят на нганасанском (тавгийском) языке самодийской группы уральской семьи; имеет авамский и вадеевский диалекты. Нганасанский язык признают родным 83,4% нганасан, русским языком пользуются 56,8%. Различаются авамский и вадеевский говоры. Распространён также русский язык.

Самый северный народ нашей страны, живущий в таймырской тундре, севернее 72-й параллели. Подразделяются на западных или авамских нганасан, с центрами в пос. Усть-Авам и Волочанка, и восточных или вадеевских с центром в пос. Новая.

Нганасаны сформировались в 1-м тысячелетии нашей эры в процессе продвижения на Таймыр самодийских этнических компонентов, ассимилировавших аборигенов - охотников на дикого северного оленя. Позднее в состав Нганасанов вошли отдельные группы эвенков и долган.

Основное традиционное занятие - охота на дикого оленя (с помощью загонов и на речных переправах), водоплавающую дичь (главным образом гуся), в меньшей степени - пушная охота и рыболовство по открытой воде. Со 2-й половины 19 века стало интенсивно развиваться домашнее оленеводство.

В настоящее время основные занятия Нганасанов - сезонный отстрел дикого оленя, пушная охота.

Нганасаны вели кочевой образ жизни. Основное жилище - чум, близкий по конструкции ненецкому.

Нижнюю одежду шили из ровдуги, верхнюю зимнюю (парка) - из оленьих шкур, глухого покроя с капюшоном для мужчин и распашную с капорообразной шапкой для женщин. Обувь из оленьих камусов с меховыми чулками не имела подъёма.

Пища - оленье мясо и рыба.

Делились на несколько родов. Счёт родства билатеральный.

Традиционные верования - анимизм, промысловый культ, шаманизм и др., характерен культ матерей природы.
В.И. Васильев

Очерки

Огонь в чуме затрещал — гостей пообещал

Угадайте загадку: уши длинные, хвостик короткий, сидит и трясется… Кто это? Догадаться легко, потому что эта загадка буквально списана с натуры. Ничего фантастического или запутывающего в ней нет. Итак, правильный ответ будет таким: заяц. Можно еще добавить, что этот заяц обитает в таймырской тайге и что увиден он глазами нганасан. Они и придумали эту загадку.

Нганасаны — самый северный народ нашей страны. Живут они в таймырской тундре, севернее 72-й параллели. Подразделяются на западных или авамских нганасан, с центрами в поселках Усть-Авам и Волочанка, и восточных или вадеевских с центром в поселке Новая.

Название «нганасаны», образованное от слова «нганаса» (человек, мужчина), введено в 1930-е годы. До революции нганасаны именовались иначе – по названиям групп: тавгийские, авамские, вадеевские самоеды или просто самоеды.

Кто же такие нганасаны на самом деле? Знакомясь с человеком, мы узнаём для начала его имя, а потом уже всё остальное. Интересно, какие имена у нганасан и что можно узнать через имя? Какая информация в нём сокрыта?


Нганасаны. Как важно давать детям правильные имена

Интересно, что значительная часть нганасанских личных имен поддается переводу и объяснению. Например: Аника – большой. Это значит, что ребенок появился на свет крупным. Кидипте– разбудил своим рождением (от глагола «китиди» –разбудить). Мунгкуо– от слова «мунгку» – лес (девочка родилась, как только из тундры приехали в лесную зону для заготовки дерева на поделки).

Нумангку – молодой. Нгадя – младший брат. Нгамбу – сон (родился ночью, когда все спали).Сэймы – глаз, Симбя – курносая. Субоптей– по названию глубокого, поросшего травой озера. Таси – от глагола «татуси» – держать оленей. Тойбу – паучок, Туй – огонь (огонь считался священной принадлежностью рода, унаследованной от предков).

Хендир – шаманский бубен, Хойру– от слова «хоа» – срубленное дерево, дрова (когда родилась девочка, кто-то из ее родных ходил за дровами). Хоряу– подражание крику ласточки (во время рождения ребенка громко кричали ласточки).

Мы видим, что при выборе имени у нганасан действуют определенные причинно-следственные обоснования. В собственных именах также закрепляются те или иные моменты семейной жизни, сопровождающие появление на свет ребенка, отличительные черты наружности, поведения, характера новорожденного, а также место или время его рождения.

При этом помимо просто констатирующих имен даются собственные имена с прогнозом на будущее. Они как бы предопределяют будущность ребенка, ставят перед ним определенные задачи.

Иногда нганасаны дают своим детям так называемые защитные имена, нарицательное значение которых противоположно внешнему виду ребенка. Например, Сырайкуо (белый) – для ребенка с темным цветом кожи или волос.


И есть еще один момент, который вызывает восхищение и уважение. У нганасан существует обычай, согласно которому самый старший по возрасту член рода (безразлично, мужчина или женщина) получает в качестве личного имени старое название рода. После его смерти это старое название рода, ставшее личным именем, переходит к тому нганасану, который в данный момент старше других.

В качестве таких родовых названий, перешедших в личные имена, отмечены Кула (ворон) и Дугу (рука).

Вообще-то у нганасан распространены не только национальные имена, но и отчества, построенные по русской модели на нганасанском языковом материале. Отчества фигурируют во всех официальных документах.

Это выглядит так: Курсами Самдюлевич, Нгамбу Чутович, Лире Тойбувич, Сянуме Нидовна, Парка Яловна, Тоходу Кондаковна. Кстати говоря, если вы не владеете нганасанским языком, то по имени трудно определить пол человека, а по отчеству – это легко сделать.

Раз уж зашла речь о личных именах, то следует вспомнить и личные песни. Что это такое?

Это особый жанр песенной лирики, в котором стабильным является напев. Это своего рода лейтмотив того, кому песня принадлежит. На такой личный, или персональный мотив, сочиненный или полученный в подарок от родителей, перешедший по наследству, импровизировались слова соответственно случаю. Например, во время ухаживания.

Чаще, однако, такие песни исполнялись не для слушателей, а для собственного удовольствия, например, во время шитья или какой-нибудь другой работы.

Одной из существенных черт этих напевов является их установка на индивидуальное вокальное самовыражение и избегание похожести на чужие голоса. Иными словами, они функционируют в культуре в качестве своего рода звукового «автопортрета» конкретного лица. Служат средством выражения его духовной неповторимости, индивидуальности.

Кстати говоря, личные песни, или точнее говоря – личные напевы имеются не только у нганасан, но и других народов Сибири: например, у чукчей, коряков, кетов.


Нганасаны. Картина мира, или Общение с духами-покровителями

Не менее интересна и картина мира нганасан. Нганасаны верят в сверхъестественных существ нгуо – это божества всевозможных стихий и явлений. К ним относятся также коча – духи болезней, дямады – духи-помощники шаманов, баруси – однорукие и одноглазые чудовища.

Все явления, происходящие в мире, считаются порождением матерей: Земли (Моу-нэмы), Солнца (Коу-нэмы), Огня (Туй-нэмы), Воды (Бызы-нэмы), Дерева (Хуа-нэмы) и так далее. Есть у нганасан родовые и личные покровители: койка. Они фигурируют (существуют) в виде камней, скал, деревьев, антропоморфных или зооморфных фигур.

У духов-покровителей испрашивали удач на охоте. Вот как-то это происходило.

Нганасаны следующим образом гадали об удаче в охотничьем промысле: срезали нижние концы гусиных перьев, вкладывали их друг в друга так, чтобы получилась длинная трубочка. На верхнем конце ее оставляли перышко. Трубочку (койка) втыкали в землю и, обращаясь к ней, говорили: «Дикого оленя дай! Счастье дай!». Если палочка через некоторое время наклонялась в сторону солнца – это означило, что будет удача. Будут дикие олени. Значит, мольба была услышана. Если койка падал – это означало, что удачи не будет.


Нганасаны так объясняют действие койка: «Это как бы телеграф, через него мы испрашиваем счастье у верхних божеств, и оно нисходит по палочке». В этом толковании обращают на себя внимание тот факт, что современный телеграф нганасаны используют для объяснения очень древнего ритуала.

Почти у каждой кочевой группы нганасан был свой шаман, в функцию которого входило общение с миром духов. Благодаря такому общению шаман помогал вылечить больного, обеспечить людям благополучие.

Важное место в жизни нганасан занимает праздник «чистый чум» – малуся, проводившийся после окончания полярной ночи. Для него строят большой чум. Праздником руководит шаман, он благодарит духов за прожитую зиму, испрашивает у них благополучной весны. В это время молодежь на улице устраивает игры и веселится.

В зависимости от силы шамана праздник длится от трёх до девяти дней.

Следует отметить важность праздника «чистого чума» и для молодых нганасан. Именно во время этого праздника молодые люди договариваются между собой, что они будут жить вместе.

Иногда вместо праздника «чистого чума» проводят праздник прохождения через каменные ворота (фала-футу). Каменные плиты укладываются в виде коридора. В течение трех дней шаман проводит камлания, в момент завершения он и все присутствующие трижды проходят через каменный коридор.

Во время летнего солнцестояния проводится праздник Аны’о-дялы. Руководит им самая старая женщина. Во время этого веселья молодые люди устраивают игры, состязания (метание копья, накидывание аркана).


Нганасаны. Сказка про Луну, которая спускалась на землю…

Самое время послушать сказку и воочию представить ту особенную картину мира, которая есть у нганасан. Это, кстати, очень полезно.

Итак, жили-были…

Нет, у нганасан сказки начинаются иначе… Со слов «давным-давно».

Давным-давно жила в одном стойбище красивая девушка. И были у неё олени. Вот однажды гуляла она с оленями в тундре, а ночь была очень тёмная. Вдруг один олень посмотрел на небо и закричал:

— Прячься скорее, девушка! Луна хочет утащить тебя на небо!

Только успел олень спрятать девушку в большой сугроб и снегом забросать, как появилась на нарте Луна. Поискала, поискала Луна — нигде девушки не видно. Села на нарту, в небо укатила.

Вылезла девушка из сугроба, отряхнулась, вошла в чум.

Прошло немного времени, вбегает олень и кричит:

— Луна опять на нарте едет! Хочет тебя на небо забрать!

Ударил олень ногой о землю и превратил девушку в огонь.

Ярко горит огонь, весело. А Луна тут как тут — тоже в чум вошла. Все углы обшарила, нигде девушки не нашла. Опять ни с чем уезжать собралась. Тут девушка не выдержала, засмеялась: «Здесь я!»

Хочет Луна девушку-огонь поймать, да не может — очень уж горячо ей. А девушка снова из огня в девушку превратилась, изловчилась, повалила Луну, связала.


Плачет Луна, умоляет:

— Отпусти меня, добрая девушка! Не буду больше на землю приходить. Буду жить на небе, ночью людям светить, дорогу указывать!

Сжалилась девушка над Луной, отпустила её.

С тех пор Луна только по ночам на небо выходит. Светит людям, чтобы не сбились они с пути.

Красивая сказка, поучительная, полезная. Читаем её и начинаем верить, что когда-то так всё и было на самом деле. Звери говорили человеческими голосами, а люди могли превратиться в огонь, если надо, И обратно в людей. Говоря иными словами, чудеса были в порядке вещей…

Большую роль в жизни нганасан играют приметы. Что такое приметы? В самом широком смысле, это уже существующие готовые толкования к происходящим и произошедшим событиям. Что-то произошло, а трактовка тут как тут. Большая экономия времени получается. Не надо самому раздумывать над смыслом происходящего! Приметы делятся на приметы-прогнозы и приметы-толкования. Например, нганасаны считают, что во сне пить вино — это к болезни. Если ребенок родился в сорочке, значит, ему суждено быть шаманом.

Собираясь на охоту, нганасаны внимательно следят за огнем в очаге. Если огонь не трещит, это значит, что охотника ждет неудача. В таком случае он говорит: «Эй! Огонь мой не трещит, плохо будет» и не ходит в этот день на охоту. У нганасан даже бытует специальное выражение «Огонь сказал». Это когда огонь необычно потрескивает, как бы держит «речь».

Когда звенит в ухе, то у нганасан и на это есть чёткий ответ: это значит, что из Бодырбо-Моу (Земля Мертвых) зовут. Может быть, таким образом хотят передать даже какую-то весть..

А теперь попробуйте угадать, как толкуется нганасанами появление у человека домашних и диких животных?

Примерно так, как и у нас. Как предзнаменование счастья.


Хозяйство и быт

Главные традиционные занятия – охота, оленеводство, рыболовство. Хозяйственная деятельность носила сезонный характер. Счет времени по нганасанскому календарю велся по лунным месяцам китеда.

В течение солнечного года проходило два года ху – летний и зимний. Основная охота приходилась на летне-осенний период (с июля по ноябрь). Диких оленей добывали поколками на маршрутах кочевания и у переправ.

В августе-ноябре охотники подстерегали стадо оленей на переправе, давали им войти в воду, заплыть достаточно далеко от берега и кололи копьями между ребер, чтобы они еще некоторое время могли проплыть и приблизиться к берегу. Другие охотники находились внизу по течению реки и подбирали убитых животных. Зимой оленя криками загоняли в сети, а также в загороди – сходящиеся ряды кольев.

Существовала и индивидуальная охота – с оленем-манщиком, с собакой, с маскировочным щитком (лофо), из укрытия, с нарт и т.д. Гусей добывали во время линьки: на лодках окружали птиц и гнали их к берегу, где были установлены сети (депту бугур). На уток и куропаток тоже расставляли сети. На песцов настораживали каменные пасти (фала денгуй), зайцев ловили петлями.

Нганасаны бережно относились к природе. Во время выведения животными потомства охота регламентировалась обычаем (карсу), запрещавшим убивать самок зверей и птиц во время беременности и выхаживания детенышей. Основным оружием были копье (фонка), лук (динта) со стрелами (буди), нож (кюма), а с XIX в. широкое распространение получило огнестрельное оружие.

Рыбу ловили сетями (кол бугур), железными крючками (бату), костяными спицами (федир). Оленеводство носило транспортный характер и было подчинено основному занятию – охоте на дикого оленя. Приучать животных к езде начинали на третьем году жизни. Для перекочевок за стадом дикарей каждой семье требовалось не менее 40-50 голов домашних оленей.

Забой домашних оленей допускался лишь в исключительных случаях – при голоде, травмах или болезнях животного. Нганасанские олени не очень сильны, низкорослы, но выносливы и способны быстро восстанавливаться после истощения. Существовало более 20 слов для обозначения животного в зависимости от возраста, внешнего вида (ветвистости рогов), использования.


Считали, что лучшие транспоротные олени – яловые важенки (бангаи). Стада насчитывали 2-2,5 тыс. голов. Метили их тамгой (клеймом, знаком собственности) на шерсти или фигурным вырезом на ушах. Нарты, в зависимости от назначения, были разных типов. Ирянка – легкие ездовые, обычно трехкопыльные. В них запрягали двух-трех оленей. Весной, когда животные сильно истощены, могли запрягать четыре-пять оленей.

На такой нарте чаще ездили мужчины, поэтому с правой стороны к ней привязывали чехол для оружия. Инсюдаконто – женские трех- или пятикопыльные нарты – имели спинку и передок, сверху – меховой полог, который защищал голову и спину при сильных морозах. Кунсыбы`э – грузовые нарты, на которых вещи укрывали полотнищем (фантуй) из оленьих камусов.

Существовали специальные нарты для перевозки шестов (нгююся) и нюков (оленьих покрышек) для чума, постелей, дров, лодок. Стойбища нганасан располагались на невысоких холмах, внизу между холмами находились олени. Осенью жилища устраивали недалеко от рек так, чтобы охотники в темноте могли вернуться с промысла вдоль русла. Весной зимние вещи, нюки укладывали на нарты, покрывали продымленной, не пропускающей влагу оленьей шкурой и оставляли в тундре до следующей зимы.

Традиционное жилище – конический чум (ма) по конструкции близок к ненецкому. Размер его зависел от количества живущих в нем людей (обычно от одной до пяти семей) и колебался в среднем от 3 до 9 м в поперечнике.

Остов чума состоял из 20-60 длинных жердей, которые расставляли в виде конуса и покрывали нюками. Для летнего чума использовали старые, износившиеся нюки, которые укладывали в один слой, зимой употребляли двойные. Дверь делали из двух сшитых мездра к мездре (изнанка шкуры) оленьих шкур.

Открывалась дверь в зависимости от направления ветра – справа или слева. Зимой снаружи чума насыпали завалинку (токеда), служившую заслоном от ветра. В центре чума, напротив входа, располагался очаг (тори), над которым подвешивали крюки для чайников и котлов. В верхней части чума оставляли отверстие – дымоход.

За очагом – "чистое место" (сиенг), куда запрещалось ступать женщинам. Места для женщин (бату) располагались у входа, здесь же укладывали домашнюю утварь. Правая от входа сторона была жилой, в левой – помещали гостей и хранили хозяйственные предметы. Пол застилали циновками из тальника (тола) и досками (лата).


На спальных местах поверх досок и циновок укладывали сначала невыделанные шкуры, а затем выскобленные подстилки (хонсу). На ночь над спальными местами опускали полог так, чтобы его можно было подоткнуть под подстилку. После ночи полог снимали, тщательно выбивали, свертывали и укладывали под нюк.

С 1930-х гг. в качестве жилища входит в употребление балок – прямоугольный возок на полозьях с остовом, крытым оленьими шкурами или брезентом.

promo yarodom сентябрь 20, 2012 20:29 5
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…