?

Log in

No account? Create an account

Мы родом ...

Летопись: Люди, места, события, свидетельства


Previous Entry Share Next Entry
Лица России. Нивхи
Я витрина
mamlas wrote in yarodom
Лица России. «Жить вместе, оставаясь разными»

Мультимедийный проект «Лица России» существует с 2006 года, рассказывая о российской цивилизации, важнейшей особенностью которой является способность жить вместе, оставаясь разными — такой девиз особенно актуален для стран всего постсоветского пространства. С 2006 по 2012 в рамках проекта мы создали 60 документальных фильмов о представителях разных российских этносов. Также создано 2 цикла радиопередач «Музыка и песни народов России» - более 40 передач. В поддержку первых серий фильмов выпущены иллюстрированные альманахи. Сейчас мы – на полпути к созданию уникальной мультимедийной энциклопедии народов нашей страны, снимка, который позволит жителям России самим узнать себя и для потомков оставить в наследство картину того, какими они были. ©
~~~~~~~~~~~
Другие лица России
«Лица России». Нивхи. «На воде"», 2010

Общие сведения

Н‘ИВХИ, нивх (самоназвание - "человек"), гиляки (устаревшее), народ в России. Живут в Хабаровском крае на нижнем Амуре и на острове Сахалин (главным образом в северной части). Численность 4630 человек. По данным Переписи населения 2002 года численность нивхов, проживающих на территории России, составляет 5 тысяч человек, по данным переписи 2010г. - 4 тыс. 652 человека..

Говорят на изолированном нивхском языке. Распространён также русский язык.

Предполагают, что Нивхи - прямые потомки древнейшего населения Сахалина и низовьев Амура, расселённого в прошлом значительно шире, чем в настоящее время. Находились в широких этнокультурных контактах с тунгусско-маньчжурскими народами, айнами и японцами. Многие Нивхи владели языками народов сопредельных территорий.

Основные традиционные занятия - рыболовство (кета, горбуша и др.) и морской промысел (тюлень, белуха и др.). Рыбачили неводами, сетями, крючками, ставили заездки и др. Морского зверя били острогой, дубинками и пр. Из рыбы делали юколу, из внутренностей вытапливали жир, из кожи шили обувь и одежду. Меньшее значение имела охота (медведь, олень, пушной зверь и пр.). Зверя добывали при помощи петель, самострелов, копий, а с конца 19 века - ружей.

Подсобное занятие - собирательство (ягоды, корни сараны, черемша, крапива; на морском побережье - моллюски, морские водоросли, раковины). Развито собаководство. Собачье мясо шло в пищу, шкуры - для одежды, собак использовали как транспортное средство, для обмена, на охоте, приносили в жертву. Распространены домашние ремёсла - изготовление лыж, лодок, нарт, утвари из дерева, посуды (корытца, туеса), подстилок из берёсты, обработка кости, кожи, плетение циновок, корзин, кузнечное дело. Передвигались на лодках (дощатых или долблёнках из тополя), лыжах (голицах или подбитых мехом), нартах с собачьей упряжкой.


В бывшем СССР произошли изменения в жизни Нивхов. Значительная их часть трудится в рыболовецких артелях, на промышленных предприятиях, в сфере обслуживания. По данным переписи 1989, 50,7% Нивхов составляет городское население.

В 19 веке сохраняли пережитки первобытно-общинного строя, родовое деление.

Вели оседлый образ жизни. Селения располагались обычно по берегам рек и морскому побережью. Зимой жили в полуземлянке четырёхугольного плана, углублённой в землю на 1-1,5 м, со сферической крышей. Были распространены наземные жилища столбовой конструкции с канами. Летнее жилище - постройка на сваях или вывороченных пнях с двускатной крышей.

Традиционная одежда (мужская и женская) состояла из штанов и халата, сшитых из рыбьей кожи или бумажной материи. Зимой носили шубу из собачьего меха, мужчины поверх шубы надевали юбочку из нерпичьей шкуры. Головной убор - наушники, меховая шапка, летом коническая берестяная или матерчатая шляпа. Обувь из тюленьей и рыбьей кожи.

Традиционная пища - сырая и варёная рыба, мясо морских зверей и лесных животных, ягоды, моллюски, водоросли и съедобные травы.

Официально считались православными, но сохраняли традиционные верования (культ природы, медведя, шаманство и др.). Вплоть до 1950-х годов у Нивхов Сахалина сохранялся классический медвежий праздник с убоем выращенного в клетке медведя. По анимистическим представлениям, Нивхов окружает живая природа с разумными обитателями. Сложилась норма бережно относиться к окружающей природе и разумно пользоваться её богатством. Традиционные природоохранные нормы были рациональными. Особенно ценными являются накопленные веками трудовые навыки, народное прикладное искусство, фольклор, музыкальное и песенное творчество, знания о лекарственных травах и собирательство.


В настоящее время начался процесс возвращения Нивхов на прежние места расселения и возрождение старых селений. Выросла собственная интеллигенция. В основном это работники учреждений культуры и народного образования. Нивхская письменность создана в 1932. Издаются буквари на амурском и восточносахалинском диалектах, книги для чтения, словари, газета "Нивх диф" ("Нивхское слово").
Ч.М. Таксами
Очерки

Нивхи – коренной народ Дальнего Востока, живущий в низовьях Амура, на берегу Татарского пролива (Ульчский и Николаевский районы Хабаровского края) и в северной части острова Сахалин. Нивхи представляют особый амуросахалинский антропологический тип североазиатской расы.Численность в РФ по переписи 2002г. - 5287 человек.Нивхский язык не имеет параллелей с языками других народов Восточной Сибири и относится к группе изолированных языков, хотя современные исследователи находят в нем элементы южноалтайской, маньчжурской и тунгусской языковых групп. Существуют амурский, северосахалинский и восточносахалинский диалекты. Письменность - с 1932 года на основе латинской, а с 1953г. - русской графики. Религия - анимизм, шаманизм.


Просто люди

Загадочных нивхов (нивхгу – народ) до 1930-х годов называли «гиляками». Занятия, культура и быт их сходны с остальными народами юга Дальнего Востока, а язык, непохожий на говор соседей, входит в немногочисленную палеоазиатскую группу, сохранившуюся со времен, предшествующих широкому распространению в Восточной Сибири тунгусо-маньчжурских языков. Нивхи всегда стремились к оседлости, а их традиционные промыслы (охота и рыболовство) были круглогодичными.

Тыф, дыф, таф или дом

Зимнее жилище нивхов - тыф, дыф, таф - это большой бревенчатый дом, имеющий столбовой каркас и стены из горизонтальных бревен, вставленных заостренными концами в пазы вертикальных столбов. Его двускатная крыша крылась травой, потолка не было, внутри – земляной пол и широкие нары вдоль стен, обогреваемые дымоходами от очага. В таком доме обычно размещались две-три семьи, располагавшиеся на своих участках нар, а в центре, на деревянном настиле, устроенном на высоких столбах, в сильные морозы обитали и кормились ездовые собаки. С наступлением тепла каждая семья переселялась в свое летнее жилище, которое строилось у зимнего дома или близ воды, рядом с промыслом. Каркасные летники из коры, имевшие разную форму - двухскатную, коническую, прямоугольную, - чаще всего ставили на сваях. Обычно они состояли из двух частей: жилой с открытым очагом и амбаром, где сушились сети, невода и рыба.


Земли хватало всем

Расположение зимних и летних «деревень» зависело от промысловых и географических условий. Зимнее селение традиционно размещалось вдали от берега моря, в защищенном от ветров месте, в лесу, ближе к охотничьим угодьям или на берегу водоема, недалеко от лунок для подледного лова. Летом нивхи стремились разместиться в устье реки, куда рыба заходила для нереста, или на морской косе, где они ловили лососей и добывали морского зверя - нерп, лахтаков, сивучей. Расселение небольшими общинами, отделенными значительными расстояниями друг от друга и ведущими комплексное хозяйство рыболовов, охотников на морского и лесного зверя, собирателей ягод, грибов, растений, давало им возможность осваивать оптимальные по своим размерам территории, поддерживая относительно высокий уровень потребления. То, что их земли не имели четко определенных границ, а сами нивхи не вступали в конфликты с другими народами, во многом объяснялось особенностями размещения.

Зятья и тести

Нивхское общество представляло собой прочную конструкцию, состоявшую из отдельных родов, которые были связаны взаимными обязательствами. Каждый род («кхал» или по-русски «ножны») брал женщин из одного определенного рода и, в свою очередь, отдавал своих женщин в другой, тоже точно определенный род. По отношению к одному кхалу он являлся «ымхи», то есть родом зятьев, по отношению к другому - «ахмалк», родом тестей. Договоренности между членами различных родов не ограничивались сферой семейно-брачных норм, они распространялись на всю область многообразных социальных отношений, в этом и состояло их значение как системы связей, цементирующих общество. Поэтому нивхи не ссорились и не воевали с соседями-родственниками, а помогали им в трудные времена.


Николаевск-на-Амуре – столица земли нивхской

Первое упоминание об этих миролюбивых людях встречается в донесении Василия Пояркова, командовавшего пришедшими в 1643 году в низовья Амура казаками. В нем он сообщает своему начальнику - якутскому воеводе Петру Головину о гиляках, местном «народце», который живет в домах на сваях, ездит на собаках, рыбачит в маленьких берестяных лодках («му») и выплывает на них даже в открытое море. В 1849-1855гг. в этих же местах работала экспедиция Геннадия Ивановича Невельского, и по оставленным ее членами описаниям быта и культуры аборигенов можно сделать вывод, что больших изменений жизненного уклада у нивхов за истекшие два столетия не произошло. Правда, в нарядах местных модниц появились «вороньи» пуговицы, на которые обратил внимание подчиненный Невельского лейтенант Николай Бошняк. Исследование материала, из которого они были изготовлены, а также рассказы рыбаков позволили ему в дальнейшем открыть крупное месторождение каменного угля на Сахалине. Также участниками экспедиции на землях нивхов был основан город Николаевск-на-Амуре, вокруг которого стали селиться русские крестьяне, а после заключения Айгунского и Пекинского договоров с Китаем (1858–1860) эти территории - материковая и островная - официально вошли в состав Российской империи.


Огонь

По своим верованиям нивхи были анимистами: они одушевляли живую и неживую природу, населяли мир добрыми и злыми духами. К категории живых существ они относили также небесные светила, горы, воду, огонь, который являлся еще и символом рода. Так, нивхи, в отличие от других народов Амура, часто кремировали умерших, считая, что таким образом их души беспрепятственно поднимутся в верхний мир. Проведение этого обряда несколько отличалось по форме у разных общин, но главное в его содержании сохранялось: труп сжигали на огромном погребальном костре в тайге под ритуальный плач, пепел сгребали к центру кострища и огораживали срубом. Затем изготавливали деревянную куклу, прикрепляли к ней косточку от черепа покойного, одевали, обували и помещали в специальном домике - раф, высотой около метра, украшенном резным орнаментом. Впоследствии возле него совершали регулярные поминальные обряды (особенно часто в первый месяц после похорон, затем – примерно раз в месяц в течение года, после этого – каждый год), угощались, а в костер бросали пищу для ушедшего в мир иной сородича. Если же человек пропал или утонул, а тело его не было найдено, то устраивалось символическое погребение, когда вместо него хоронили большую, в рост погибшего, куклу из ветвей и травы. Ее одевали в одежду умершего и закапывали в землю или сжигали, соблюдая положенный ритуал.


Вода…

Из таких же анимистических представлений возник культ «хозяев природы», тесно связанный с промысловой обрядностью. Духу-хозяину неба нивхи молились в домах, в лесу у священного дерева призывали духа-хозяина земли, обращаясь к нему с просьбами о здоровье, удаче в промыслах и в предстоящих делах. Тайга, горы, а в особенности море, реки, озера, то есть вода как источник жизни во многом определяла их обрядовую практику. Одно из центральных мест в ней занимал праздник освобождения водоемов ото льда и посвящение духам воды специальной пищи и утвари - деревянных корытец в виде уточек и рыбок. Только после «кормления воды» нивхи приступали к промыслу рыбы и морского зверя, иначе ее «хозяин» (Тол Ыз, или Тайраадз - морская касатка) мог не послать улова.

И медведи

Другой могущественный дух - хозяин тайги Пал Ыз, или «горный человек», представлялся в виде огромного медведя, а каждый «рядовой» мишка считался его сыном. Охота на него должна была сопровождаться особым ритуалом, то есть «медвежьей игрой» - чхыф леранд. Например, после удачного завершения похода старейший охотник садился на спину убитого медведя и кричал: «У-у-у!» три раза, если это был самец, и четыре - если медведица. Чтобы задобрить, в левое ухо зверю клали табак, освежевав, доставляли в селение, причем везли головой вперед, предупреждая сородичей криком. Женщины встречали процессию игрой на музыкальном бревне, тушу заносили в амбар, шкуру с головой клали на помост, где уже хранились кости, черепа, половые органы добытых ранее медведей. Тут же складывали охотничье снаряжение и ставили угощение, в том числе жареное мясо убитого зверя, которое раздавали всем присутствующим, сама трапеза проходила под музыкальное сопровождение.


Медвежий праздник

Также детально у нивхов был разработан ритуал медвежьего праздника с выращенным в клетке медведем. Он проходил в январе-феврале, в период полнолуния, в течение двух недель. С одной стороны, он был связан с промысловым культом, то есть сопровождался обрядом кормления хозяев земли, леса и гор, с другой – с поминками по умершему родственнику. Пойманного или найденного в тайге медвежонка растили три года в специальном срубе, причем в течение всего времени содержания животного соблюдалось много правил и табу. Например, к нему запрещалось подходить женщинам, хотя иногда хозяйка даже кормила его грудью, называя «сынком». Обычно праздник в память умершего сородича, душа которого по поверью перешла в медведя, делился на несколько этапов: изготовление священных стружек (инау), убиение медведя, водворение его головы на помост, угощение его мясом, приношение в жертву собак и разъезд гостей. Происходило это так: в назначенный день хозяин медведя лил вино домашнему духу и обращался к нему с просьбой извинить за то, что не может больше держать медведя, хотя все время обращался с ним хорошо. Он шел к клетке и угощал медведя, разливая перед ним вино, здесь же плясали женщины, а вскормившая медвежонка хозяйка плачем и особым танцем выражала свою печаль. Медведя водили по селению, его радостно встречали в каждом доме, угощали юколой, специальным студнем из рыбьей кожи, вином и кланялись ему – это должно было принести благополучие семье. Все плясали под звуки музыкального бревна, изображая пантомимой будущее путешествие зверя к прародителям. Затем у последнего дома начинались проводы медведя: на него, как на умершего человека, надевали два сплетенных из травы пояса, к которым привязывали «дорожное продовольствие» и «дорожные предметы» - корни, клубни растений, ягоды, мешочки с табаком.


И похороны сына Пал Ыза

Убивал медведя зять или зятья хозяина зверя. Это происходило на специально подготовленной площадке, огороженной обрубленными елочками и украшенной ритуальными стружками. Медведя привязывали к резным столбам, и хозяин обращался к нему: «Теперь мы устраиваем большое пиршество в твою честь, не пугайся, мы не будем вредить тебе, мы только убьем тебя и пошлем к любящему тебя Хозяину леса. Мы собираемся дать тебе еду, лучшую, какую ты когда-либо ел у нас, мы все будем плакать по тебе. Человек, который убьет тебя, - лучший стрелок среди нас, он плачет и просит твоего прощения. Ты ничего почти не почувствуешь, это будет сделано быстро. Мы же не можем кормить тебя вечно, ты сам понимаешь. Мы сделали для тебя все, что могли, а теперь твоя очередь позаботиться о нас – попроси Хозяина, чтобы послал на зиму побольше выдр, соболей, а на лето – тюленей и рыб в изобилии, не забудь нашей услуги. Мы очень любим тебя, и наши дети тебя никогда не забудут…» Площадку и угощение готовила семья, вырастившая медведя. Тушу свежевали, шкуру с головой спускали в дом через дымовое отверстие на длинном шесте и клали на помост, на котором в жертву приносили собак. Между трапезами продолжались танцы, гонки на ездовых собаках, фехтование на палках, стрельба из луков, женщины играли на музыкальном бревне. Медвежье мясо варили на огне, разведенном родовым огнивом, подавали в специальных деревянных ковшах, сделанных к празднику, вынимали также особой ложкой-черпаком с вырезанным изображением медведя. Голову зверя и мясо украшали стружками инау, а все кости собирали и отдавали хозяевам, прикрепляя к ним какой-либо дар: копье, нож, ремень, даже собак. Они якобы отсылались «лесным людям» – медведям. Накануне окончания праздника старики сидели всю ночь около черепа зверя, ели ритуальные кушанья и вели с ним беседу. Затем под звуки музыки в амбар или на дерево, где уже хранились другие черепа, водворяли новый, ставили перед ним еду, говорили слова прощания, а рядом сажали ель, так как общее число деревьев должно соответствовать количеству убитых медведей…

promo nemihail 15:03, yesterday 177
Buy for 20 tokens
Вчера многие СМИ проводили опрос и, что характерно, большинство людей до сих пор считают себя жертвами перестройки Михаила Сергеевича Горбачёва. А что в действительности принесла нам Перестройка? Давайте разберемся. Вот вам лично мой опыт жизни в СССР Я родился в 1980 году и уже с 2,5 лет…