?

Log in

No account? Create an account

Мы родом ...

Летопись: Люди, места, события, свидетельства


Previous Entry Share Next Entry
Лица России. Удмурты
Я витрина
mamlas wrote in yarodom
Лица России. «Жить вместе, оставаясь разными»

Мультимедийный проект «Лица России» существует с 2006 года, рассказывая о российской цивилизации, важнейшей особенностью которой является способность жить вместе, оставаясь разными — такой девиз особенно актуален для стран всего постсоветского пространства. С 2006 по 2012 в рамках проекта мы создали 60 документальных фильмов о представителях разных российских этносов. Также создано 2 цикла радиопередач «Музыка и песни народов России» - более 40 передач. В поддержку первых серий фильмов выпущены иллюстрированные альманахи. Сейчас мы – на полпути к созданию уникальной мультимедийной энциклопедии народов нашей страны, снимка, который позволит жителям России самим узнать себя и для потомков оставить в наследство картину того, какими они были. ©
~~~~~~~~~~~
Другие лица России
«Лица России». Удмурты. «Удмуртия. Домашний очаг», 2008

Общие сведения

УДМ‘УРТЫ, утморт, укморт (самоназвание), вотяки (устаревшее русское название), финно-угорский народ, проживающий в Удмуртской Республике, а также в соседних регионах (численность 715 тыс. человек), коренное население Удмуртии, численность 497 тыс. человек. Живут также в Казахстане (16 тыс. человек), на Украине (9 тыс. человек), в Узбекистане, Белоруссии и других государствах бывшего СССР. Общая численность 747 тыс. человек. По данным Переписи населения 2002 года численность удмуртов, проживающих на территории России, составляет 637 тысяч человек, по переписи 2010 года в России проживает 552 тыс. 299 удмуртов.

Удмурты говорят на удмуртском языке финно-угорской группы уральской семьи; диалекты: северный, южный, бесермянский и срединные говоры. Внутри своей языковой группы он вместе с коми-пермяцким и коми-зырянским составляет пермскую подгруппу. Письменность на основе русской графики. Большая часть верующих Удмуртов - православные, некоторая часть придерживается традиционных верований.

Удмурты - древний народ. В русских источниках они упоминаются с XIV века под названием арян и вотяков. Под собственным названием «удмурты» они впервые упомянуты в 1770 годах в работе русского ученого Николая Петровича Рычкова.

В состав Российского государства северные удмурты вошли в конце XV века, а южные - в середине XVI столетия, после присоединения Казанского ханства. В 1920 году была создана Вотская автономная область. В 1932-м она переименовывается в Удмуртскую АО, которая в 1934 году была преобразована в автономную республику. С 1991 года ее название - Удмуртская Республика.

Основой для формирования древних Удмуртов послужили автохтонные племена Волго-Камья. В разные исторические периоды имели место иноэтнические включения (индоиранские, угорские, раннетюркские, славянские, позднетюркские). На севере на Удмуртов заметное воздействие оказали русские (контакты с 11-12 веков), в 1489 северные Удмурты вошли в состав Русского централизованного государства. Южные Удмурты попали под власть Волжско-Камской Булгарии, позднее - Золотой Орды и Казанского ханства, и с падением последнего в 1552 присоединены к Русскому государству. Присоединение Удмуртов к Русскому государству завершилось к 1558. В 1920 образована Вотская АО, переименована в 1932 в Удмуртский АО, в 1934 преобразована в Удмуртскую АССР, с 1991 - Удмуртская Республика.

Цикл аудиолекций «Народы России» — Удмурты

Традиционные формы хозяйства: пашенное земледелие (рожь, пшеница, овёс, ячмень, гречиха, горох, просо, полба, конопля, лён) и животноводство (рабочий скот, коровы, свиньи, овцы, домашняя птица). Огородничество играло сравнительно небольшую роль. Выращивали для домашнего потребления капусту, огурцы, брюкву, редьку и др. В общих посевах, например, в 1913 зерновые культуры занимали 93%, лён - 4,1%, картофель - 2%, многолетние травы - 0,1%. Традиционные занятия - охота, рыболовство, пчеловодство, собирательство долго служили важным подспорьем. Составной частью традиционного хозяйства Удмуртов были ремёсла и промыслы (в том числе рубка леса и заготовка древесины, смолокурение, углежжение, деревообработка, а также мукомольное производство, извозничество и др.). Отхожие промыслы большого развития не получили. Распространёнными занятиями женщин были прядение, вязание, вышивка и ткачество. Ткани для нужд семьи полностью были домашнего производства, часть тканей шла на продажу, удмуртские холсты ценились на рынке. В Удмуртии с 18 века сложилась развитая металлургическая и металлообрабатывающая промышленность (Ижевский, Воткинский и другие заводы), однако Удмурты использовались лишь на вспомогательных работах.

Основной социальной ячейкой традиционного удмуртского общества была поземельная соседская община (бускель). Община обычно состояла из нескольких объединений родственных семей. При преобладании малых семей сохранялись большие неразделённые семьи. Такая семья имела общее имущество, земельный надел, вела совместное хозяйство, жила на одной усадьбе. При разделе отделившиеся селились по соседству, образуя родственные гнёзда (бoляк, иськавын), сохранялись некоторые элементы общего хозяйства (болячные поля, гумна, бани), широко использовалась родственная и соседская взаимопомощь (веме), когда была необходима кооперация большого числа рабочих рук.

Поселения (гурт) Удмуртов располагались в основном цепочкой вдоль рек, вблизи родников. До середины 19 века удмуртские гурты застраивались без улиц: каждый родственный коллектив строился вокруг родовой усадьбы, образуя кучевую планировку поселения. Во 2-й половине 19 века согласно правительственным указам внедряется уличная планировка, при этом родственники селились по соседству, образуя улицу или концы с патронимическим названием. Исторически сложившимися типами посёлков у Удмуртов были деревни, сёла, починки.

Традиционное жилище Удмуртов - наземная бревенчатая изба (корка) с холодными сенями. Двускатная тесовая крыша ставилась прежде на самцах, позднее - на стропилах. Углы рубили в обло, пазы прокладывали мхом или куделью. В начале 20 века зажиточные семьи ставили дома-пятистенки, из зимней и летней половин, или двухэтажные дома с кирпичным низом. Удмуртская изба соответствовала северо-среднерусской планировке. Глинобитную печь (гур) ставили у входа устьем к фасадной стене. На шестке устраивали очаг - северные Удмурты с подвешенным, южные, как и татары, с вмазанным котлом. По диагонали от печи находился красный угол, где стояли стол и стул для главы семьи. Вдоль стен тянулись массивные лавки, над ними - полки. Спали на нарах и полатях. Летом жили в неотапливаемой одно- или двухэтажной клети (кенос, чум) с галереей. Их часто ставили под одну крышу с избой, соединяя их сенями, или отдельно, напротив избы, по другую сторону двора. На каждом дворе было культовое сооружение (куа) для семейных молений. Оно служило и летней кухней. Из других надворных построек на усадьбе удмуртского крестьянина были погреб с навесом или срубным помещением - кладовкой над ним, навесы для дров и хозяйственного инвентаря. Хлевы и скотный двор, отделённые забором, примыкали к чистому двору.

Типичная планировка усадьбы П-образная, встречается и Г-образная. Уличную сторону усадьбы составляли фасад дома и глухая стена кеноса или хозяйственного амбара, соединённые оградой с воротами. Наличники окон и столбы ворот украшали солярными узорами в технике трёхгранной выемчатой резьбы.


Североудмуртский женский костюм начала 20 века состоял из белой холщовой туникообразной рубахи (дэрем) с прямыми рукавами с ластовицами, с треугольным или овальным вырезом на груди, закрываемым съёмным вышитым нагрудником (кабачи). Поверх рубахи - холщовый белый халат (шортдэрем) с короткими рукавами. Подпоясывались тканой или плетёной опояской и передником без грудки. У южных Удмуртов к этому времени белая одежда сохранялась лишь в качестве ритуальной, для всех остальных случаев шили дэремы из пестряди, расширяющиеся к низу и оканчивающиеся оборкой. Грудь рубахи украшали аппликацией из кумача и цветных ситцев. На рубаху надевали сшитый в талию камзол или безрукавку (саестэм). Передник южные Удмурты шили с высокой грудкой. Верхняя одежда - полушерстяные и шерстяные кафтаны и шубы. Обувь - узорные чулки, вязаные или сшитые холщовые носки, лапти (кут) с узорными шерстяными оборами, башмаки, валенки.

Головные уборы - налобная повязка (йыркерттэт), головное полотенце с затканными концами, спускаемыми на спину (чалма, весяк кышет), высокая берестяная шапка, обшитая холстом и украшенная монетами, бисером, раковинами (айшон) - аналог русского кокошника. На него накидывали вышитое покрывало (сюлык). Девичьи головные уборы - платок, налобная повязка (укотуг), небольшая холщовая шапочка, украшенная вышивкой, бисером, металлическими бляшками или мелкими монетами (такъя). Женские украшения: нагрудные из монет, бисера, чересплечные перевязи камали, бутьмар, серьги (пельугы), цепочки (жильы), кольца, перстни (зундэс), браслеты (поскес), бусы, ожерелья (весь). Белая холщовая одежда украшалась вышивкой по подолу, на груди и рукавах. Девушки вплетали косники (йырси пунэт) с монетами и бусами. В украшениях северных Удмуртов преобладали вышивка, бисер и бусы, у южных - монеты.

Мужская одежда: белая, позже пестрядинная рубаха-косоворотка, штаны из пестряди, чаще синие в белую полоску. Подпоясывались ремнями или шерстяными ткаными поясами. Мужские головные уборы - валяные шляпы, шапки из овчины. Обувь - холщовые или шерстяные онучи, лапти, сапоги, валенки. Верхняя тёплая одежда не отличалась от женской.

Основу питания Удмуртов составляют растительные продукты в сочетании с животными. Активно включают они в свой рацион дикорастущие дары природы: грибы, ягоды, различные травы. Традиционные хлебные изделия: кислый подовый хлеб (нянь), кислые лепёшки с молочной подливой (зыретэн табань), блины с маслом и кашей (мильым), ватрушки из пресного теста с разнообразными начинками - мясной, грибной, капустной и т.д. Одно из любимых кушаний - пельмени мясные, капустные, картофельные, творожные и др. Различные супы (шыд): с кислым тестом, лапшой, грибами, горохом, крупой и капустой; уха; щи из дикорастущей зелени. Популярны окрошки с хреном, редькой. Традиционны каши из разных круп, иногда вперемешку с горохом. Молочные кушанья: простокваша, ряженка, творог. Масло и сметана в прошлом были праздничной и ритуальной пищей, так же как и яйца. Сладкие кушанья - из мёда, конопляного семени. Наиболее характерные напитки: хлебный и свекольный квас (сюкась), пиво (сур), медовуха (мусур), самогон, ягодные морсы. Мясо употребляли в вяленом, печёном, но преимущественно в отварном виде. После забоя скота делали кровяную колбасу (виртырем), студень (куалекъясь).


В духовной жизни удмуртов большую роль играли календарно-обрядовые праздники с жертвоприношениями, молитвенными заклинаниями и другими магическими действиями, связанные с важными этапами сельскохозяйственных работ. Так, в дни зимнего солнцестояния отмечался праздник «толсур» с ряжением, гаданиями, проводом злых духов. Многие обрядовые действия были связаны с хозяйственными занятиями: геры поттон - праздник выноса плуга, выль жук - обрядовое поедание каши из зерна нового урожая. Праздновались и вскрытие рек (йёкелян) и появление первых проталин (гуждор шыд). С XIX века проведение многих праздников стало приурочиваться к датам христианского календаря: Рождеству, Пасхе, Троице.

Обрядовое содержание календарных праздников состояло из жертвоприношений, молитвенных и песенных заклинаний, различных магических действий, призванных отвести несчастья и неудачи, обеспечить плодородие земли и скота, здоровье членов семьи, в целом хозяйственное и семейное благополучие крестьянина. После официальной обрядовой части следовала развлекательная: весёлое народное гуляние с хороводами, играми, плясками. Подготовка и проведение праздников санкционировались общиной.

С переходом Удмуртов в православие древние аграрно-магические обряды испытали его заметное влияние. В конце 19 века их проведение чаще приурочивалось к дням церковных праздников, например к Рождеству, Крещению, Пасхе, Троице и др. Постепенно и названия традиционных удмуртских праздников были заменены церковными или использовались наравне с ними. При этом в содержании они сохранили существенную часть дохристианской народной обрядности.

Народная мифология удмуртов близка мифологиям других финно-угорских народов. Для нее характерна борьба доброго и злого начал, трехчленное деление мира (верхний, средний и нижний). Верховное божество - Инмар (другие ипостаси - Кылдысин, Куазь, Инву), злой дух, соперник Инмара - Шайтан.

Удмурты чтили священную рощу (луд). Некоторые деревья имели для них сакральное значение: береза, ель, сосна, рябина, ольха.

В устном народном творчестве - мифы о возникновении земли, человека, различных животных, предания о древней истории народа, богатырях-родоначальниках, сказки, пословицы, поговорки, загадки. Ведущее место в декоративно-прикладном искусстве занимают вышивка и узорное ткачество (ковры, дорожки, покрывала и др.), узорное вязание, резьба по дереву, плетение, тиснение на бересте. Развита профессиональная культура.

Сохраняется народное музыкальное и песенно-танцевальное искусство. Музыкальные инструменты: гусли (крезь), варган (ымкрезь, ымкубыз), свирель и флейта из стеблей растений (чипчирган, узьы гумы), волынка (быз, кубыз). Бытовали также свистульки (шулан, чипсон), трещотки (такыртон), рожки (тутэктон). С конца 19 века древние инструменты вытесняют гармонь, скрипка, балалайка, гитара. Музыка звучала на всех празднествах, свадьбах, хороводах.
В.Е. Владыкин, Л.С. Христолюбова


Очерки

Когда небеса были чисты, как снег

Вот попались нам на глаза три пословицы. Что у них общего?

Сердечное слово три зимы греет.

Кошка сметану не устережет.

Через одно окно всю улицу не увидишь.

Общее у них то, что все они действительно мудрые, а значит, полезны для жизни. Есть и еще одна общность – все эти пословицы сочинены удмуртским народом. Различными его представителями. Знакомясь с таким народом, как удмурты, мы сразу же обращаем внимание не только на пословицы и поговорки, но и на сказки.

Удмуртские сказки мудры и загадочны. Собственно говоря, как раз в загадочности и состоит их мудрость. Разве можно докопаться до священной сути таинственных, непостижимых механизмов, которые движут всем этим миром? Нет, конечно, это невозможно. Тем более, когда в основе мироздания лежат такие грандиозные события.


Люди были овцами

«В прежние, далекие, седые времена светлое небо было низко над землей. Люди приносили жертвы милостивой Богине Счастья и Богине Небесной Кары и клали свои жертвы прямо за облака. Жизнь была счастливою, легкою. Светлые богини и боги спускались на землю, беседовали с людьми и охраняли их от зла. Люди были овцами.
Небеса были чисты, как снег, и белы, как кора молодой стройной березы. И было на земле счастье.

Но вот времена переменились. Люди из овец превратились в зверей. Стали злословить. Стали ругать небеса. Но боги были милостивы к людям. И вот нашлась низкая женщина. Она злословила про богов. Вместо священной жертвы положила за облака грязные пеленки своего ребенка.

Ничего не сказали светлые боги. Белое небо посинело. Облака были молчаливы. Но небеса стали подниматься и ушли высоко, чтобы люди не могли их загрязнить. И ушло от людей счастье. Ушло из-за того, что люди сами прогнали это счастье своей пошлостью и низостью.

А придет небо на землю тогда, когда люди снова станут овцами.

Впрочем, люди, населяющие землю, когда-то очень отличались от ныне живущих хомо сапиенсов.

По представлениям удмуртов, в давние времена жили на земле большие люди, великаны-зэрпалы. Жили они очень весело, очень легко. Лес доходил им только до коленей. По лесу они, словно по крапиве, ходили.


Пошел однажды сын великана погулять, поохотиться. Нашел на дереве какое-то маленькое существо, положил в карман, принес своим родителям.

– Посмотрите-ка, какую птичку, долбящую сосну, я нашел, – сказал он.

– Ох-ох-ох, глупый мой, глупый, – сказал ему отец. – Зачем ты его принес? Это не птица, а маленький человек. Он для своих пчел улей на сосне долбил. Мы все вымрем, а вместо нас такие маленькие люди появятся. Уйдем отсюда поскорее. Кончилась наша жизнь, – сказал великан и заплакал.

Где упали его слезы, там образовались озера-реки.

– Уйдем отсюда на север, – сказали великаны и ушли. По дороге к их ногам прилипла земля. Где отряхнули они эту землю, там образовались высокие горы.

Достигнув севера, великаны застыли, превратились в очень большие камни. До сих пор там эти камни есть. Маленькие люди живут, словно черви в навозе копошатся, умирают, а камни-великаны до конца света будут жить – за жизнью маленьких людей наблюдать».

Навсегда ушли те волшебные великаны-зэрпалы, но осталось множество не менее загадочных существ. К примеру, Луд-Мурт – полевик, охранитель животных. Или Палэс-Мурт – полчеловека, лесное страшилище с одной рукой, с одной ногой и одним глазом. Или же Тэди-Мурт – шутник, беленький старичок, живущий в бане и разыгрывающий любителей попариться.

Да что там говорить – простой, казалось бы, медведь, и тот совсем не прост.

Удмурты считают, что медведь произошел от человека, поэтому он слова человеческие понимает, но только говорить не может. При внезапной встрече с медведем следует только сказать ему:

– У тебя, большой человек, своя дорога, а у меня своя. Иди ты своим путем, а меня не тронь.

Медведь уйдет, не тронет.


Подражая походке и повадкам животных

А еще известно, что удмурты были очень искусными охотниками. Это отмечается уже в материалах ученых-путешественников второй половины XVIII века: «В охоте удмурт «настойчив, терпелив и ловок. В простой походке его уже много хитрости и лукавства, он ходит как-то крадучись, избочась и едва поднимая от земли ноги.

Носки его лаптей прежде устраняют встретившуюся на пути преграду, а потом следует опускание ноги».

Подражая походке и повадкам животных, охотник как бы маскировался, становился одним из них. Одной из форм маскировки стали, например, и сигнальные пастушьи инструменты, имитирующие голоса птиц и зверей. Как знать, может быть, удмурты использовали эти сигнальные инструменты для того, чтобы контактировать с миром птиц, зверей, животных и даже духов. Все просто: хочешь быть понятым, скажем, рябчиком, говори (пой!) на его языке!

К особому виду охотничьих сигнальных инструментов относится чипчирган – натуральная продольная труба. Название происходит от звукоподражательного слова «чипсыны» – «свистеть», «разливаться трелью». Звук на этом инструменте извлекается не вдуванием, а втягиванием воздуха. У других финно-угорских народов (например, у коми) такой инструмент тоже есть, правда, он называется иначе.

В данном случае нас интересует, на каком этапе развития этот сигнальный инструмент, имитирующий, скажем, голос лебедя, вдруг (или не вдруг) стал музыкальным. И теперь на чипчиргане исполняют мелодии обрядовых напевов – рекрутского, плясового. Образ чипчиргана в удмуртских лирических песнях приобретает художественную, эстетическую ценность.

Есть у удмуртов и такой древний струнный инструмент, как крезь (вроде гуслей).

Вот история о небесном происхождении этого инструмента:

«Жила когда-то в лесу старая мудрая Ель. Звали ее Мудор-Куз – Мать леса. Говорят, с нее начался Лес, а может быть, и сама Земля. Ель подпирало Небо, чтобы оно не упало на Землю. Солнце отдыхало на ее ветвях. Из-под ее корней нарождался робкий родник, чтобы потом превратиться в могучую Белую Каму. Издалека приходили люди, чтобы поклониться Матери Леса.

Но однажды мачеха Солнца, Злая Молния, страшным огнем опалила мудрую Ель. Ель умерла. Но пришел человек и оживил ее. Он сделал из нее Гусли и вложил в них свою человеческую душу. Так у людей появились Великие Гусли. Когда они звучали, Солнце приближалось к Земле, чтобы их послушать. Когда они пели «Мелодию Небесной Росы», небо плакало дождем».

На удмуртском языке слово «крезь» означает и музыкальный инструмент, и жанр фольклора: песни-импровизации на припевные слова.

Песни и музыка всегда занимали исключительное место в жизни удмуртов. Людей, не умеющих петь, в народе называли «паллян кырзась» (поющий влево) – «никудышный человек». Мол, что с него возьмешь, если он и петь-то не умеет.

Музыка звучала на всех празднествах, свадьбах, хороводах. Под аккомпанемент больших гуслей проводились общественные моления. Кстати, удмурты в основном православные. Гусли были одним из самых почитаемых и любимых музыкальных инструментов удмуртов: большой крезь хранился в родовом хранилище – куале. Бытовой крезь хранился в избе, чтобы быть всегда под рукой.


Упомянутые гусли были одним из предметов поклонения. Под них исполнялись народные песни, частенько им же они и посвящались:

Пусть мы молчаливы, язык говорит,
А на гуслях струна звенит.
А на гуслях струна звенит,
В нашем сердце огонь горит.

Через луга, поля мы ехали,
Как гром небесный, мы приехали,
У вас на лугу мы опустились,
Как стая диких гусей.

К вам в дом мы вошли,
И нас стало много, как зерен.
А когда вы нас попросили встать и спеть,
Мы все встали, как ожерелье жемчуга,
И запели.


Удмурты – древний народ. В русских источниках они упоминаются с века под названием арян и вотяков. Под собственным названием «удмурты» они впервые упомянуты в 1770 годах в работе русского ученого Николая Петровича Рычкова. В состав Российского государства северные удмурты вошли в конце века, а южные – в середине столетия, после присоединения Казанского ханства. В 1920 году была создана Вотская автономная область. В 1932-м она переименовывается в Удмуртскую АО, которая в 1934 году была преобразована в автономную республику. С 1991 года она становится Удмуртской Республикой. По переписи 2002 года в России проживало 637 тысяч удмуртов. В самой Удмуртии проживает 497 тыс. чел. Кроме того, удмурты живут в Казахстане, Белоруссии, Узбекистане, Украине. Говорят удмурты на русском и удмуртском языках финно-угорской группы уральской семьи. Верующие исповедуют православие и традиционные культы. Внутри своей языковой группы удмуртский язык вместе с коми-пермяцким и коми-зырянским составляет пермскую подгруппу.


Праздник выноса плуга

В духовной жизни удмуртов большую роль играли календарно-обрядовые праздники с жертвоприношениями, молитвенными заклинаниями и другими магическими действиями. Так, в дни зимнего солнцестояния отмечался праздник Толсур с ряжением, гаданиями, проводом злых духов. Многие обрядовые действия были связаны с хозяйственными занятиями: Геры поттон – праздник выноса плуга, Выль жук – обрядовое поедание каши из зерна нового урожая.

века проведение многих праздников стало приурочиваться к датам христианского календаря – Рождеству, Пасхе, Троице.

Широкое развитие в среде удмуртов получило песенное и танцевальное искусство, пение и танцы сопровождались игрой на традиционных музыкальных инструментах – гуслях, свирелях, волынках и др.

Какие удмурты по характеру? Разные. Но если брать народ в целом, то о характере его лучше всего свидетельствуют сказки. И не волшебные, а так называемые бытовые. Одну такую сказку мы прочитаем.

Жили-были мышь да воробей. Дружно, согласно жили-поживали, ни ссор, ни обид не знали. Перед всяким делом совет друг с другом держали, любую работу вместе выполняли.

Однажды мышь с воробьем нашли на дороге три ржаных зернышка. Думали-подумали, что с ними сделать, и надумали поле засеять. Мышка землю пахала, воробышек – боронил.

Славная рожь уродилась! Мышь острыми зубами споро сжала ее, а воробей крылышками ловко обмолотил. Зернышко к зернышку собрали они весь урожай и стали делить его пополам: одно зерно мышке, одно – воробью, одно – мышке, одно – воробью... Делили, делили, и последнее зернышко лишнее осталось.

Мышь говорит: – Это зерно мое: когда я пахала, нос и лапки до крови натрудила.

Воробей не согласился: – Нет, это зерно мое. Когда я боронил, крылышки до крови избил.

Долго ли, коротко ли они спорили – кто слыхал, тот и знал, а нам неизвестно. Только воробей вдруг склюнул лишнее зернышко и улетел прочь.

«Пусть-ка попробует меня догнать и мое зернышко отнять», – думал он.

Мышка не погналась за воробьем. Огорчилась, что первая затеяла спор. Свою долю в норку перетаскала. Ждала, ждала воробья, чтобы помириться, не дождалась. И его часть в свою кладовку ссыпала. Всю зиму прожила сытнехонька.

А жадный воробей остался ни с чем, до весны голодный пропрыгал.


Вот такая сказочка. Смысл ее понятен. А еще нам кажется, что удмурты не только работящие люди, но и умеют беречь время. Почему? Потому, что у них есть замечательная пословица: «День долог, век короток».

Вывод из этой пословицы напрашивается сам собой. Все, что можно сделать сегодня, делайте сегодня. И тогда ваша жизнь будет длинной и счастливой.

А вот еще одна удмуртская пословица. Она интересна тем, что отличается от аналогичной русской пословицы. Как бы это поточнее сказать – иным, более конкретным пространственным мышлением. Итак, слушайте: «Яблоко от яблони не падает к корню ели».

Нам эта пословица нравится, и мы ее с удовольствием запомним. И вам советуем.

promo yarodom september 20, 2012 20:29 5
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…