?

Log in

No account? Create an account

Мы родом ...

Летопись: Люди, места, события, свидетельства


Previous Entry Share Next Entry
Лица России. Хорваты и цыгане
Я витрина
mamlas wrote in yarodom
Лица России. «Жить вместе, оставаясь разными»

Мультимедийный проект «Лица России» существует с 2006 года, рассказывая о российской цивилизации, важнейшей особенностью которой является способность жить вместе, оставаясь разными — такой девиз особенно актуален для стран всего постсоветского пространства. С 2006 по 2012 в рамках проекта мы создали 60 документальных фильмов о представителях разных российских этносов.

Также создано 2 цикла радиопередач «Музыка и песни народов России» - более 40 передач. В поддержку первых серий фильмов выпущены иллюстрированные альманахи.

Сейчас мы – на полпути к созданию уникальной мультимедийной энциклопедии народов нашей страны, снимка, который позволит жителям России самим узнать себя и для потомков оставить в наследство картину того, какими они были. ©


Другие лица России

Общие сведения

ХОРВ‘АТЫ, хрвати (самоназвание), народ, основное население Хорватии (3,71 млн. человек, 1991). Живут также в Сербии, входящей в Республику Югославия (109 тыс. человек, 1991, перепись), Боснии и Герцеговине (755 тыс. человек), Германии (150 тыс. человек), Австрии (100 тыс. человек), Венгрии (15 тыс. человек), Италии (15 тыс. человек), Румынии (8 тыс. человек), США (120 тыс. человек), Канаде (70 тыс. человек), Австралии (147 тыс. человек). Общая численность 5,65 млн. человек.

По данным Переписи населения 2002 года численность хорватов, проживающих на территории России, составляет 400 человек, по данным переписи 2010г.- 304 человека.

Хорваты говорят на хорватском языке южной подгруппы славянской группы индоевропейской семьи. Диалекты - штокавский (на нём говорит основная часть Хорватов, на основе его икавского поддиалекта сложился литературный язык), чакавский (главным образом в Далмации, Истрии и на островах) и кайкавский (главным образом в окрестностях Загреба и Вараждина).

Письменность на основе латинской графики.

Верующие - католики, небольшая часть - православные, протестанты, а также мусульмане.

Предки Хорватов (племена качичи, шубичи, свачичи, магоровичи и др.), переселившись вместе с другими славянскими племенами на Балканы в 6-7 веках, расселились на севере Далматинского побережья, в Южной Истрии, в междуречье Савы и Дравы, на севере Боснии. В конце 9 века сложилось хорватское государство. В начале 12 века основная часть хорватских земель была включена в состав Венгерского королевства, к середине 15 века Венеция (ещё в 11 веке захватившая часть Далмации) завладела хорватским Приморьем (за исключением Дубровника). В 16 веке часть Хорватии была под властью Габсбургов, часть захватила Османская империя (в этот период часть Хорватов приняла ислам). Для защиты от османского нашествия была создана укреплённая полоса (так называемая Военная граница); основное её население (получившее название граничары) составляли Хорваты и сербы - беженцы из Восточной Хорватии, Сербии, Боснии. В конце 17 - начале 18 века земли Хорватов полностью вошли в состав империи Габсбургов. Со 2-й половины 18 века Габсбурги усилили политику централизации и германизации, что толкнуло Хорватию на признание в 1790 зависимости от Венгерского королевства. Венгерские власти стали проводить политику мадьяризации. В 1830-40-х годах развернулось общественно-политическое и культурное движение (иллиризм), направленное на возрождение национальной хорватской культуры. В 1918 Хорваты и другие югославские народы распавшейся Австро-Венгрии объединились в Королевство сербов, хорватов и словенцев (с 1929 - Югославия); часть Хорватов Адриатики попала в 1920 под власть Италии. После 2-й мировой войны Хорваты вошли в Федеративную Народную Республику Югославию (с 1963 - СФРЮ), из которой в 1991 выделилась независимая Республика Хорватия.

Вследствие различия исторических судеб и географических условий сложились 3 историко-этнографические области, заселённые Хорватами, - Адриатическая (Приморье), Динарская и Паннонская. Однако чётких границ между ними нет. Сохраняются региональные группы (загорцы, медьюмурцы, пригорцы, личане, фучки, чичи, буньевцы и др.).

Традиционные занятия - земледелие (зерновые, лён и др.), садоводство, виноградарство (особенно в Приморье), животноводство (в горных районах - отгонное), рыболовство (прежде всего на Адриатике). Ремёсла - ткачество (преимущественно Паннония), плетение кружев (Адриатика), вышивка, гончарство с особым способом обжига (в Динарской области), обработка дерева, металла, кожи.

Возникновение многих городов (Задар, Сплит, Риека, Дубровник и др.) Адриатического побережья связано с греческой и римской эпохами. Для них характерны узкие крутые, иногда ступенчатые улочки с каменными двух-трёхэтажными домами. В равнинной Хорватии города возникали позже, в основном на перекрёстках дорог как торгово-ремесленные центры. Сельские поселения были двух типов - скученные (часть равнинной Хорватии, Приморья и островов) и разбросанные (преобладают в горах, встречаются и в Далмации). Распространены сёла с уличной планировкой, особенно в равнинной части. Традиционное жилище каменное (горные районы, Приморье, острова), срубное или каркасное с двускатной крышей. В холмистых местностях дома строили преимущественно одноэтажные на высоком фундаменте, на побережье и на островах - двухэтажные. Трубы каменных домов стремились оформить красиво, чтобы продемонстрировать достаток хозяина. Планировка в основном двухраздельная, хотя издавна бытовал и трёхраздельный дом. Для обогрева и приготовления пищи использовали духовую печь.

Традиционная одежда преимущественно из домотканого льняного полотна (Паннония), сукна (Динарская область), в Приморье также из шёлковых тканей: у мужчин - туникообразная рубаха и штаны, куртки, жилеты, накидки, плащи, пояса с металлической отделкой (мужские и женские), обувь - опанки (из цельного куска кожи), сапоги; у женщин - длинная или короткая туникообразная рубаха, украшенная кружевами (Приморье) или вышивкой и тканым узором (Паннония и Динарская область), блузы, безрукавки, пояса, фартуки, широкие юбки в сборку, плащи и др. Праздничная одежда богато украшалась вышивкой, кружевами, монетами и другими металлическими украшениями, особенно в Динарской области.

Основу пищи составлял хлеб (пресный или кислый), кукуруза, картофель, овощи, кисло-молочные продукты, на побережье и на островах - рыба, в областях, где было развито животноводство, - мясо; в других регионах его ели по праздникам и во время тяжёлых сельскохозяйственных работ.

У Хорватов долго сохранялись общинные традиции - взаимопомощь, самоуправление и т.д. Ещё в 19 веке существовали пережитки мужских союзов, большая (задружная) семья. Разложение задруг раньше началось в Приморье, в других областях Хорватии массовые их разделы отмечались в конце 19 века.

В устном народном творчестве Хорватов значительное место занимает героический эпос. Развита народная драма, элементы которой вошли в календарную (например, масленичную) и в семейную обрядность. Распространены песни типа частушек, исполняющиеся чаще всего во время танцев. Танцы хороводные (коло) или парные.

Среди современных Хорватов распространена городская культура. Многие работают в промышленности, на транспорте, в сфере обслуживания. Сформировалась национальная интеллигенция.
М.С. Кашуба

ЦЫГ‘АНЕ, рома, единственное число ром (самоназвание), народ, живущий во многих странах мира. Цыган называют по-разному: англичане - Gypsies ("египтяне"), испанцы - Gitanos, венгры - Cig‘any - Pharao n‘epek ("фараоново племя"), французы - Bohemiens ("богемцы") или Tsiganes, итальянцы - Zingari, голландцы - Heidens ("язычники"), финны - Mustalainen ("чёрные") и др.

Общая численность, по разным оценкам, от 6 до 10 млн. человек (в связи с неполным учётом их действительная численность значительно больше), в том числе в Венгрии - 400 тыс. человек, Словакии - 300 тыс. человек, Чехии - 120 тыс. человек, Румынии - 260 тыс. человек, Болгарии - 220 тыс. человек, Югославии - 120 тыс. человек, Российской Федерации - 153 тыс. человек.

По данным Переписи населения 2002 года численность цыган, проживающих на территории России, составляет 182 тыс. 766 человек, по данным переписи 2010г. - 204 тыс. 958 человек.

Говорят на цыганском языке индоарийской группы индоевропейской семьи. Язык имеет диалекты. Большинство Цыган владеют языком окружающего населения.

В процессе расселения сложились многочисленные субэтнические группы Цыган: кэлдэрари, ловари, сэрвы и многие другие.

Верующие Цыгане в России - в основном православные, в балканских странах - мусульмане-сунниты, в странах Европы - католики. Распространены также традиционные верования.

Предки Цыган покинули Индию, по-видимому, в конце 1-го тысячелетия. Первоначально осели в Передней Азии (на территории Ирана) и в Египте, на восточных окраинах Византийской империи. В начале 2-го тысячелетия продвинулись на Балканский полуостров. В начале 15-16 веке Цыгане расселились по Европе (где первоначально принимались за выходцев из Египта), позднее - по Северной Африке, в 19 веке - в Северной и Южной Америке и Австралии. Первоначально доброжелательное отношение к Цыганам в Европе сменилось преследованиями их как бродяг, промышляющих гаданием и попрошайничеством. Цыган объявляли вне закона, высылали за пределы государств. Во время 2-й мировой войны в Европе было уничтожено около 500 тыс. Цыган. После войны многие перешли к оседлости. Сложилась цыганская интеллигенция. Развивается цыганское движение, в 1971 создан Всемирный союз цыган при ООН, объединяющий представителей цыганских организаций Европы.

Наиболее распространенными занятиями были у мужчин торговля лошадьми, у женщин - гадание. У разных групп Цыган преобладают различные ремёсла - кузнечное, изготовление и лужение котлов, резьба по дереву, ювелирное дело и др. Работа мужчин была, как правило, сезонной, ежедневный доход в семью приносила женщина. Цыгане славятся как музыканты, танцоры, певцы. Заимствовав элементы национального фольклора у народов, среди которых они живут, Цыгане внесли существенный вклад в культуру этих народов. В мелодиях румынских и венгерских скрипачей, испанском танце фламенко сказалось значительное влияние цыганского фольклора.

Цыгане объединяются в кочевые таборы, члены которых не обязательно связаны кровным родством. Таборы насчитывали от 5-10 до 20-25 палаток, в любой момент каждая семья могла отделиться от табора. Труд был коллективным, заработанные деньги делились на всех членов табора, включая нетрудоспособных. Табор возглавлял вожак, обычно представитель старшего поколения, хорошо владевший языком окружающего населения.

Для совместного выполнения какой-либо работы Цыгане объединялись (отдельно мужчины, отдельно женщины) в группы (вортэчия, амал). Доходы делились поровну между членами группы. Решением конфликтов и спорных вопросов занимался суд (сэндо, крис). В него входили преимущественно пожилые Цыгане, выбиравшие из своей среды главного. Решение сэндо выполнялось беспрекословно.

У кочующих Цыган 19 - начала 20 века была простая (малая) семья, обычно многодетная, но сохранялась и сложная (большая) семья. Уклад семьи был патриархальным. Мужчина пользовался непререкаемым авторитетом. Отношения между старшими и младшими членами семьи были подчёркнуто почтительны. Замужняя молодая женщина считалась нечистой и должна была соблюдать множество запретов в общении с окружающими. В пределах семьи и табора девушки были относительно свободны; от них требовалось соблюдение девичьей чести. Старые женщины были глубоко почитаемы. Для семей Цыган характерны экономическое сотрудничество, отсутствие конкуренции, равенство между людьми одного поколения и иерархическое первенство представителей старшего поколения. Стойко сохраняются обычаи взаимопомощи, гостеприимства.

Обычной формой заключения брака было сватовство. Детей могли сосватать в грудном возрасте. Существовал обычай обмена дочерьми: отдавая дочь замуж, брали сестру жениха в жены своему сыну. У некоторых групп Цыган за невесту платили выкуп. Был распространён брак через похищение.

Сохранялись так называемые "роды" (вицы, кхоч, родо), представляющие собой большую 2-3-поколенную семью, название которой обычно происходит от имени реально существовавшего прародителя, иногда - от названия животного, растения, какого-либо предмета или характерной черты его членов. Обычно предпочтительным считается отцовский род, хотя Цыгане вправе причислить себя и к роду по материнской линии. "Род" не представляет собой функционирующую в определенном месте группу, члены одного "рода" могут никогда не собираться вместе.

С весны до глубокой осени Цыгане кочевали, в это время они жили в шатрах или палатках. Внутреннее убранство шатра строго регламентировано. "Чистые" предметы - икона, сбруя, кнут, зеркало, посуда, самовар - обычно помещались в углу, противоположном от входа. Женщина обычно не приближалась к нему. В зимний период Цыгане снимали жильё у местного населения.

Одежда всегда шилась из покупных тканей, т.к. ткацким делом Цыгане не занимались. Традиционная цыганская юбка - несшитая, с оборкой внизу. Разрез на юбке закрывался сильно присборенным фартуком (кытрынцы). Кофта, как правило, имела широкие рукава и глубокий вырез (для удобства кормления ребёнка грудью). Обязательный атрибут наряда замужней женщины - платок, который повязывался особым образом (концы закручивались вверх и завязывались сзади). Украшения, как правило, из золота, реже из серебра. Замужние женщины вплетали в косы золотые и серебряные монеты, ленточки (плетеря), на шее носили монисто, на голове - платок, обшитый мелкими золотыми монетами (межедия). Мужской костюм - шаровары, сапоги, пиджак, жилетки с серебряными пуговицами, яркие шёлковые рубашки.

В семье ели один раз в день, когда мать возвращалась из деревни или города с тем, что она заработала. При этом к столу приглашались остальные члены табора. Совместная еда у Цыган - знак взаимного уважения и веры в чистоту другого, знак дружбы и равенства. Отказаться от угощения означало нанести оскорбление, проявить недоверие к чистоте хозяев. На больших праздниках женщины и мужчины сидели отдельно.

Национальные традиционные праздничные блюда: солянка из капусты, риса и мяса, заправленная мукой (шах ттулярдо); густой суп с мясом, перцем, томатами, картошкой (паприкаш); голубцы (сарми); сладкое блюдо - рулет из пресного теста с творогом, изюмом, сахаром (савияко).
Н.Г. Деметер

Очерки

Цыганский костёр всем светит / Романы яг сарэнгэ свэтинэла

Было у цыгана две ноги, Бог ему четыре додал. В смысле добавил…

В этой пословице содержится прозрачный намёк на то, что жизнь цыгана постоянно связана с лошадьми. И действительно, наиболее распространенными занятиями среди цыган у мужчин была торговля лошадьми, а у женщин – гадание. Тема коней, лошадей – одна из любимых в цыганском фольклоре. Большая доля пословиц в сокровищнице цыганской народной мудрости – про них, про четвероногих.

Был конь белый, за ночь почернел. Был конь как огонь, стал как железо. Был конь сивый, стал вороным.

Были бы деньги, а кони найдутся. Были бы кони, остальное – наживём.

Где конь ногу сломит, там шее не миновать…


Эту пословицу можно прокомментировать: там, где конь ногу сломал, человек себе шею свернёт…

Резюмируя сказанное, можно сделать вывод, что для цыгана лошадь всё: в ней он находит счастье. И если не повезёт, то и несчастье. Именно об этом и рассказывается в сказке «Заколдованная лошадь».

Жил-был цыган-колдун. И была у этого колдуна заколдованная лошадь – чистокровный арабский рысак. Таких красивых лошадей нигде не сыщешь. На скачках эта лошадь всегда первые призы брала.

Да и не только на скачках наживался колдун. Известное дело: завистников у него было много. Ведь цыгане часто лошадей уводили, а такую лошадь украсть – почетное дело для цыгана. Эту лошадь у колдуна не меньше ста раз пытались увести, да только все было бесполезно.

Вот украдут у колдуна лошадь, а он сразу по базарам да по ярмаркам ходить принимается – лошадь разыскивает. Уж ее и красили, и перекрашивали, уж что только цыгане над ней ни проделывали, чтобы ее не отыскали,– ничего не помогало. Стоит только колдуну на базаре появиться, как его заколдованная лошадь сразу на дыбы становилась и бегом к хозяину.

– А ты почём знаешь, что это твоя лошадь, ведь твоя другой масти была? – начинают накидываться на колдуна конокрады, а тот спокойно отвечает:

– Есть у меня одна заметка своя...

– Какая заметка? Зачем напраслину на нас возводить? – с кулаками кидаются на колдуна конокрады, начинают себя в грудь бить, божиться, призывать свидетелей. А когда на шум подходил урядник, колдун спокойно вспарывал ножом кожу на шее лошади и доставал оттуда свой знак – три золотые монеты. Понятное дело: конокрадов сейчас же в тюрьму отправляли, а колдун со своей лошадью домой уходил.

Только так это по первоначалу было, а потом поумнели цыгане, ведь кому охота в тюрьме сидеть? Поймает их колдун, а они от него деньгами откупаются. Колдуну только этого и надо было. Поняли цыгане, что трудно украсть эту заколдованную лошадь, несчастье она им приносит, а все равно душу цыганскую не переделать: тянет к заколдованной лошади. И год от года росла дурная слава об этой лошади и ее хозяине.

И вот наступил срок колдуну умирать. Прослышал об этом Граф, известный в округе вор-конокрад, и тут же к колдуну отправился:

– Продай, колдун, мне свою лошадь, я тебе хорошо заплачу!

– Зачем мне деньги, если я помирать собрался? А детей у меня нет! Нет, не продам я лошадь, никому она не достанется.

Так и ушел ни с чем Граф из дома колдуна. А на следующий день колдун умер. Колдуна еще в гроб кладут, а Граф уже около конюшни вертится. Вывел лошадь, санки запряг и поехал. Да только не успела лошадь двух шагов ступить, а колдун приподнимается в гробу и кричит:

– Не тронь мою лошадь, Граф! Если надо, иди в другое место лошадей воровать.

Не послушал Граф колдуна и помчался к себе. Едет он, едет, снег летит из-под копыт у лошади, полозья санок скрипят. Вдруг, откуда ни возьмись, рядом с Графом мужичок какой-то объявился. Еще минуту назад никого не было, а тут – на тебе! Граф был не из пугливых, размахнулся да как даст тому мужику кулаком по шее. Глядь, а мужика-то и нет никакого. А у самого шея болит нестерпимо.

А потом этот мужичок опять появился. Рассердился Граф да как хватит его кулаком в глаз. Смотрит: опять никого нет. А у самого синяк под глазом здоровенный и глаз оплыл. В третий раз появился мужичок. Тут уж совсем Граф взбесился. «Ну,– думает,– сейчас я тебя прикончу!» Со всего размаха как двинет мужика по зубам. Опять исчез мужик, а Граф от боли по саням принялся кататься. Пощупал пальцем – двух зубов как не бывало.

А тут за поворотом мостик показался. Только лошадь на мостик вступила, как мгновенно исчезла. Нет ни лошади, ни санок. Стоит Граф один на мосту и никак понять не может, что же произошло.

– Что же это такое? – подумал Граф вслух.– Чертовщина какая-то. Не может же быть такого, чтобы от мертвеца лошадь нельзя было взять! От живого не могли цыгане-конокрады взять, так неужели и от мертвого ничего не выйдет?

Приходит Граф обратно во двор к колдуну, а лошадь эта, запряженная в санки, как ни в чем не бывало, стоит себе во дворе. И хомут тот же, и дышло.

Опять вскочил Граф в сани и опять поехал, и все повторилось снова. И так три раза повторялось, пока не прибежал Граф во двор к колдуну и не вскричал:

– Да будь ты проклята, дьявольское отродье, чтоб я еще хоть раз к тебе подошел!

Плюнул Граф и ушел ни с чем. А когда на следующий день похоронили колдуна и цыгане собрались в его дворе, чтобы решить, кому все же заколдованная лошадь достанется, вышел Граф вперед.

– Чявалэ,– сказал он,– многим из вас эта лошадь несчастье принесла, и я от нее пострадал. Так пусть же она не достанется никому!

С этими словами Граф взял ружье и выстрелил в заколдованную лошадь…

На этом сказка про заколдованную лошадь обрывается.

Конца в традиционном смысле этого слова нет. То есть, непонятно осталась ли лошадь жива или же нет. Но если следовать логике сказки и логике цыганской любви к четвероногим, то так просто заколдованную лошадь со свету не сжить. Так что будем оптимистами! Будем считать, что лошадь эта ещё не завершила своего земного пути… И что она до сих пор пасётся в придунайских травах…

Кстати говоря, у той пословицы про две ноги цыгана есть продолжение: «дал Бог цыгану коня, и стал он о шести ногах».

Музыканты, танцоры, певцы…

Так уж сложилось исторически, что, когда заходит разговор о цыганах, то, как правило, фигурирует весьма ограниченный набор тем. Фактически только две: песни и кони. За пение цыган хвалят, а за коней, если они ворованные, цыган ругают. Как-то все это слишком просто, даже примитивно. Нельзя же весь народ свести к двум-трем расхожим клише.

Цыгане – потомки выходцев из Индии, с острова Цы и побережья реки Ганг. На цыганском национальном флаге изображены колесо, подкова, звезды, месяц. Колесо символизирует дорогу. Подкова – лошадь. Звезды и месяц – кочующий образ жизни.

Существует множество легенд о происхождении цыган. Самая, наверное, распространенная из них о том, что цыгане – потомки жителей канувшей в небытие Атлантиды.

Хотелось бы верить... Красивая легенда, но, конечно, идет она от незнания мировой истории, незнания культуры цыган, языка, нравов, обычаев. В наше время уже ни для кого не секрет, что цыгане – это выходцы из Индии. Из какого района, провинции, местности, можно спорить долго и безрезультатно.

Цыгане – народ, живущий во многих странах Европы, Передней и Южной Азии, а также в Северной Африке, Северной и Южной Америке и Австралии. Численность цыган, по разным оценкам, определяется по-разному. От 2,5 до 8 миллионов и даже до 12 миллионов человек. В России – более 150 тысяч цыган.

Цыгане говорят на цыганском языке, распадающемся на несколько диалектов. Чуть ли ни треть лексики цыганского языка общая с санскритом, что в очередной раз подтверждает индийское происхождение цыган. Обычно цыгане владеют также языками тех народов, среди которых живут оседло или кочуют.

Цыгане славятся как музыканты, танцоры, певцы. Заимствовав элементы национального фольклора у народов, среди которых они живут, цыгане внесли существенный вклад в культуру этих народов. В мелодиях румынских и венгерских скрипачей, испанском танце фламенко сказалось значительное влияние цыганского фольклора.

И все же самое главное ноу-хау кочующего по всеми миру народа – это, конечно, цыганская музыка. Это собственно национальная музыка цыган, а также таборные и городские песни на родном языке – протяжные, любовные, плясовые, балладные.

В цыганской музыке обилие хроматизмов. В ней заключена особая экспрессия.

Такие композиторы, как Гайдн, Брамс, Рахманинов, использовали в своих сочинениях подлинные цыганские мелодии, а также собственные мелодии в духе цыганских. Музыка различных народов, переосмысленная исполнителями-цыганами, становится более яркой эмоционально, более контрастной, более импровизационной. Под сильным влиянием исполнителей-цыган возникли особые стили: фламенко в Испании, вербункош – в Венгрии.

В России с начала века получили распространение цыганские хоры с певцами-солистами и гитаристами-аккомпаниаторами. В их исполнительской практике сложился особый жанр – цыганский романс. Этим жанром искусства увлекались многие. Даже Лев Николаевич Толстой. Вернее, его герой Федор Протасов. Он даже хотел сбежать к цыганам, чтобы жить волной жизнью. Той жизнью, которая и не снилась тем, кто привык жить в собственных домах и квартирах.

Интересно, что в цыганских пословицах про вольную жизнь или, говоря точнее, про благосклонность природы сказано следующее: «Цыганам и солнце сильнее светит».

И цыганка ещё надвое сказала…

Наверное, это будет справедливо, говоря о цыганах, вспомнить и о цыганках. Об их красоте, гордости. Об их верности своим мужьям. И о колдовской силе цыганок. Как и следовало ожидать, эта тема лучше всего раскрыта в сказках. Только будьте очень внимательными при чтении (или при прослушивании) цыганских сказок. Очень часто рассказывается об одном, а мотать на ус надо то, что находится между строк. И сказка «Как цыганка в аду побывала» это правило только подтверждает.

Прокляла в сердцах одна цыганка свою дочь. За что прокляла – бог ее знает, только крикнула цыганка дочери:

– Чтоб ты утонула, чтоб тебя черти в ад утащили, чтобы ты горела там адским огнем!..

Заплакала девушка от обиды и в лес пошла. Но не успела она и несколько шагов от табора ступить, как, откуда ни возьмись, появились черти.

В барабаны бьют, пляшут, а впереди – старший черт, такой страшный, что и взглянуть нельзя: шерстью оброс, на голове рога, хвост по земле волочится. Схватили черти девушку и потащили через лес. Вдруг земля перед ними задрожала, расступилась, и черти вместе с цыганкой в пропасть полетели. Долго летели, пока дна не достигли. Видит цыганка: пещера огромная, а в ней людей полным-полно.

В пещере огонь горит, а над огнем люди жарятся, на колесах распятые. Перепугалась цыганка:

– Господи, спаси меня, не дай в аду сгореть.

Только она произнесла эти слова, как подхватили ее черти и на землю вместе с ней вылетели. Подтаскивают ее к морю, на шею камень привязали, а потом давай раскачивать, чтобы выбросить в воду и утопить.

– Господи, – взмолилась цыганка, – не дай в море утонуть.

Только сказала она эти слова, как черти сняли с ее шеи камень и потащили на кладбище. Видит цыганка: могила разрытая стоит, и хотят ее черти в эту могилу бросить и закопать.

– Господи, ну сделай что-нибудь, никак я не могу от нечистой силы отвязаться, – в третий раз вскричала цыганка.

И только сказала она эти слова, как пропел в деревне петух, и разбежалась нечистая сила кто куда.

Обратите внимание на то, что эта сказка чем-то напоминает карточный фокус. Ловкость рук, и никакого мошенничества. Цыганка оказалась в труднейшей ситуации и чудом из неё выкарабкалась. Фокус, да и только! А если серьёзно, то эта сказка о силе слов, сказанных в порыве гнева. И лучше всё-таки сдерживать свой гнев. От этого всем будет только лучше.

Охота к перемене мест

Есть ещё много устойчивых мифов про цыган, в том числе и тот, в котором утверждается, что цыгане постоянно кочуют. Дескать, охота к перемене мест у них в крови. На самом деле кочевание цыган – это не бесцельные хаотичные скитания и не просто романтическая тяга к перемене мест. В основе этого явления лежали и лежат экономические причины: таборным ремесленникам требовались рынки сбыта своей продукции, артистам нужна была новая публика для выступлений, гадалки нуждались в смене клиентуры. И даже те древние цыганские племена, которые в своё время покинули Индию, просто выбирали новый ареал кочевания – не более того.

Кстати говоря, историки справедливо утверждают, что часть цыганских племён оставалась там, где и была. Остальные искали «неосвоенные территории», и процесс этот продолжался постоянно. Если спросить, каким было пространство кочевания у цыган, то ответ будет таким: небольшим. Примерно 300-500 квадратных километров. Именно этим можно объяснить факт, что цыганам-кочевникам понадобилось несколько столетий, чтобы добраться до Европы.

И Пушкин в таборе цыганском…

Спору нет, лучше всех о цыганской вольной жизни рассказал Александр Сергеевич Пушкин в своей поэме «Цыгане». Кто не помнит этих знаменитых строк:

Цыгане шумною толпой
По Бессарабии кочуют.
Они сегодня над рекой
В шатрах изодранных ночуют.

Как вольность весел их ночлег
И мирный сон под небесами;
Между колесами телег,
Полузавешанных коврами,

Горит огонь; семья кругом
Готовит ужин; в чистом поле
Пасутся кони; за шатром
Ручной медведь лежит на воле;

Все живо посреди степей:
Заботы мирные семей,
Готовых с утром в путь недальний,
И песни жен, и крик детей,
И звон походной наковальни…


Замечательно написано, столько подробностей и точных деталей. Есть даже и упоминание про «мирный сон под небесами».

Но мало кто знает, что кочевой цыганский народ тоже сочинил про Пушкина один очень интересный текст. Не поэму, но легенду.

Так вот, среди цыган ходит история такая, что в поэме «Цыгане» Пушкин о своей жизни написал, когда бродил с табором по России. Много лет уже этой истории. Не знаем, верить в неё или нет. А то ведь получается, что Алеко – это сам Пушкин…

Но послушаем цыганскую версию происходящего.

Прогневал Пушкин царя, и хотел тот его сослать, да не удалось царю это дело. Скрылся Пушкин. Ходил он себе по России и как-то раз набрел на цыганский табор. Видит: стоят шатры, лошади по поляне гуляют, костры горят. Сидят цыгане возле костров, кушают, чай пьют, а рядом на пне кузница-ковальня устроена, тут же коней подковывают, молодежь здесь же песни под гитару поет.

Пушкин сразу в табор не пошел, остановился неподалеку, наблюдает. Видит он: пошла в лес цыганочка дровец набрать. А была цыганочка та молодой да красивой. Подошел к ней Пушкин, разговорился. А надо сказать, что вид у Пушкина к тому времени был не барский, долго ходил он по земле и пооборвался совсем.

А сам по себе Пушкин был красавцем. Понравился он цыганке, привела она его к своему отцу. Так и остался Пушкин у цыган в таборе жить.

Повенчали Пушкина с Земфирой по цыганскому обычаю, как положено. И стали они жить-поживать. Предложил вожак Пушкину:

– Живи, как хочешь, морэ, делай, что пожелаешь. Хочешь – на кузнице работай, хочешь – лошадьми занимайся. Твоя воля.

Да только не стал Пушкин ни кузнецом, ни цыганским барышником. Сидел он себе на пеньке да стихи свои сочинял.

А еще рисовал много: детей цыганских рисовал, коней. Как пляшут цыгане, как поют для богачей, как милостыню просят, как гадают – все как есть рисовал. Жаль только, что не дошли эти рисунки до наших дней: в таборе погибли при пожаре.

Долго ли, коротко ли, рождается у Земфиры сын от Пушкина. А тут, как на грех, влюбилась цыганка в одного таборного парня. Стала к нему на свидания ходить тайком.

Как-то раз ложится Пушкин с Земфирой в полог, да только глаза сомкнул, встала Земфира и ушла от него по росе на свидание. А тут ребенок заплакал. Проснулся Пушкин, глядит: нет жены. Кинулся он искать ее. Видит, что следы по росе от шатра куда-то ведут. Пошел Пушкин по следам и набрел на влюбленных. Сидят они у реки, обнимаются.

Великий гнев охватил Пушкина, и не сдержался он, выхватил цыганский нож и убил цыгана.

Собрался табор на цыганский суд. Слыханное ли это дело: человека убили, да еще в своем таборе?! Стали разбираться, судить да рядить.

– Из-за ревности погиб цыган, – сказал вожак, – и ревность была правильной. Коли нарушила Земфира слово, данное тебе перед богом, то по закону следовало её убить.

– Не мог убить я её. Люблю я Земфиру по-прежнему, да и что бы сын мой делал, если бы я Земфиру убил? – ответил Пушкин.

Долго совещались старики и решили осудить Пушкина по старинному обычаю: посадить его на камень, а потом изгнать из табора.

Только за убийство была такая суровая кара. А когда сажали человека на камень, сердце его (так верили цыгане) должно было окаменеть для цыганского рода.

Посадили Пушкина на камень, а табор снялся с места и укатил в степь.

Вот такая правдивая (или не очень) кочует история из одного цыганского табора в другой.

После такой истории придётся всю поэму «Цыгане» заново перечитывать!

promo yarodom сентябрь 20, 2012 20:29 5
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…