?

Log in

No account? Create an account

Мы родом ...

Летопись: Люди, места, события, свидетельства


Previous Entry Share Next Entry
Лица России. Шорцы
Я витрина
mamlas wrote in yarodom
Лица России. «Жить вместе, оставаясь разными»

Мультимедийный проект «Лица России» существует с 2006 года, рассказывая о российской цивилизации, важнейшей особенностью которой является способность жить вместе, оставаясь разными — такой девиз особенно актуален для стран всего постсоветского пространства. С 2006 по 2012 в рамках проекта мы создали 60 документальных фильмов о представителях разных российских этносов. Также создано 2 цикла радиопередач «Музыка и песни народов России» - более 40 передач. В поддержку первых серий фильмов выпущены иллюстрированные альманахи. Сейчас мы – на полпути к созданию уникальной мультимедийной энциклопедии народов нашей страны, снимка, который позволит жителям России самим узнать себя и для потомков оставить в наследство картину того, какими они были. ©
~~~~~~~~~~~
Другие лица России
«Лица России». Шорцы. «Шория моя», 2010

Общие сведения

Ш‘ОРЦЫ, шор (самоназвание), народ в Российской Федерации (15,7 тыс. человек). Живут в основном в Кемеровской области (12,6 тыс. человек), а также в Хакасии (1,2 тыс. человек) и Республике Алтай и др. Общая численность 16,6 тыс. человек. По данным Переписи населения 2002 года численность шорцев, проживающих на территории России, составляет 13 тыс. 975 человек, по данным переписи 2010г. - 12 тыс. 888 человек.

Основная территория обитания - бассейн среднего течения реки Томь и её притоков Кондома и Мрас-Су. Выделяются этнографические группы: северная, или лесостепная ("абинская"), и южная, или горнотаёжная ("шорская"). Говорят на шорском языке тюркской группы алтайской семьи. Диалекты: мрасский, распространённый по реке Мрас-Су и в верховьях реки Томь, и кондомский - на реке Кондома и в низовьях реки Томь, примыкающий к северным диалектам алтайского языка. Распространён также русский язык (свободно владеют 53,6%, считают родным - 40,9%).

Сформировались на основе субстрата, общего для угров, самодийцев, кетов. В 6-9 веках Шорцы входили в состав Тюркского, Уйгурского и Енисейского каганатов и были тюркизированы, частично смешавшись с древне-алтайскими, уйгурскими, енисейско-киргизскими и монгольскими племенами. В 17-18 веках с Шорцами слились пришедшие с Севера (Иртыш, Барабинская и Кулундинская степи) кочевники-скотоводы телеуты.

В 17-18 веках русские называли Шорцев "кузнецкими татарами ", "кондомскими и мрасскими татарами", абинцами. Сами себя они называли по именам родов (Карга, Кый, Кобый и др.), волостей и управ (Таяш-Чоны - Таяшская волость) или рек (Мрас-кижи - мрасские люди, Кондум-чоны - кондомский народ), за пределами территории проживания - аба-кижи (аба - род, кижи - люди), чыш-кижи (люди тайги). Алтайцы и хакасы называли их по имени рода Шор. Это название широко распространилось и было введено как официальное в 20 веке.

В 1925 был образован Горно-Шорский национальный район с центром в селе Мыски, потом - селе Кузедеево, упразднённый в 1939. Численность в 1926 -14 тыс. человек.

Цикл аудиолекций «Народы России» — Шорцы

До 19 века одним из основных занятий Шорцев были выплавка и ковка железа, особенно развитая на севере. Они платили дань железными изделиями тюркским каганам, обменивали их у кочевников на скот, войлок, с 18 века сбывали железные изделия русским купцам. Русские называли их "кузнецкими людьми", их землю - "Кузнецкая земля". К концу 18 века, с ослаблением связей с кочевниками и усилением контактов с русскими, изделия шорского кузнечества не выдерживали конкуренции с привозными русскими изделиями, и кузнечество постепенно стало исчезать, основным занятием стала охота.

Первоначально преобладала загонная охота на крупного копытного зверя (олень, лось, марал, косуля), позднее - пушной промысел (белка, соболь, лисица, колонок, выдра, горностай, рысь) - до 19 века с луком, затем с ружьями, полученными от русских купцов. Охотой занимались от 75 до 90% хозяйств Шорцев (1900). Промышляли зверя в пределах родовой охотничьей территории артелями по 4-7 человек (первоначально - из родственников, потом - из соседей). Жили в сезонных жилищах из ветвей и коры (одаг, агыс). Пользовались лыжами (шана), подшитыми камусом. На ручной нарте (шанак) или волокуше (суртке) тащили груз. Добычу делили между всеми членами артели поровну.

Основным источником питания служило рыболовство. В низовьях рек оно было основным занятием, в других местах им занималось от 40 до 70% хозяйств (1899). По реке передвигались с помощью шестов на лодках-долблёнках (кебе) и берестянках.

Дополнительным занятием было собирательство. Весной женщины собирали клубни, корни, луковицы и стебли сараны, кандыка, дикого лука, черемши, пиона, борщевика. Корни и клубни выкапывали корнекопалкой-озуп, состоявшей из изогнутого черенка длиной 60 см с поперечной перекладиной-педалью для ноги и железным лезвием-лопаткой на конце. Собирали много орехов и ягод, в 19 веке - на продажу. За кедровыми орехами отправлялись семьями и артелями, живя в тайге по нескольку недель. В лесу строили временные укрытия, из дерева и бересты делали орудия и приспособления для сбора орехов - колотушки (токпак), тёрки (паспак), сита (элек), веялки (аргаш), лукошки. Издавна было известно бортничество, у русских заимствовано пчеловодство.

До прихода русских на южных пологих склонах было распространено подсечно-огневое мотыжное земледелие. Для этого семья поселялась во временном жилище на пашне на несколько недель. Землю взрыхляли мотыгой (абыл), боронили суком. Сеяли ячмень, пшеницу, коноплю. Возвращались на пашню осенью для уборки урожая. Зерно молотили палкой, хранили в берестяных чанах на сваях, мололи на ручных каменных мельницах. С развитием контактов с русскими на севере в степных и горных районах распространились пашенное земледелие и русские земледельческие орудия: соха, иногда плуг, борона, серп, водяная мельница. Засевали значительные площади, главным образом пшеницей. От русских же Шорцы усвоили стойловое разведение лошадей, а также упряжь, телегу, сани.


Женщины ткали на примитивных станках из конопли и крапивы, выделывали кожи, изготавливали утварь из дерева и бересты; мужчины были заняты промыслами, обработкой дерева, рога, кожи. Были развиты художественная резьба и выжигание по кости (на табакерках, черенках ножей, пороховницах и др.), вышивка. По Томи и в низовьях Мрас-Су было известно изготовление лепной керамики.

После Октябрьской революции Шорцы утратили большинство форм традиционного хозяйства. Современные Шорцы организованы в хозяйства и промысловые артели, часть занята на лесозаготовках и добыче золота.

В 19-начале 20 века у Шорцев были сильны родовые отношения. Границы административных единиц (волостей) совпадали с границами расселения отцовских родов (сo;ок), они управлялись выборными родовыми старейшинами (паштык). Члены рода называли себя карындаш ("единоутробный"). За родами были закреплены охотничьи и земледельческие угодья, в 19 веке они перешли в пользование больших семей (тoль). Внутри рода раскладывались ясак и подати. Большие семьи включали 2-3 поколения. К конце 19 - начале 20 века у северных Шорцев стали развиваться территориально-соседские отношения, имущественная дифференциация. Выделились богатые торговцы и ростовщики, скупщики пушнины (таныш), родовая администрация, появилась эксплуатация наёмного труда. Большая семья стала распадаться на малые.

Небольшие селения Шорцев - улусы на севере и аилы на юге - часто переносились на новое место - по случаю смены пашни, смерти кого-либо из родичей и т.п. Состояли из нескольких низких четырёхугольных срубных домов (юрт) с берестяной крышей. Они отапливались глинобитным очагом (кебеге) типа чувала. В 19 веке распространились избы русского типа, особенно на севере, у бедняков - срубные полуземлянки.

Временным жилищем (на пашне - для земледельческих работ, в тайге - во время охоты и заготовки орехов) были одаг - коническая постройка из брёвен и жердей, крытая берестой, - летом и агыс - каркасное жилище в форме усечённой пирамиды из брёвен, досок, жердей, крытое ветвями или берестой, с очагом в центре - зимой. Бедняки жили в таких строениях постоянно, утепляя их берестой и землёй. Были распространены срубные свайные амбары (тастак, анмар). Современные Шорцы живут в срубных домах, сохраняются амбары, охотничьи жилища, юрты используются как летние кухни.

Мужская и женская одежда состояла из рубахи (кунек), штанов (чембар, штан) и халата (шабур) с вышивкой у ворота, на обшлагах или подоле. Зимой надевали несколько халатов. Их носили, запахивая слева направо и подпоясывая кушаком (тюркская черта). Женская рубаха - длинная с разрезом на груди. Южные Шорцы делали одежду из конопли и кендыря, северные - чаще из покупных тканей, зажиточные носили покупную одежду, зимой - овчинные шубы, крытые материей. Обувью служили кожаные сапоги (одук, чарык) с длинными голенищами (у бедняков - из кендыря). Вместо портянок ноги обматывали мягкой травой-осокой. Женщины носили платки, мужчины - шапки: картузы из ткани, кожи или бересты, круглые холщовые шапки в форме колпака с круглой тульёй, на макушке собранной в сборки, иногда вышитой, зимой - меховые.


Первоначально основными продуктами питания Шорцев были мясо зверей и птиц, рыба, дикорастущие растения. Мясо жарили на костре, варили, рыбу варили. Лук, черемшу, кандык ели сырыми, сарану, кандык варили в воде или молоке, сарану также пекли в золе, черемшу ели солёной. Корни дикого пиона сушили и варили несколько раз, чтобы уничтожить их ядовитость, растирали на ручной мельнице и готовили кашицу или лепёшки. С развитием земледелия распространились мука и крупа из ячменя. Муку (талкан) ели с чаем, молоком, мёдом, маслом, сметаной, из неё варили кашу (саламат), крупу (шырак) добавляли в суп, кусочки пресного пшеничного теста (тутпаш) варили в воде, иногда с рыбой или мясом, либо в молоке. Пресные лепёшки (тертпек) варили в воде, ели с супом или ухой. Хлеб (калаш) был распространён на севере, в основном у зажиточных. Степные Шорцы употребляли молочные продукты: кислое молоко, пресный сыр (пыштак), творог, масло. Зажиточные покупали конину. Из ячменной муки делали брагу (абыртка) и водку (арагы). Пили чай.

У Шорцев был развит богатый фольклор: сказки, охотничьи рассказы и легенды, предания (пурунгу чоок, ербек), песни, поговорки, пословицы (улгер сос, кеп сос), загадки (тапкак). У телеутов северные Шорцы заимствовали героические поэмы (кай, ныбак), исполняемые под аккомпанемент двухструнного музыкального инструмента - комыса.

Традиционные культы - промысловые, родовые, шаманизм, культы духов-хозяев гор (таг-ээзи) и рек (су-ээзи). Духам-хозяевам приносили в жертву лошадей. Определённые обряды были связаны с охотой на медведя. Шаманство Шорцев имело родовой характер: шаманы наследовали свой дар и духов-покровителей в рамках рода. Атрибутами шамана были бубен и колотушка. Традиционные верования и мифология, поминально-погребальные обряды, камлания частично сохраняются у современных Шорцев. С 1985 возобновляются традиционные праздники - праздник прародителя Ольгудека, весенне-летний праздник Пайрам и др., сопровождающиеся исполнением эпоса и песен, спортивными состязаниями и т.п.

Первые православные миссионеры появились среди Шорцев в 1858. В 1880-х годах была создана письменность на основе русского алфавита, издавалась церковная литература. В 1920-е годы появляется учебная литература. Создаётся национальная интеллигенция.

В 1980-е годы возрождается интерес к традиционной культуре: в 1989 принята программа возрождения Горной Шории, создаются шорский национальный парк, фольклорные ансамбли, в Таштаголе, Мысках, Спасске изучается шорский язык.
Т.М. Патрушева, З.П. Соколова


Очерки

Шорцы – коренной народ Российской Федерации, живущий на юге Западной Сибири: в Кемеровской области, а также в смежных районах Хакасии, Алтайского и Красноярского краев.Численность в России по переписи 2002 года – 13975, в том числе в Кемеровской области – 11554 человек.Говорят на шорском языке тюркской группы алтайской семьи, распространён также русский язык: свободно им владеют 53,6%, считают родным - 40,9% населения. Письменность на основе русского алфавита впервые была создана христианскими миссионерами в 1880-е годы для печатания церковной литературы, с 1927г. она применяется для всех изданий.Религия – православие, традиционные верования: анимизм, шаманизм.

Кузнецкая земля – Кузбасс и ее аборигены

Пришедшие в начале XVII столетия на юг Западной Сибири посланные русским царем казаки были так поражены развитием кузнечного дела у местного населения, что назвали этот край Кузнецкой Землей, а ее коренных обитателей – кузнецкими татарами. Сами же эти потомки самодийских и угорских племен, смешавшихся с переселившимися в VI - X веках в бассейн среднего течения реки Томь и ее притоков Кондома и Мрас-Су тюркоязычными народами, именовали себя по-разному: по названиям родов (Карга, Кый, Кобый и др.), волостей и управ (Таяш-чоны - Таяшский народ), рек (Мрас-кижи - мрасские люди, Кондум-чоны - кондомский народ), а за пределами территории проживания - чыш-кижи (люди тайги). Ближайшие соседи – алтайцы и хакасы - называли их по имени рода Шор. Впервые этноним «шорцы», официально признанный лишь в XX столетии, был введен в научный оборот известным востоковедом академиком Василием Васильевичем Радловым («Древние аборигены России», СПб.-М., 1884г.). Среди шорцев выделяются северная этнографическая группа - лесостепная («абинская») и южная, или горно-таёжная («шорская»). Язык тоже имеет два диалекта: мрасский, распространённый по реке Мрас-Су и в верховьях Томи, и кондомский - на Кондоме и в низовьях реки Томь, но каждый из них распадается еще на ряд местных говоров. Литературный шорский язык сформировался на базе мрасского диалекта.


Между Ульгенем и Эрликом

Согласно традиционному мировоззрению шорцев мир разделен на три сферы: небесную, где находится высшее божество Ульгень, среднюю - землю, на которой живут люди, и обиталище злых духов - подземный мир, где властвует Эрлик. В земной жизни древние шорцы занимались выплавкой и ковкой металлов, охотой, рыболовством, скотоводством, примитивным ручным земледелием, собирательством. Изделия из железа, сработанные шорскими кузнецами, славились на всю Сибирь. Ими они платили дань (албан, алман) джунгарам и енисейским киргизам, но с приходом казаков на все эти «стратегические» ремесла был наложен запрет, чтобы еще непокоренные сибирские народы не смогли заказать себе воинские доспехи и снаряжение у местных оружейников. Постепенно профессиональное мастерство было утрачено, и даже отдавать ясак московскому царю «кузнецкие татары» стали пушниной.

Власть народа по-шорски

Шорцы жили общинами (сеоками), управлявшимися вполне демократично: старосту (паштыка) выбирали на родовом собрании, которое считалось высшим органом власти. Здесь же происходили и судебные разбирательства, во время которых в помощь паштыку выделялось шесть человек, чаще всего - многоопытных старцев. Свое решение судьи выносили на всеобщее обсуждение, они спрашивали соплеменников: «чарар ба?» (согласны ли?), если большинство говорило «чарар» (согласны), то приговор вступал в силу, если нет, дело рассматривалось снова. Все принятое на родовом собрании подлежало обязательному исполнению.


Православие и шаманизм

Также коллегиально шорцы решили принять христианство: с 1858 года до начала XX столетия они были крещены священниками Алтайской духовной миссии и считались православными, носили русские, то есть христианские, имена. Но наряду с официальной религией у них прочно сохранялись традиционные верования в хозяев природы: духов огня, ветра, воды, гор, лесов, источников, домашнего очага. Общение с ними, а также с верховными божествами - Ульгенем и Эрликом, происходило через посредника - шамана, к услугам которого прибегали при болезнях и трудных родах, во время похорон, перед охотой и сбором урожая.

«Что ушам будет слышно, то и глазам будет видно»

Эта старая шорская пословица, уравнивающая слышимое и видимое, точно объясняет отношение людей тайги ко всему, что их окружало. Так, безмолвие приравнивалось к небытию, звук, напротив, был свойством жизни, и они чутко вслушивались в звучание природы. Не случайно эпическая картина сотворения мира, воспроизводимая в шаманском ритуале, отличалась повышенным шумовым фоном: «Текущая вода зашумела, могучая тайга заревела, листья великого дерева свесились. Шумя, текущая вода золотое покрывало свое оттаяла». Как бы возникая из молчания, тьмы и безвременья, мир заявлял о себе птичьим щебетом, рокотом, шелестом и треском: так звук и жизнь заполняли Вселенную.


Времена года

Это «творение мира» ежегодно повторялась в весеннем пробуждении природы. Ее наступление шорцы определяли по первой зелени и грому, услышав который, женщины посолонь, то есть по солнцу: с востока на запад, обегали юрту, стуча по ее кровле ковшом. Предвестником весны в их фольклоре часто выступает хозяин горы: «Весною, пока еще на дереве не распустились листья, пока еще на земле не выросла трава, тогда хозяин горы кричит. Также и осенью, когда трава, засохнув, клонится, когда листья деревьев, засохнув, опадают, уши горы начинают лучше слышать, тогда снова кричит». Этот звук, сопоставимый по значимости с громовым раскатом, «открывает» и «закрывает» год. Раскаты грома весной, подобно первому крику ребенка, возвещали о возникновении новой жизни. У южных шорцев - и эту традицию разделяют многие тюрко-монгольские народы - появление новорожденного всегда сопровождалось возгласами и ружейными выстрелами.

Звуки ужаса

Совсем по-другому, с настороженностью, относились шорцы к звучанию иного мира: они наделяли всевозможных духов способностью имитировать сугубо человеческое поведение. Охотники рассказывали о хозяине тайги: «Ночью он (эзи) ходит около охотничьего балагана, иногда стучит, иногда говорит, но нельзя выйти на его стук. Ночью в тайге вдруг послышатся песни, словно играет кто-то, это хозяева тайги развеселились. Или пугает около балагана, ревет кто-то, кричит по имени три раза. Надо промолчать - иначе душу возьмет, тогда по возвращении домой придется шаману камлать и просить душу назад». В мире духов, на их территории или в их присутствии считалось опасным проявить свою человеческую сущность: подать голос, отозваться на имя, так как «отчуждаемые» части личности могли стать добычей существа иного мира, стремящегося тем самым как бы восполнить свою ущербность.


И души

Но этот мир давал знать о себе не только подражанием речи человека: диапазон его звучания был много шире. Например, угли в очаге, потрескивая, сообщали о настроении духа огня, звон колец тагана предвещал появление гостя. Кормосы (злые духи) могли мяукать, кричать совой или подавать утробный голос. Услышать подобное считалось дурным предзнаменованием: по верованиям шорцев, душа-тень за год до смерти человека предупреждала его об этом звуками. Подобные представления дошли до наших дней, найдя отражение в строках Михаила Пришвина - писателя и философа, исповедовавшего единство человека и Космоса. В 1928г. он записал в своем дневнике: «Мне снилось этой ночью, будто жизнь человека превращается в звук, который остается вместо жизни и не для одной только нашей планеты...»

«Ячмень наш насущный даждь нам днесь…»

Примерно так звучит на шорском языке православная молитва «Отче наш». Ведь священники, говоря о «хлебе насущном», употребляют словосочетание «аш табак» вместо более подходящего на первый взгляд «калаш». Все потому, что «аш», ячмень - единственный злак, который с давних времен выращивали шорцы в горах («табак» переводится как «еда»). Слово же «калаш» происходит от русского «калач», и местные жители обозначают им современные хлебобулочные изделия, а они, конечно, не воспринимаются как пища, самая нужная для существования. Поэтому и произносится на службе: «…чадыта керек аш табакты пююн писке перзен…», дословно: «…для жизни необходимый ячмень дай нам...». И никак иначе.


Северяне и южане

Православные шорцы (чиштынаштар) проживают на севере, а на юге в горах почти все - шаманисты. Также традиционно и разделение промыслов: «северяне» издавна занимались скотоводством и земледелием, «южане» - охотой и рыболовством. Для пропитания они добывали оленя, марала, кабаргу, лося, медведя, зайца, а еще боровую дичь - глухаря, тетерева и рябчика. Мех им давала охота на соболя, лисицу, колонка, выдру, бобра, горностая, рысь или белку, хотя тушки белок, запеченные на костре, считались также изысканным лакомством. На реке Мрасс-Су рыболовством было охвачено до 40% хозяйств, на Кондоме – свыше 70%. Объектами промысла были хариус, таймень, щука, налим, язь, другая частиковая рыба, также использовали невода двух типов: плетенный из ниток в ячейку (шуун) и холщовый (суске). Рыбы было так много, что ее ловили удочкой, били острогой, а женщины и дети добывали просто руками из-под камней или сачками. На юге выращивали ячмень, на севере – помимо него, пшеницу и овес. В горах искали съедобные клубни растений, в больших количествах заготавливали кедровые орехи, для чего в лес переселялась вся семья. Из-за этого в советское время шорцев не очень любили брать на работу: наступал сезон сбора шишек, и они моментально брали расчет и уходили с предприятий в тайгу собирать орехи.

Саламат, тертпек, талкан, пельмени с кониной …

В прошлом основной пищей шорцев было мясо диких зверей, рыба, дикорастущие растения. Дикий лук (оксум), черемшу (калба), кандык (пес) ели сырыми, сарану (саргай) отваривали в воде и молоке или пекли в золе, черемшу солили. Использовали также стебли зонтичных растений (болтырган). Корни дикого пиона сушили и долго вываривали, чтобы уничтожить их ядовитость, растирали на ручной мельнице и использовали для каш или лепешек. С развитием земледелия в рационе, особенно у северных шорцев, стали преобладать мука (талкан) и крупа (шырак) из прожаренного ячменя. Из них готовили кашу (саламат), кусочки теста (тутпаш) проваривали в воде, либо в молоке, иногда с рыбой или мясом, лепешки (тертпек) употребляли с ухой. Из ячменной муки делали брагу (абыртка) и водку (арагы). У южных шорцев в рационе большую роль играли молочные продукты: сыр, творог, масло. Мясо употребляли редко, но богачи ели говядину и покупную конину. На кухню современных шорцев большое влияние оказало соседство разных народов. Например, знаменитые «шорские» пельмени с кониной были позаимствованы у русских старообрядцев, а рецепт быстрого приготовления бараньих почек – у уйгуров.


И почки по-уйгурски

В книге Сталика Ханкишиева «Казан, мангал и другие мужские удовольствия» он описан так: «Четыре почки Турсун разрезал вдоль пополам, снял пленку, удалил протоки и каждую половину разрезал еще раз пополам. Получившиеся кусочки «надшинковал» на квадратики, т.е. взял большой нож, положил почку наружной стороной кверху и сделал несколько надсекающих движений, не дорезая почку до конца на 2-3мм, а потом повернул ее на 90 градусов и повторил процедуру. Получилось, что почка надрезана на трехмиллиметровые квадратики-столбики, удерживаемые лишь «донышком» каждой половинки. В вок - круглую глубокую сковороду с выпуклым дном - он налил немного (граммов 30-40) растительного масла, поставил ее на огромный огонь с вырывающимися из горловины печки языками пламени, опустил почки в мгновенно раскалившееся масло и стал жарить, давая маслу вспыхнуть. Через одну-две минуты он слегка посолил их, добавил немного соевого соуса, красного молотого перца, довольно много зиры и всыпал две крупно нарезанные луковицы. При этом он продолжал встряхивать вок, периодически давая загореться маслу. Блюдо было готово уже через четыре минуты: почки изогнулись во внутреннюю сторону, квадратики растопырились симпатичным ежиком, между ними набилась зира, а из масла, соевого соуса и выделившегося из почек сока получился довольно острый соус... Все было съедено мгновенно»

promo yarodom сентябрь 20, 2012 20:29 5
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…

  • 1
Люблю Шорию.
Много раз бывал. Дружил и дружу с Валерием Кимеевым, этнографом, доктором исторических наук, учеником Леонида Потапова, одного из первых советских исследователей Шории (Ленинградский университет).
Музей в Усть-Анзасе - это дело рук Кимеева.

Одна существенная ошибка.
Мрассу не "жёлтая река". "Жёлтой" её назвали кузбасские литераторы, потому что река желтела в дожди из-за взвесей, которые несли воды раздолбанных лесовозными трелёвочниками ручьёв и малых речек. Ну, и золотари добавляли мути драгами и промприборами.
Ушла лесозаготовка и золотодобыча и Мрассу стала чистой.
Шорцы произносят не МРАС-СУ, а коротко - ПРАС. "П" и "М" у них один и тот же формант. Например, гора Мустаг, она же и Пустаг.
Название "Прасс" несёт в себе корень "пра", то есть "Кедр", так что это Кедровая река.

Кстати, Пезас или Пызас несёт в себе формант "Пы", тоже вариант слова "Кедр". А Кабырза от Кобыр-Су. Мнения, что есть "кобыр" (либо от "кобур" - "уголь", либо от созвучного "кобур" - "дикий лук", либо от рода "кобый") разнятся.
Источник: В.Шабалин "Тайны имён земли Кузнецкой".

Спасибо за существенные, интересные дополнения!

Я где-то читал, что шорцы каким-то зизгагом связаны с мордвой. Так ли это, не в курсе?
***

Офтопну по старой теме... Вот опять поставил пост по тем самым "башням", за которые Вы ругались прошлый раз. Это не Ваш анонимный коммент там? ))
http://eto-fake.livejournal.com/571495.html

Ничего не слышал об этом.
Шорцы - автохтонный народ. Никуда не кочевали. Ближняя родня им - кеты из енисейской семьи, их очень мало осталось.
Шорцы подверглись мощной ассимилимции со стороны тюрков и язык их в сущности татарский. Это при том, что кетские языки сохранились на Енисее. В то же время облик очень многих шорцев несёт в себе мало монголоидного: они светловолосы, сине- и зелёноглазы.

Добавлю, что в 19 веке шорцы охотно приняли Православие. Их крестил миссионер Василий Вербицкий. Предварительно он создал словарь и грамматику шорского языка, перевёл на шорский Евангелие и основал первую шорскую школу.
В Усть-Анзасе церковь не то снесли, не то сожгли, но некоторые постройки миссии остались, например, дом псаломщика, там до сих пор живут люди.

Типовые шорские постройки вывезены в музей "Томская писаница", что близ Кемерова, и там воссоздан "Шорский улус" из оригинальных построек.

Что касается "мегалитов", это фейк, превращающийся в добровольный морок. В старых горах, какими являются Абаканский хребет и его отроги, в частности, Кузнецкий Алатау, трещиноватых останцев великое множество. Есть и сильно похожие на искусственные сооружения.

Edited at 2014-09-13 01:31 am (UTC)

Видимо я за родственность принял то, что в тех же местах проживает и ветка мордвы, причём достаточная.
***

Вот эта возможная искусственность и её размеры и не дают покоя ))

Это переселенцы столыпинских времён. В Кузбасс пприезжали целыми деревнями.
В том числе из Мордовии.
Например в Ленинск-Кузнецком районе есть деревня Родниковка: одна улица - мокша, другая эрзя.
Была деревня Латыши (исчезла - угольный карьер на неё наступил), колхоз "Латгалец". Или вот такие деревеньки, как Курс-Смоленка или Рязань.
Много немцев, но это вынужденные переселенцы, из Поволжья.

А татары, телеуты и шорцы - аборигены Кузнецкой котловины.
Впрочем, к местным татарам в советские времена немало примешалось казанских.


Что касается "мегалита", то надо всего лишь включить в экспедицию профессионального геолога и всё встанет на свои места.
Кузбасс исследован геологоразведкой от вершин и на сотни метров вглубь.

Легенды, конечно, украшают жизнь. Вот у нас сейчас усиленно разрабатывается легенда о йети, якобы живущем в Азасской пщере на горе Патын. Понятно, что фейк, но народ делает вид, что верит, в душе покатываясь со смеху.
Скульптуры йети стоят там и сям, сувенирчики делаются, магнитики на холодильники - туристы охотно покупают.

А денисовцы - фейк или всё же революция?

Денисовская пешщера?
Ни в коем разе не фейк. Там копают много лет и копают очень серьёзные люди. Биологический материал, добытый там и исследованный новейшими методами, - это очень серьёзно. И это ничего не опровергает и не ставит с ног на ноги. Это уточняет уже известное.

  • 1