mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Category:

Неизвестные битвы русской армии в Первой мировой, Ч.1/2

От первой победы к штурму Эрзерума
Восемь крупнейших сражений русской армии в Первой мировой войне

Собственно военная составляющая Первой мировой не очень хорошо известна широкой российской публике. Вот, к примеру, эти восемь из крупнейших сражений русской армии в первой половине войны... ©
~~~~~~~~~~~


Гумбинненское сражение

С началом Первой мировой войны русская армия планировала сразу два крупных наступления. Одно из них должно было вестись против Восточной Пруссии. Как было известно нашему командованию, германцы собирались всеми силами обрушиться на Францию, оставив для прикрытия на востоке одну слабую 8-ю армию генерала М. фон Притвица. Отсюда родилась идея: сосредоточить против нее превосходящие силы, в ходе молниеносного наступления разгромить, захватить Восточную Пруссию и выйти на оперативный простор. В случае полного успеха последствия для Германии были бы непредсказуемыми.

Операция проводилась силами обеих армий Северо-Западного фронта генерала Я. Г. Жилинского. 1-я армия генерала П. К. фон Ренненкампфа наступала из-за Немана (с территории современной Литвы), а 2-я армия генерала А. В. Самсонова сосредоточивалась на реке Нарев и двигалась на юг Восточной Пруссии. Таким образом, планировалось взять противника в гигантские клещи. Успех зависел от координации действий обеих армий, разделенных линией Мазурских озер. В этих условиях стратегия германцев заключалась в том, чтобы постараться разбить наши армии поодиночке, пользуясь развитой сетью железных дорог. В целом 8-я армия была сильнее каждой из наших армий по отдельности, но уступала нашему Северо-Западному фронту. А потому на первый план выдвигалась мобильность и умение сосредоточивать превосходящие силы на решающих участках фронта.

17 (4) августа границу перешла 1-я русская армия. С отдельными боями она продвигалась вперед, пока к исходу 19 (6) августа не вышла к Гольдапу и Гумбиннену. На следующий день планировалась дневка, чтобы дать солдатам отдохнуть, а тыловикам — наладить снабжение и связь, но у командующего 8-й немецкой армией генерала фон Притвица на 20 (7) августа были другие планы: опасаясь скорейшего вторжения 2-й русской армии, он решил разбить войска Ренненкампфа.

Непосредственно на поле боя немцы имели превосходство как по живой силе, так и по числу орудий. Более того, М. фон Притвицу удалось захватить инициативу и установить более твердое командование частями. Все плюсы были у него, однако судьба распорядилась иначе.

На отдельных участках фронта немцам сопутствовал успех. Они сумели разбить нашу правофланговую 28-ю дивизию (пользуясь тем, что конница хана Нахичеванского предательски отсиживалась в тылу), однако затем немцы сами попали под контратаку, возникла путаница, германская артиллерия обстреляла собственные части. В итоге наступление заглохло. На левом фланге 30-я пехотная дивизия с трудом сдерживала наступление 1-го германского резервного корпуса. Однако в центре нам сопутствовала удача. 3-й немецкий корпус предпринял ряд бесплодных атак на позиции нашего 3-го армейского корпуса генерала Н. А. Епанчина. Особо отличилась 27-я пехотная дивизия генерала К. М. Адариди. Где-то после пяти вечера немцы предприняли последнюю атаку против Уфимского полка, а затем стали отступать, некоторые роты бежали. Никакого поспешного бегства всего корпуса, судя по архивным документам, на фронте дивизии замечено не было. В ходе недолгого преследования наша дивизия взяла 12 орудий, 25 зарядных ящиков, три исправных и десять разбитых пулеметов, 2 тыс. винтовок и около 1 тыс. пленных. Тяжелые потери (свыше 6 тыс. человек) и огромный расход артиллерии (только один дивизион расстрелял 10 тыс. снарядов) заставили командование отдать приказ об остановке. Потери противника составили 8 тыс. человек.

Под вечер М. фон Притвиц, получив сообщение о тяжелом положении на фронте и о том, что 2-я русская армия генерала Самсонова уже пересекла границу, неожиданно запаниковал и приказал отступать. Его центральному корпусу было нанесено поражение, на левом фланге войска оказались сильно измотанными и не могли наступать. Общие потери убитыми, ранеными и пленными превысили 14 тыс. человек. В противовес квартирмейстер армии Грюнерт и начальник оперативного управления М. Гофман небезосновательно доказывали, что положение благоприятное, и если продолжить сражение, то противника удастся разбить. Но М. фон Притвиц, не обладавший твердостью духа, настоял на отходе. П. К. фон Ренненкампф не преследовал.

Первые распоряжения гнать неприятеля он сразу же отменил, за что был подвергнут критике рядом историков. Упреки вряд ли можно признать обоснованными, ведь войска устали, тоже понесли потери (более 18 тыс. человек), а тылы были не налажены. Известно, что от победы до поражения — один шаг, а в успехе преследования никто из русских генералов не мог быть уверен, особенно ввиду расхода боеприпасов, а также сложного или неоднозначного положения большинства пехотных дивизий.


Сосредоточение нашей и австро-венгерской армий к началу августа 1914 года

Танненбергское сражение

После победы под Гумбинненом 1-я русская армия два дня простояла на занятых позициях, а 23-го августа двинулась вперед, не обнаружив перед собой противника. Поспешное отступление немцев, а также массовое бегство местных жителей убедило командование в том, что германцы разбиты и собираются покинуть Восточную Пруссию, а потому главнокомандующий фронтом генерал Я. Г. Жилинский стал торопить 2-ю армию А. В. Самсонова, которая наступала западнее Мазурских озер. Ей предстояло не допустить отход противника за Вислу.

В это время командование 8-й немецкой армии было сменено. Новым командующим стал генерал П. фон Гинденбург, вызванный из отставки, а должность начальника штаба занял один из талантливейших немецких генералов Э. Людендорф, уже успевший отличиться взятием сильнейшей бельгийской крепости Льеж. Новоиспеченные командующие прибыли на театр военных действий днем 23 августа и сразу начали осуществлять переброску всей 8-й армии против войск генерала Самсонова, оставив перед фон Ренненкампфом небольшой заслон.

В это время 2-я русская армия, подгоняемая штабом фронта, форсированными маршами по пересеченной местности в отсутствие нормальных дорог продвигалась вперед. 23–24 августа в бою у Орлау и Франкенау она нанесла поражение 20-му германскому корпусу, который отошел на северо-запад. Продолжая наступление, командующий 2-й армией решил нанести удар по железнодорожной ветви Алленштайн—Остероде. Но удар наносился довольно странно — всего лишь силами двух с половиной корпусов, в то время как два других корпуса и три кавалерийские дивизии наступление только обеспечивали. В итоге армия растянулась.

Не лучшим образом действовало командование фронтом. 26 августа Жилинский отдал приказ, который разъединял усилия обеих армий, причем внимание Ренненкампфа было приковано к Кёнигсбергу, где, как ошибочно думало наше командование, собирается укрыться часть вражеских сил. В это время, двигаясь практически вслепую, А. В. Самсонов не знал, что враг уже сосредоточил перед ним основные силы. Интересно и то, что в это же время в Ставке вопрос захвата Восточной Пруссии вообще считался практически решенным.

А ведь именно 26 августа произошли ключевые события. В этот день немцы атаковали правофланговый 6-й корпус, разбив одну из бригад. Командир корпуса генерал Благовещенский не нашел ничего лучше, как отступить, тем самым подставив центральные корпуса под фланговый удар.

27 августа решающие сражения развернулись на левом фланге армии в районе Уздау, позиции у которого занимал 1-й корпус генерала Л. К. Артамонова. Против него наступал усиленный 1-й немецкий корпус. Германцам вскоре удалось занять Уздау, но одновременно русские войска смяли их правый фланг. Казалось, достигнут большой успех. Однако случилось непредвиденное — русские начали отступать.

Историки спорят о причинах отхода. Одни утверждают, что командовавший корпусом Артамонов просто струсил. Другие доказывают, что здесь поработали немецкие радисты, которые послали ложный приказ об отходе. Во что, кстати, существует немало оснований верить: ранее немцы уже передавали подобные «приказы», пытаясь расстроить наступление 2-й армии. В итоге части 1-го корпуса перемешались, некоторые из них оказались к концу 27 августа не только у Зольдау (хотя отдельные полки здесь все же смогли занять оборону), но даже южнее. В этот же день, 27 августа, центральный 15-й корпус генерала Мартоса ввязался в тяжелые бои, а его сосед справа, 13-й корпус генерала Клюева, занял Алленштайн, так и не встретившись с противником.

Таким образом, под конец 27 августа оба фланга 2-й армии отступили — под напором противника и из-за нераспорядительности командиров корпусов. Центр ввязался в тяжелые бои. И только тогда А. В. Самсонов осознал всю тяжесть обстановки. Необходимо было принимать ответные меры. Самсонов поступил как достойный начальник кавалерийской дивизии, но вовсе не командующий армией: он решил организовать наступление центральными корпусами и для этого поехал в штаб 15-го корпуса, сняв телеграфный аппарат. В итоге армия лишилась управления в целом и связи с фронтовым командованием.

А оно наконец-то к ночи на 28 августа более или менее разобралось в происходящем. Я. Г. Жилинский выслал распоряжение П. К. фон Ренненкампфу спешить на помощь соседу, а затем (как только выяснилось положение на флангах 2-й армии) приказал командующему 2-й армии отходить к границе. Но телеграмма до адресата так и не дошла.

П. К. фон Ренненкампф стал разворачивать корпуса и направил конницу Нахичеванского и Гурко в тылы противника, а днем 29 августа выказал готовность лично организовать наступление во фланг и тыл неприятеля. Правда, вскоре последовал приказ оставаться на месте: в штабе фронта думали, будто войска А. В. Самсонова отошли к границе.

Тем не менее для Самсонова утром 28 августа было не все потеряно. Германцы еще полностью не разгромили фланги, а центральные дивизии пока не только держались, но и на отдельных участках успешно отражали натиск. Так, утром у Ваплица удалось нанести поражение 41-й немецкой дивизии. Однако, когда на фронт прибыл Самсонов, его ждало разочарование: солдаты сражались из последних сил. Командующий армией отдал приказ об отходе. Русские арьергарды, на некоторых участках оказывавшие достаточно упорное сопротивление, в итоге были разгромлены. Колонны отступающих были атакованы, окончательно рассеяны, пленены или уничтожены. А. В. Самсонов долго плутал, а в ночь на 30 августа, впав в отчаяние, застрелился. Попытки со стороны других частей оказать помощь не увенчались успехом. Выйти из котла смогло около 20 тыс. человек. Все остальные попали в плен или погибли. Общие потери армии, включая убитых, раненых и пленных, составили около 90 тыс. человек.


Галицийская битва

В августе 1914 года против Австро-Венгрии развил наступление русский Юго-Западный фронт (главнокомандующий генерал Н. И. Иванов, начальник штаба генерал М. В. Алексеев), состоявший из четырех армий. Правое крыло (4-я и 5-я армии) должны были сдерживать возможные атаки противника, в то время как основные силы (3-я армия генерала Н. В. Рузского и 8-я армия генерала А. А. Брусилова) собирались на востоке у Луцка и Проскурова. К 18 августа Юго-Западный фронт сумел развернуть на 400-километровом дугообразном фронте 33 пехотных дивизии, три стрелковые бригады и 12,5 кавалерийской дивизии, стратегическим резервом которых служили запаздывавшие войска. Основная задача операции — удар по флангам с целью отрезать отступление к Кракову и за Днестр.

Австро-венгерское командование в лице начальника генерального штаба генерала К. фон Гетцендорфа ставило перед собой не менее амбициозные задачи. Австрийцы предполагали нанести главный удар между Вислой и Бугом в северном направлении (против наших слабых 4-й и 5-й армий) с целью выйти в тылы Юго-Западного фронта и перерезать русские коммуникации. Утром 23 августа у Красника 4-я русская армия генерала Зальцы была атакована 1-й австро-венгерской армией генерала Данкля. Уже под конец следующего дня русские войска начали отступать — австрийцы заранее праздновали победу. Новым командующим нашей 4-й армии стал генерал А. Е. Эверт, на помощь которому двинули резервы, а также 5-ю армию генерала П. А. Плеве. 26 августа она вступила в тяжелые бои с 4-й австро-венгерской армией, которые известны как Томашевское сражение. Бои начались в неблагоприятных для русских армий условиях: неустроенность тылов, необходимость выполнять несколько задач, разбросанность корпусов на фронте до 95 километров. Героем тех боев стал 19-й корпус генерала В. Н. Горбатовского, стойко выдерживавший все атаки в течение дня. Ему удалось развить удачное наступление на правом фланге и даже взять пленных, однако на левом наседали сами австрийцы.

В течение нескольких дней бои велись с переменным успехом, однако к концу 28 августа оба фланга армии оказались отброшены назад. Ситуация напоминала положение, возникшее в армии Самсонова, однако Плеве не повторил его ошибок. Он не покинул штаб армии, а 29 августа отдал приказ энергично наступать всем корпусам. Намного лучше действовали наши командиры корпуса, а также кавалерия, которая сумела ликвидировать один из прорывов. 1 сентября Плеве все же принял решение об отводе армии, что стало неожиданностью для противника.

Пока армии Эверта и Плеве упорно оборонялись, на левом крыле фронта происходили не менее знаменательные события. Армии генералов Рузского и Брусилова перешли в наступление, которое стало неожиданным для австрийцев. 26 августа 3-я армия одержала победу на реке Золотая Липа. В эти дни особо отличился на фронте 3-й армии 10-й корпус (поддержанный 7-м корпусом 8-й армии), в бою под Перемышлянами 29–30 августа разбивший вражеский 12-й корпус, который в панике бежал, оставив 28 орудий.

К сожалению, генерал Рузский решил двинуться вперед в сторону крепости Львов (столица Восточной Галиции) вместо наступления на север в тыл 4-й австро-венгерской армии, которая вела атаки против войск генерала Плеве. 3 сентября русские войска вошли во Львов.

3 сентября была дана директива о переходе в общее наступление с целью отбросить противника к Висле и Сану. На правом фланге фронта была образована 9-я армия под командованием П. А. Лечицкого. 3-я армия получила приказ нанести удар на северо-запад во фланг и тыл 1-й и 4-й армий противника (те самые силы, что наступали против Эверта и Плеве) в направлении на Томашев.

С 4 сентября войска 9-й и 4-й русских армий вели настойчивые атаки сильно укрепленной позиции противника между Вислой и верховьями реки Пор, упорные бои развернулись на всем фронте. Одновременно ожесточенные бои шли в районе Рава-Русской, где немцы пытались предпринять широкий маневр против 3-й и 8-й русских армий. Австрийцы наседали, силы Рузского и Брусилова были на исходе. Но, к счастью, на правом крыле 8 сентября силами гвардии и гренадеров был окончательно прорван австрийский фронт у Тарнавки, а 19-й корпус у Фрамполя зашел в тыл 1-й австрийской армии.

Под влиянием этих неудач Данкль приказал отступить. Уже 11 сентября Конраду стало ясно, что его план концентрического наступления на Львов не удался. А наступление армии Плеве создало угрозу окружения 4-й австро-венгерской армии. Австрийцы начали отступать. После ряда арьергардных боев они к 22 сентября отошли на линию реки Вислоки, а к 26 сентября — рек Дунайца и Бялы. Галицийская битва закончилась. Потери австрийцев составили около 400 тыс. человек (против наших 230 тыс.), в том числе было взято 100 тыс. пленных и 400 орудий.


Варшавско-Ивангородская операция (кликабельно)

Варшавско-Ивангородская операция

Ко второй половине сентября на русском фронте сложилась неоднозначная ситуация. С одной стороны, две русские армии с большими потерями были вытеснены из Восточной Пруссии, с другой — на южном крыле австро-венгры понесли еще большие потери и под натиском русского Юго-Западного фронта отошли к Карпатам и за реку Сан. Однако между этими фронтами вдоль средней Вислы оставался большой участок фронта, с обеих сторон не прикрытый войсками. Он представлял собой плацдарм как для наступления вглубь Германии (именно здесь лежал наикратчайший путь на Берлин), так и для действия во фланг обоим русским фронтам. Неудивительно, что дальнейшие операции развернулись как раз в этом районе. Обе стороны стали сосредотачивать здесь войска. Причем 28 сентября была отдана директива русской Ставки: «Общей задачей армий обоих фронтов Верховный главнокомандующий ставит деятельно готовиться к переходу в наступление возможно большими силами от Средней Вислы в направлении к Верхнему Одеру для глубокого вторжения в Германию».

В это время 9-я германская (генерала Гинденбурга) и 1-я австро-венгерская (генерала Данкля) армии решили развернуть наступление на Варшаву. 28 сентября они выступили из районов сосредоточения и начали двигаться к Висле. А три австро-венгерские армии атаковали наши войска в Галиции (объединенные под общее командование генерала А. А. Брусилова). К 12 октября русские части были выбиты из Закарпатья и отступили за Сан. Начались тяжелейшие бои за переправы, причем обе стороны стремились к наступлению. К 21 октября австрийцы выдохлись.

В это время Гинденбург и Данкль развивали наступление на Варшаву, нанося поражение нашим авангардам. Все это внесло коррективы в план русских. К 2 октября было выработано верное решение: нанести по группировке противника два удара — фронтальный, силами 4-й и 9-й армий у Ивангорода, и фланговый от Варшавы, куда теперь было решено отправить всю 2-ю армию. Правда, генерал Н. В. Рузский долгое время упорствовал в ослаблении восточно-прусского фронта (что едва не привело к непоправимым последствиям), и только настойчивость Ставки решила дело. Уже к 3 октября закончилась перегруппировка войск генералов П. А. Лечицкого и А. Е. Эверта. Тогда же было принято решение перебросить к Варшаве 5-ю армию генерала Плеве. Более того, и все резервы также поступили в распоряжении генерала Н. И. Иванова. Нельзя не отметить оперативность действий Ставки и штаба Юго-Западного фронта, которые вовремя сумели разгадать планы противника и подготовить ответный удар. Достойно действовали и железнодорожные войска, справившиеся с переброской столь крупных соединений в короткие сроки.

Немцы, перешедшие в наступление 28 сентября, уже к 3 октября подошли к Висле. 4–6 октября начались боевые действия на фронте Ивангород—Сандомир. Здесь у Опатова атакованные превосходящими силами противника понесли большие потери и отступили части 2-й стрелковой и Гвардейской стрелковой бригад.

Попытка флангового удара благодаря оперативности русских войск превратилась во фронтальные бои. Данные разведки показывали, что в районе Варшавы у русских находятся слабые силы, а следовательно, здесь-то и нужно сосредоточить основные усилия. Для этого образовалась группа из 17-го и Сводного корпусов вместе с 8-й кавалерийской дивизий под общим командованием А. фон Маккензена. Нельзя не указать на осторожность германцев: главный удар наносился двумя корпусами, в то время как два с половиной корпуса занимались исключительно обеспечением операции. Уже 9 октября она форсированным маршем через Радом и Бялобржеги устремилась к Варшаве.

Русские войска упорно оборонялись, сдерживая активность противника. 13 октября была отдана директива о нанесении силами Северо-Западного фронта удара по левому флангу противника. Для этого Рузскому были переданы конный корпус Новикова, 2-я и 5-я армии. При этом Иванов принял решение содействовать наступлению от Варшавы ударом правого фланга 4-й армии. Уже к 14 октября под Варшавой противник перешел к обороне. 9-й германской армии пришлось выдерживать яростные атаки сразу двух русских армий. Безуспешно действовали и австрийцы. Еще тяжелее положение стало, когда к форсированию Вислы приступила 5-я армия генерала Плеве. В ночь на 20 октября А. фон Маккензен начал отступление. 21–22 октября русские развернули наступление против немцев и австрийцев силами четырех армий (почти в полтора раза превосходивших неприятеля). После ряда тяжелых боев в ночь на 27 октября противник принял решение начать общий отход.

Русские войска одержали крупную победу. В ее основе лежали и выучка войск, и стратегический талант полководцев (прежде всего генерала М. В. Алексеева, начальника штаба Юго-Западного фронта), и более тесная координация Юго-Западного и Северо-Западного фронтов, которую обеспечила Ставка (если сравнивать с более низким уровнем взаимодействия австрийцев и германцев).

Tags: 20-й век, армия, архивы_источники_документы, войны и конфликты, героизм и подвиги, европа, история, карты и инфографика, память, первая мировая, ретро и старина, российская империя, факты и свидетели
Subscribe
promo yarodom september 20, 2012 20:29 8
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments