mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Categories:

Великая героическая

Народная армия и герои
Небывалый размах войны требовал объединения усилий всех граждан империи, при этом все более стирая разницу между армией и обществом, что породило и новые представления о героизме

Беспрецедентная по масштабам Первая мировая война не просто породила большое количество героев, но и сформировала новое представление о героическом. ©
~~~~~~~~~~~


Если до начала XX века войны велись профессиональными и относительно небольшими по численности армиями, то в годы Первой мировой речь шла не просто о масштабном военном противостоянии, но о столкновении общественно-государственных систем. Именно от их прочности и эффективности в мобилизации ресурсов зависела победа. Широкая мобилизация (за 1914–1917 годы в России под ружье было призвано около 15,5 млн человек) и гибель профессиональных военных кадров в первый год войны привели к появлению народной армии, состоящей в основном из бывших гражданских лиц. Небывалый размах войны (потому и прозванной современниками Великой) требовал объединения усилий всех граждан империи, при этом все более стирая разницу между армией и обществом.

Неудивительно, что уже в августе 1914-го в публичном пространстве на первый план выдвинулось понятие «народная война», которое подразумевало, что война ведется именно всем народом во имя защиты страны от германской агрессии и достижения окончательной победы, которая принесет богатые плоды и установит «вечный мир». Образ героев конкретизировал это представление, указывая, кто именно является теми самыми «народными сынами», которые, не щадя живота своего, защищают отчизну. Публичное пространство стало ареной борьбы различных общественных групп за интерпретацию понятия «народ» и отражения собственного вклада в будущую победу. Так, описание отдельных подвигов выходцев из различных сословий, социальных, национальных и конфессиональных сообществ фиксировало в публичном пространстве их вклад в общенародные усилия, которые должны были увенчаться полным разгромом противника.

Образ героев выполнял и другую социальную функцию — он был призван сформировать и актуализировать специфическую ценностную систему военного времени, в основе которой лежала так называемая этика добродетелей. Другими словами, был дан ответ на вопрос, как правильно вести себя в новой социальной реальности, предлагая шаблоны такового поведения.

Новый герой

Прежде всего ключевой характеристикой стали высокие моральные качества героя и его стремление к самопожертвованию. Если для нижних чинов речь шла о готовности «отдать душу за други своя», то для высшего командного состава значимой чертой стала забота о войсках и посвящение себя «ратному делу» полностью. А потому и образ героев выстраивался так, чтобы подчеркнуть моральное превосходство: русский дух сильнее немецкой техники.

В целом героизм рассматривался как торжество человеческого духа над собой и окружающим миром (в данном случае — умение превозмочь тягости войны или одержать победу, несмотря на неблагоприятную обстановку). Формальным критерием героизма стало получение георгиевской награды (орден Св. Георгия — для офицеров, Георгиевский крест — для нижних чинов), которая была законным свидетельством того, что ее обладатель честным образом служил отечеству на фронте.

К сожалению, подобные общественные представления о героизме, подхваченные и эксплуатируемые пропагандой, не в полной мере соответствовали реалиям Первой мировой — войны массовой, индустриальной. Войны, где господство артиллерии и пулеметов на поле боя уменьшало роль отдельного солдата, который, особенно в позиционный («окопный») период, превращался в пушечное мясо. Войны, где победа зависела не столько от личности полководца, сколько от эффективно выстроенной системы управления войсками в целом. А потому героическая пропаганда стала одним из объектов критики со стороны армии, что еще больше увеличивало пропасть между фронтом и тылом.

В окопах солдаты и офицеры критиковали общество за «казенный патриотизм», создание мифов и пренебрежение фронтовыми реалиями. Раздача же наград была далеко не всегда справедливой (особое раздражение вызывало получение боевых орденов штабными офицерами, ни разу не подвергавшими себя опасности), а внимание прессы — весьма избирательным. При этом о многих вещах (например, о героизме партизанских отрядов или деятельности тех или иных полководцев) запрещала писать военная цензура, которая стремилась учесть ошибки Русско-японской войны, когда по недосмотру в наших газетах публиковалось немало сведений, составляющих военную тайну. Да и как после того или иного боя, где достойно вел себя каждый, можно выделить лишь некоторых и представить их к награждению?

Тут стоит привести цитату из воспоминаний В. Арамилева, который записал следующее предложение нижнего чина Николая Власова ротному командиру: «Нельзя ли, ваше благородие, кресты по очереди всем носить: неделю бы тот, неделю бы энтот или ба хто в отпуск в деревню проедет — тому креста три на грудь на временное пользование. Справедливо бы было, ей-богу! Я первый…» В условиях фронтовой действительности героизм лишался своей поэтической, романтической составляющей, а его единственным синонимом становился профессионализм — умение выполнить поставленную задачу, сохранив при этом жизни.

Несмотря на все это, в годы Первой мировой не только сформировался устойчивый дискурс героического, но и были созданы отдельные образы героев, получившие широкую известность. Причем критика в адрес героической пропаганды в целом весьма редко переносилась на тех лиц, которые благодаря ей стали символами подвига всей русской армии. Вместе с тем хотелось бы не просто остановиться на них, но, пользуясь исторической дистанцией и доступом к многочисленным документам той эпохи, рассказать о тех, кто сто лет назад был обойден вниманием широкой общественности.

Герои-полководцы

С точки зрения общественного мнения, для полководцев и офицеров основным критерием героизма стало умение одерживать победы, которое рассматривалось как результат отличных интеллектуальных способностей и крепкой воли. Вместе с тем в условиях массовой, индустриальной войны успех зависел от слаженности действий всех начальствующих лиц, а не одного-единственного командующего. Нелегко выделить и личную роль командующего армией или главнокомандующего фронтом в той или иной победе. Примером может послужить Гумбинненское сражение (20 августа 1914 года), которое было выиграно 1-й армией при минимальном участии ее командующего генерала П. К. фон Ренненкампфа.

Время полководцев-харизматиков, управляющих армиями в режиме реального времени (наблюдая за ходом событий лично), ушло в далекое прошлое. На первый план выдвигались военачальники, обладавшие системным мышлением и выдающимися управленческими способностями, способные в глубоком тылу в тишине штабов на карте воссоздать картину происходящего, разгадать замыслы противника и наладить управление войсками в условиях, когда приходящие сведения о событиях на фронте в лучшем случае отражают ситуацию, актуальную несколько часов назад.

К сожалению, общественное мнение далеко не всегда ухватывало особенности этой работы. В этом контексте интересен образ Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича, который стал фактически народным кумиром и считался одним из величайших полководцев современности. Стратегический талант и забота о войсках — все это стало отличительной чертой его воинского гения. С его именем связывались все победы, в то время как неудачи становились искажением его истинной воли. Простой народ видел в нем заступника, по фронтам ходили многочисленные слухи о том, как он лично появляется на самых тяжелых участках фронта и ведет солдат в бой, как он лично наказывает нерадивых генералов, подвергая их всяким наказаниям.

Образ великого полководца преодолевал дистанцию между «верхами» и «низами», императорской семьей и остальными подданными, свидетельствуя, что именно Романов ведет страну к победе. А это способствовало сохранению престижа династии. Даже поражения лета 1915-го не разрушили эту веру. К сожалению, реальность имела мало общего с описанным выше. Великий князь Николай Николаевич принимал минимальное участие в управлении войсками, ввиду страха перед шальной пулей он никогда не появлялся на позициях и большую часть времени проводил в Ставке (лишь несколько раз выехав в штабы фронтов). Летом 1915 года он сам чуть ли не впал в панику, что стало одной из причин его отставки.

В качестве обратного примера можно привести генерала А. А. Брусилова. На 1914 год он практически не имел серьезного боевого и даже строевого опыта. Большая часть его службы была связана с работой в Офицерской кавалерийской школе, а выдвижению способствовали близкие отношения с великим князем Николаем Николаевичем. Его не любили в среде офицеров Генерального штаба, многие отмечали его тяжелый характер, да и в целом Брусилова можно было смело назвать «паркетным генералом». Однако, получив в августе 1914-го 8-ю армию, он оказался на своем месте. Успешные действия летом в Галиции и зимой 1914–1915 годов в Карпатах создали ему славу одного из лучших командармов своего времени. В начале 1916 года он стал главнокомандующим Юго-Западного фронта и вскоре вошел в историю как «автор» успешного летнего наступления, названного его именем. Но если детальнее рассмотреть те события, то окажется, что Брусиловский прорыв вовсе не заслуга одного лишь Брусилова. В его подчинении были такие талантливые командующие армиями, как генералы Д. Г. Щербачев (еще осенью 1915-го он отличился, нанеся поражения германской армии Линзингена, захватив около 50 тыс. пленных), В. В. Сахаров, П. А. Лечицкий (и это если не считать командиров корпусов и начальников дивизий!). Они одержали ряд знаменательных побед, которые, кстати, были проигнорированы самим главнокомандующим фронтом, а потому не получили широкого развития.

Если ставить вопрос о личном героизме и личном вкладе того или иного военачальника, то среди прочих стоит выделить Владимира Алексеевича Слюсаренко, чья личная роль в спасении 1-й армии зафиксирована многими источниками. Прославившись в годы Русско-японской как первый в русской армии артиллерист, применивший метод стрельбы с закрытых позиций, он проявил себя и в следующую войну. В начале сентября 1914-го он командовал 2-м корпусом, который составлял левый фланг 1-й русской армии, занявшей оборону в Восточной Пруссии. В это время 8-я немецкая армия (воодушевленная победой, одержанной у Танненберга, во главе с известными генералами П. фон Гинденбургом и Э. Людендорфом) сосредотачивала против нее крупные силы, планируя мощной обходной группой сломить ее левый фланг. Пока штаб 1-й армии разбирался в обстановке и спешно подтягивал резервы, Слюсаренко проявлял всю энергию и волю, чтобы сдержать противника. 43-я пехотная дивизия в течение нескольких дней, до того как была разбита, упорно оказывала сопротивление немцам, имеющим четверное превосходство. О роли командира корпуса писал очевидец: «Вскоре началось и наше отступление к русской границе; части корпуса, состоящие не только из кадровых полков, поддались панике, и генералу Слюсаренко с трудом удавалось их удерживать в передовых линиях».

А 11 сентября В. А. Слюсаренко контратаковал и был частично поддержан соседними частями, что стало полной неожиданностью для противника. Вот где поистине можно увидеть влияние отдельно взятой личности на историю. Накануне на совещании командиров частей начальник штаба предложил отойти и на упорство Владимира Алексеевича ответил, что «в таком случае надо сейчас же выкинуть белый флаг, корпус должен сдаться, а командиру корпуса уехать немедленно в тыл, чтобы не быть блестящим трофеем для врага. Это предложение вывело из себя ген. Слюсаренко, он вскочил, стукнул кулаком по столу и, в упор смотря на своего “ближайшего помощника”, сказал: — “Ген. М., вы можете отправляться в тыл, а я исполню свой долг до конца!..”»

Начальник штаба 8-й армии Э. Людендорф в мемуарах вспоминал: «Самым крупным недоразумением явилось заявление 11-го армейского корпуса 11 сентября, что он атакован превосходящими силами противника… Поэтому мы должны были решиться 17-ый и 1-ый армейские корпуса двинуть дальше на север, чем это предполагалось первоначально. Через несколько часов выяснилось, что сообщение 11-го армейского корпуса ошибочное. Но приказ охватывающему крылу был отдан. Позднее корпуса опять были повернуты на прежние направления, но по крайней мере полдня было потеряно». В итоге, как более определенно писал начальник оперативного управления штаба 8-й армии М. Гофман, «это вызвало совершенно излишнюю приостановку в преследовании, и эту потерю времени не удалось уже больше наверстать».

Герои-добровольцы: женщины, священники и дети

Среди героев того времени общественное внимание было приковано к тем, кто мог остаться в тылу и наблюдать за ходом войны по газетным сообщениям, однако вместо этого решил принести себя на алтарь отечества, добровольно уйдя на фронт и наравне со всеми перенося все тяжести походной жизни. Образы героев: женщин, священников и детей — воплощали различные проявления героизма и укрепляли представление о народном характере войны.

Женщина на фронте — это прежде всего помощница простых солдат. Ее место — в лазаретах и госпитальных учреждениях, где она ухаживает за ранеными и больными. Уже с августа 1914 года стали создаваться специальные курсы сестер милосердия, на которые записывались многие. Пример подавали жены генералов, высших чиновников, а также представители царской фамилии — императрица Александра Федоровна, ее дочери, великая княгиня Мария Павловна и многие другие. На фронте сестры милосердия не только ухаживали за солдатами, выносили раненых с поля боя под обстрелом противника, но иногда сами водили солдат в бой.

Героиней тех лет стала Римма Иванова, которая в сентябре 1915 года у села Мокрая Дуброва (сейчас Пинский район Брестской области, Белоруссия) после гибели офицеров полка повела роту солдат 105-го Оренбургского пехотного полка в бой. Позиция противника была захвачена, а сама Римма Иванова получила смертельное ранение. Посмертно она была награждена орденом Св. Георгия 4-й степени. Ее похоронили на родине в Ставрополе, а по заказу военного министерства сняли фильм. В 2014 году на месте ее гибели был поставлен мемориальный знак.

Немало было в русской армии и «кавалерист-девиц», которые под мужскими именами сражались в рядах простых солдат. В начале 1915 года всю Россию обошла история Александры Ефимовны Лагеревой, которая осенью 1914-го сражалась на границе с Восточной Пруссией в одном из казачьих полков. В ходе одной из разведок она попала в плен, однако не только сумела бежать сама, но и освободила своих боевых товарищей, а также привела пленных немцев.

Не менее интересна история Марии Владиславовны Захарченко, из дворянской семьи. В августе 1914-го на фронте был тяжело ранен ее муж, который вскоре скончался у нее на руках. После этого Мария Захарченко решила уйти на фронт. Ей удалость попасть в 3-й гусарский Елизаветградский полк, где она служила в разведке и за подвиги была произведена в унтер-офицеры, получив два Георгиевских креста. Впрочем, сами солдаты так отзывались о ней: «Шалая баба лезет вперед без всякого толка, а отставать от нее как-то неловко».
Константин Пахалюк,
ведущий специалист научного сектора Российского военно-исторического общества
«Эксперт» №31-33 (910), 28 июля 2014
Tags: 20-й век, агитпроп и пиар, армия, биографии и личности, военные, героизм и подвиги, идеология и власть, история, нравы и мораль, общество и население, память, первая мировая, российская империя
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Про день девочек...

    "Папа - бухгалтер впервые читает своей четырехлетней дочери сказку про Золушку. Девочка очарована историей, особенно той ее частью, где тыква…

  • Рябиновые краски осени...

    "Парень с девушкой на первом свидании. Она ему говорит: - Расскажи мне о себе, пожалуйста. Он рассказывает : - Я окончил 11 классов, отслужил в…

  • ПОЧУВСТВУЙТЕ ДЫХАНИЕ ОСЕНИ В ОСЕННИХ СТИХАХ

    Осень — это загадочное время года, пленяющее красотой осыпающихся листьев, ласковым пением птиц и волшебными природными пейзажами. Как прекрасно в…

promo yarodom september 20, 2012 20:29 14
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments