mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Category:

Исторические дети: Дмитрий Угличский


В субботу, 15 мая 1591 года, примерно в полдень в Угличе погиб при загадочных обстоятельствах царевич Дмитрий. Смерть прибрала восьмилетнего Дмитрия через семь лет после смерти его отца Ивана IV Грозного. Колокольный звон возвестил не только о смерти мальчика, но и о вступлении России в Смутное время.

Царевич Дмитрий страдал припадками эпилепсии ("немочи падучей"), и с ним случались исключительно жестокие припадки. Во дворе перед дворцом он играл с четырьмя другими мальчиками, его всегдашними партнерами по играм, в ножики (тычкой). Во время игры мальчик проткнул себе сонную артерию. Позже на следствии нянька показала, что с Дмитрием случился сильный припадок: "И он закололся ножом, и она взяла его на руки, и он отошел у нее на руках". Кроме мальчиков, которые подтвердили слова няньки, в момент, когда произошел несчастный случай, не было ни царицы Марии Нагой, ни ее братьев. Они все выбежали на крик из своих покоев. В Спасской соборной церкви ударили в набат. По городу прошел слух, что царевича злодейски убили.

Виновниками называли дьяка Битяговского, его племянника Никиту Качалова и сына мамки царевича Осипа Волохова. Разъяренная толпа растерзала дьяка Михаила Битяговского и его сына. Михаил Нагой, будучи "мертьво пиян", отдал приказ об убийстве дьяка Битяговского. Перед смертью дьяк "кричал, что Михайло Нагой велит убити для того, что Михайло Нагой добывает ведунов и ведуны на государя и на государыню, а хочет портить". Донос на Нагих грозил серьезным расследованием "слова и дела государева".

На это были и другие причины: угличане Битяговскогго не любили за строгость при сборе налогов. Были разграблены приказ и дом Битяговского, а также и других московских правительственных чиновников. Многие зажиточные горожане пытались бежать из города, некоторых из них толпа задержала и взяла под стражу.

Известие о смерти Дмитрия и мятеже в Угличе достигло Москвы вечером следующего дня. В Углич отправили отряд стрельцов для подавления бунта и следственную комиссию под руководством князя Василия Ивановича Шуйского, имевшего опыт работы в Московском судном приказе. Автор "Нового летописца" рассказал о "загадочной" реакции боярина князя Щуйского: "Князь же Василей со властьми приидоша вскоре на Углич и осмотри тело праведного заклана и, помянув свое согрешение, плакася горко на мног час и не можаще ничто проглаголати". О "согрешении" князя Шуйского летописец, к сожалению, умолчал, но, очевидно, его намек был понятен современникам.

Патриарх Иов направил своего представителя митрополита Сарского и Подонского Геласия. В числе следователей были сторонники Бориса Годунова окольничий Андрей Петрович Клешнин и дьяк Елизарий Вылузгин. Возможно, что и митрополит тоже принадлежал к окружению правителя. Иначе обстояло дело с Шуйским, который был дружкой царя Ивана Грозного на его свадьбе с Марией Федоровной Нагой осенью 1580 года и лишь недавно вернулся из ссылки. Князь Шуйский явно недолюбливал Годунова, но как политическая фигура был слишком слаб, чтобы состязаться с правителем. Следователи работали в Угличе до 30 мая и на следующий день вернулись в Белокаменную.

Почти вся судебно-следственная документация XVI века безвозвратно погибла. Редкий случай, но материалы Угличского следственного дела дошли до нас в подлиннике. В начале прошлого века историк В.К. Клейн установил, что путаница и переклейка листов следственного дела не результат фальсификации в пользу Бориса Годунова или кого-то еще, а работа архивистов XVII века, которые расклеили "Углический столбец" (свиток) и переплели дело, а чтобы сделать листы равными по размеру, часть одних склеек отрезали и приклеили к другим. В спешке порядок их расположения был нарушен. Клейн убедительно доказал, что Угличское следственное дело дошло до нас в том виде, в каком оно было представлено следственной комиссии на заседании Освященного собора 2 июня 1591 года.

Дело царевича Дмитрия раскололо отечественных историков на два противоположных стана. Начиная с Николая Карамзина, не исключая Сергея Соловьева, Николая Костомарова и Василия Ключевского, все они были уверены в виновности Бориса Годунова. Другой стан представлен таким крупнейшим историком Смутного времени, как Сергей Платонов, считавшим все обвинения против Годунова голословными и вообще говорившим о "моральной реставрации" годуновского облика как о "прямом долге исторической науки". Сюда же склоняется современный авторитет по этой эпохе Р.Г. Скрынников.

"Такое противоположное толкование событий случается тогда, когда исследователи обречены многократно изучать одни и те же источники, — пишет Вячеслав Козляков в своей биографии "Василия Шуйского". — Для дальнейшего обновления темы уже не хватает ни палеографического анализа угличского следственного дела, ни построения оригинальных гипотез по собственному вкусу".

В качестве примера Вячеслав Козляков приводит недавнюю гипотезу Людмилы Таймасовой, "столь изощренно изложившей версию подмены царевича Дмитрия, что у Бориса Годунова, действительно, должны были замелькать "мальчики кровавые в глазах", если он причастен к тем событиям". Опираясь на "косвенные доказательства" и "логические построения", Таймасова придумала интригу, в которую оказались вовлечены "приемыш" ливонской королевы Марфы Владимировны, оказавшийся почему-то ее внебрачным сыном от короля Стефана Батория, некий "эстонский мальчик", сам царевич Дмитрий, Юрий Отрепьев и литовский мальчик Самойлик Кохоновский. Если оставить в стороне романтические истории о царевиче Дмитрии Угличском, то стоит присмотреться к выводам, сделанным комиссией Шуйского.

Следственная комиссия боярина князя Василия Шуйского, допросив 140 человек, сделала вывод о несчастном случае и выдвинула обвинение в адрес Нагих за бессудную расправу над Битяговским, его сыном Данилой, Осипом Волоховым (сыном кормилицы) и Никитой Качаловым. Следователи не имели права допрашивать царицу Марию Нагую, которую допросили уже в Москве в присутствии царя и патриарха. Кстати, царица раскаивалась по поводу убийства Битяговского и других — "то дело учинилось грешное, виноватое".

Разговоры о фальсификации дела, подготовленного комиссией Шуйского, по-прежнему остаются разговорами и только. Ни один исследователь не сумел доказать, что князь Василий Шуйский подтасовал результаты расследования. Вопрос доверия скорее связан с правдивостью показаний свидетелей, а не самим проведенным расследованием.

Игорь Буккер

Tags: биографии и личности, детство, история
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Тюльпаны с Елагина .

    Розовые и белые... Есть и сиреневые Махровые

  • День блогера !)...

    "Пришла девушка устраиваться на работу в ночной клуб, её направляют к менеджеру. Менеджер, долго не разговаривая, просит девушку показать грудь - она…

  • Петербург и Сфинксы из Фив

    8 июня 1832 года в Петербурге, напротив здания Академии художеств, установлены гранитные сфинксы, египетские сфинксы из Фив . В Египте они стояли в…

promo yarodom сентябрь 20, 2012 20:29 14
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments