mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Categories:

Голодный вкус войны

Вкус войны ("The Sunday Times", Великобритания)

(рецензия на одноименную книгу Лиззи Коллингхэм)
Этот свежий и оригинальный труд о Второй мировой войне посвящен не сражениям, а той роли, которую в стратегических планах сторон играло продовольствие

Все считают, что величайшим преступлением Гитлера был Холокост. Но еще в 1941 году, за год до того, как было санкционировано «окончательное решение еврейского вопроса», нацисты приступили к осуществлению плана, предусматривавшего истребление 30-40 миллионов украинцев и русских, чтобы направить образовавшиеся излишки продовольствия на нужды Рейха. «Стратегия голода», разработанная министром сельского хозяйства Гербертом Бакке (Herbert Backe) в качестве одного из ключевых элементов оккупационной политики в России, не достигла всех целей, что ставил перед нею автор. Но поскольку в результате войны погибло до 16 миллионов мирных жителей СССР, - причем многие из них от голода – этот план можно назвать «впечатляющим достижением» политики геноцида.

Одно из важных достоинств книги Лиззи Коллингхэм (Lizzie Collingham) – оригинальность. Конечно, темы продовольствия и голода затрагиваются в большинстве трудов по истории Второй мировой войны, но в ее работе они занимают центральное место. При этом ряд наиболее важных решений и событий в ходе этого конфликта – в том числе «Битва за Атлантику» - напрямую связан с продовольственным снабжением или попытками задушить противника голодом.

Народы всех воюющих стран были убеждены, что им приходится терпеть лишения. Так, американка по имени Кэтрин Янг (Catherine Young) в 1943 году жаловалась в письме мужу: «Вчера я не ела ничего мясного – не потому, что у нас его нет, а потому что надоело одно и то же. . . Хороший бифштекс сейчас днем с огнем не достанешь. . . Вчера папа ходил в магазин, и смог купить только кровяную колбасу».

Впрочем, многие в те годы сказали бы о таких сетованиях: «да она с жиру бесится!» На востоке Бенгалии, находившейся тогда под британским правлением, отцы продавали своих дочерей – жертвами разразившегося там в 1943-44 годах голода стали 1,5 миллиона человек, и, наверное, еще столько же умерло от сопутствовавших ему эпидемий. Непосредственной причиной трагедии стала оккупация японцами Бирмы, откуда в Британскую Индию поставлялся рис. Но свою роль сыграло и принятое Черчиллем жестокое решение: он отказался выделять суда для транспортировки морем продовольствия в пострадавшие районы. 

Грузового тоннажа действительно хронически не хватало. Но в то время, как бенгальцы умирали от голода, жители самих британских островов питались сравнительно неплохо. Американцы оборудовали на различных театрах военных действий 44 завода по розливу «кока-колы», чтобы их солдаты и в окопах пользовались привычными атрибутами комфорта. В 1945 году наместник в Индии Уэйвел, узнав о масштабной операции британских властей по переброске продовольствия самолетами в Голландию, с горечью отметил: «К помощи голодающему населению относятся совершенно по-другому, если это население европейской страны».

В результате аграрной и транспортной политики союзников пострадали также жители Маврикия и некоторых восточноафриканских колоний. Белым фермерам в Кении и Родезии эта политика позволяла захватывать земли африканцев и заставлять чернокожих работать за нищенскую оплату, но для некоторых «цветных» подданных империи она обернулась голодом.

Вся эта история выглядит довольно неприглядно. Американское правительство обеспечивало продовольственное изобилие собственному народу и войскам на фронтах, но отказывало в обещанных поставках британцам, находившимся в куда более трудном положении. В тот период, когда американцы получали по карточкам вдвое больше мяса, чем англичане, глава транспортной службы Сухопутных войск США пренебрежительно заметил: соотечественники Черчилля «все еще как сыр в масле катаются, и вполне могут потуже затянуть пояса».

Но если все воюющие страны проводили националистическую продовольственную политику, то нацисты и их союзники целенаправленно уморили голодом многие миллионы людей. Германская «стратегия голода» на Востоке провалилась только из-за чудовищной административной некомпетентности, смекалки местного населения, прятавшего от оккупантов скудные запасы продовольствия, и выносливости людей, опрокинувшей расчеты нацистских диетологов, согласно которым они просто не могли выжить.

В начале 1942 года в блокадном Ленинграде были случаи людоедства, но город выстоял.  Даже в тылу русские страдали от хронического недоедания, поскольку, как показывает Коллингхэм, сельское хозяйство СССР еще до войны находилось в плачевном состоянии. Когда же в 1943 году Красная Армия начала вновь продвигаться на запад, вермахт превращал оставляемые территории в «выжженную землю», вывозя или уничтожая все запасы и оборудование. В России немецкая армия употребила в пищу 7 миллионов тонн зерна, 17 миллионов голов крупного рогатого скота, 20 миллионов голов свиней, 27 миллионов голов овец и коз, 100 миллионов голов домашней птицы.

Впрочем, сами немцы в годы войны тоже постоянно жаловались на скудный рацион. Ежегодное потребление картофеля в стране по сравнению с довоенным периодом увеличилось с 12 до 32 миллионов тонн. Однако до мая 1945 года настоящего голода они не испытывали. Чтобы «высшей расе» было чем наполнить тарелки, нацисты заставляли голодать всю Европу. Во Франции девочки в 1944 году были в среднем на 11 сантиметров ниже ростом, чем в 1935-м, а мальчики – на 7 сантиметров. В Бельгии 80% детей страдали рахитом.

В Греции погибло до миллиона человек – в основном от голода. Главная ответственность за это лежит на нацистских оккупантах, но свою роль сыграла и британская морская блокада. Вашингтон призывал Черчилля смягчить ее, чтобы облегчить страдания оккупированных народов. Но премьер-министр с прямотой и жесткостью воина указал на реальное положение дел: если он примет такое решение, дополнительное продовольствие, поступающее в эти страны, достанется вермахту.

Большая часть приведенных в книге фактов известна ученым, но нельзя не восхититься тем, как автор – профессиональный историк – связывает множество «ниточек» рассказа в одно гигантское полотно. Она напоминает нам вечную истину, касающуюся всего, что делают люди и политики. Даже союзники, ведя «справедливую войну», несут ответственность за ужасные трагедии – хотя это и не может сравниться с дьявольскими преступлениями стран «Оси».

Так, Коллингхэм считает, что обычно упоминаемая в научной литературе цифра в 1 миллион погибших от голода в период японской оккупации Индокитая (в нее, естественно, не входят те, кого японцы систематически истребляли в борьбе за собственную колониальную империю) занижена: подлинное число жертв, вероятно, приближалось к 3 миллионам. Престарелые вьетнамцы, пережившие голод 1943-44 годов, вспоминают его как куда более страшную катастрофу, чем последующие войны с французами и американцами. Оккупационные власти вывозили из Индокитая рис, чтобы кормить население Японии, и заставляли крестьян сажать вместо продовольственных культур джут, необходимый их собственной экономике.

В Китае гоминдановцы Чан Кайши безжалостно обирали крестьян, но результатом японской агрессии стала гибель по меньшей мере 15 миллионов человек. В некоторых пораженных голодом районах селяне вынуждены были питаться травой и сухими листьями.

К 1944-45 годам из-за действий американских подводных лодок сами японцы тоже оказались на грани голода. На каждые 2 тонны предметов снабжения, поступавшие американским войскам на Тихоокеанском театре военных действий, их островные гарнизоны получили всего 11 фунтов поставок с родины. На некоторых отдаленных базах – например, острове Рабаул из архипелага Папуа-Новая Гвинея – японские солдаты тратили больше времени на выращивание овощей, чем на несение службы: только так они могли прокормиться. В самой Японии люди почти не видели мяса, а молоко выдавали только детям и больным. Если бы токийский режим не капитулировал в результате атомных бомбардировок, страна столкнулась бы с массовым голодом.

В годы Второй мировой войны противостоящие друг другу государства следовали сложившейся в прошлые столетия практике – использовать продовольствие в качестве оружия. Однако они делали это в беспрецедентном масштабе, и к тому же в условиях урбанизации – а городское население особенно уязвимо перед лицом продовольственной блокады.

Единственной страной, которой все это пошло на пользу, была Америка: там доходы фермеров за годы войны увеличились на 160%. Экономический бум военных лет позволил соотечественникам Рузвельта неплохо нажиться на спасении демократии. «Страдалица» Кэтрин Янг так и не узнала, что граждане воюющей страны могут переживать куда большие лишения, чем необходимость питаться кровяной колбасой.

Макс Хастингс (Max Hastings)

Tags: вов и вмв, геноцид, голод и голодомор, еда, история, книги и библиотеки, фашизм и нацизм
Subscribe

promo yarodom сентябрь 20, 2012 20:29 14
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments