?

Log in

No account? Create an account

Мы родом ...

Летопись: Люди, места, события, свидетельства


Previous Entry Share Next Entry
Художники Мордовии. Юрий Казеев
Я витрина
mamlas wrote in yarodom
Ещё о живописи Мордовии и Поволжья

«Стоит за дверью человек…». Тихие картины художника Юрия Казеева
Спецпроект «Столицы С»: Март-галерея Сергея Суворова

В «Столице С» стартует спецпроект «Март-галерея Сергея Суворова». Популярный в Саранске художник представляет на суд публики материалы о своих талантливых и гениальных коллегах, живших и творивших в Мордовии в конце ХХ — начале ХХI веков. ©

Ещё в проекте


Автопортрет

…Я всегда чувствовал какую-то незримую связь с художниками. Откуда она – сложно было понять, но точно знал, что эта связь есть!
Как таковых официальных учителей в искусстве у меня не было, но жизнь постепенно сводила с замечательными творческими людьми. Иногда представление об истинном масштабе художника появлялась уже после его смерти. Родственники или друзья передавали кисти, краски, холсты этого человека, но вместе с материальными вещами приходило что-то внутреннее, духовное… Видимо, все-таки существует космическое братство художников, которое независимо от течений и направлений в искусстве посылает от человека к человеку суть творчества, его назначение. Времена меняются, появляются новые технологии, трансформируется художественный дискурс, но эта связь остается неизменной…

Однажды позвонил хороший знакомый: «Тебе нужен мольберт и два чистых холста, которые принадлежали художнику Казееву?» О чем речь, говорю, привози, конечно! Эти вещи незримой нитью связали меня с талантливым мастером…

Юные годы Юры Казеева прошли в селе Кочелаево. Примерно в четырехлетнем возрасте он встретился с Федотом Сычковым. Мама привела. Тогда художник писал полотно на военную тему и «для натуры» нужен был ребенок. Юру поставили на табурет и попросили не двигаться. Но малышу не объяснишь, что создается произведение искусства, и у него очень ответственная роль! Юра долго мучился, переминался с ноги на ногу, а потом громогласно заявил: «Хватит стоять-то! Мне надоело!» Слез с табурета и ушел. Как ни уговаривала мама, сын ни в какую не соглашался позировать. Изображение мальчика Сычков дописывал с соседской девочки, на которую надели Юрин костюмчик…

В один из осенних дней нашего героя потеряли. Родители были на работе, а он оставался с няней. Бегал по дому, носил игрушки из комнаты в кухню. А потом, может, холодно стало, а может, заигрался… Короче говоря, залез в печку и заснул. Няня, завершив дела по хозяйству, не нашла Юру! Кричала, звала! Безрезультатно. Подняли все село на ноги — везде искали, нет мальчика! Расстроенная няня пришла с улицы и решила затопить печь. Только дрова начала класть, а там – Юра! Живой, здоровый! За три часа хорошо выспался и, как ни в чем не бывало, взялся за свои игрушки!


Портрет художника Захватова

В юности Юрий Васильевич занимался греко-римской борьбой, стал физическим сильным. Выучился в художественной школе у Евгения Ноздрина, поступил на исторический факультет Мордовского университета, но, проучившись два года, ушел в армию. Затем работал художником-оформителем на заводе, где и познакомился с будущей супругой Тамарой Георгиевной. Первая встреча произошла так: начальство попросило ее зайти к художнику и рассказать о том, что должно быть нарисовано в выпуске стенгазеты-молнии. Войдя в актовый зал, девушка никого не обнаружила… Только кисти банки с красками тут и там разбросаны. Тогда она передала задание архитекторам, которые занимали соседнее помещение. На следующий день Юрий позвонил Тамаре: «Мне передали, что газету нужно сделать к 8 часам утра, так она уже давно готова!» «Хорошо, освобожусь и приду», — спокойно ответила девушка. «Так эта газета вам не так срочно нужна?» — «Я же сказала: освобожусь и подойду!» — невозмутимо произнесла Тамара и положила трубку. Придя за газетой, она услышала много возмущенных слов. Но не растерялась: «Спасибо, давайте сюда вашу газету!» — сказала, как отрезала, и ушла. Вечером, после трудовой смены, Юрий садился в автобус и увидел строгую девушку. Подошел поближе: «А можно вас проводить?» — «Нет, пока не нуждаюсь…» Не понравился ей поначалу этот вспыльчивый молодой человек. А вот Юрию строгая дамочка сразу приглянулась. Растопить сердце девушки помогли шоколадные конфеты, которые она очень любила. Особенно трюфели. Это Юра выяснил у младшего брата Тамары. Приносит как-то Казеев полкило этих самых трюфелей, а девушка рассердилась и заявила: «Не нужны мне ваши конфеты! И вообще больше не приходите ко мне!» Не нужны, так не нужны. Взял и выбросил пакетик трюфелей в посадки. Тамаре жалко стало конфеты — хоть бы одну попробовала. С тех пор она Юре не перечила…




Он мечтал стать настоящим художником! Поэтому собирался поступить в Пензенское художественное училище, тогда в Саранске таких образовательных учреждений не было. Но бросать подругу тоже не мог. Она, кстати, не обещала ждать его четыре года — дескать, парней нет других, что ли? Тогда Казеев заявил: «Давай поженимся!» — «Да? Есть такая необходимость?» В итоге Юра специально завалил вступительные экзамены в училище и вернулся. «Ну, все. Давай поженимся?» — «Да ты же вроде снова собираешься поступать?» — «Время покажет…» Они оформили отношения, и Казеев со спокойной душой уехал в Пензу. Потом вернулся в Саранск и устроился в художественные мастерские, где вместе с Курдюковым и Владимиром Захватовым выполнял «кичуху» — так они называли госзаказы. Это, конечно, мешало творчеству, но что поделать – мастерской-то своей нет. Да и жить на что-то надо…

По характеру Юрий Васильевич Казеев был вспыльчивым, но в то же время ранимым и скромным. Не любил суету, пафос богемного мира. Писал стихи — мудреные, ироничные, с подковыркой. При жизни у него не было ни одной персональной выставки. Не любил художник эту «официальную ерунду и подхалимство». Говорил всегда то, что думает. Причем, в лицо любому — коллеге, чиновнику…. Поэтому и не получил званий и регалий. Да и не торопился он писать «раздольные поля» и «ударных работниц труда». Вот как иронично Казеев охарактеризовал некоторых коллег: «Очередную залепуху потихоньку мажут и ждут, а что искусствоведы скажут…»


Его излюбленные мотивы – старые городские улочки, заснеженные крыши одноэтажных деревянных домов, погрязшие в сугробах сарайчики и гаражи. Во всей этой тишине Казеев находил очарование. Вместо ярких красок — сложные приглушенные серые оттенки. Манера со временем менялась. Особенно его дарование раскрылось после поездок на творческие дачи в 1980-м ,1990-м и 1991 годах. Но в целом живопись Казеева оставалась в рамках традиционной реалистической художественной школы. Ее отличали простота и человечность. Много работ пропало после смерти художника. Особенно жаль акварели, где различные цвета вели между собой звучный диалог, вспыхивая легким стройным хором. Что не особо характерно для масленой живописи.






Главной особенностью художника была, как выражаются искусствоведы, поэтизация малой Родины — серой и убогой, но в то же время чистой и живой. Картины Казеева спокойные, неторопливые. Деревья в Пушкинском парке покрываются золотом, а потом медленно сбрасывают последнее убранство… Наступает морозная и пушистая зима! Меняются времена года. Жизнь идет по кругу. А еще художник любил писать переходные состояния: вечерняя полутень сменяется ночной поволокой и лишь лунный свет — единственный проводник в тайну…








Нет больше поездок на творческие дачи. Нет оформительских заказов. Наступает черная полоса. Человек уходит навстречу, как ему кажется, новой любви. Но его ждут лишь разочарование и нищета. С ним остаются только краски и кисти. И вот он трясущимися руками (болезнь Паркинсона все усиливалась) дописывает излюбленные мотивы, заканчивает портрет друга Захватова, который такой же, как и он — не угодный и никому не нужный… Последние годы жизни Казеев провел со своей тяжело больной мамой — ухаживал за ней. Тамара Георгиевна тоже помогала, да и Юрия Васильевича поддерживала, хотя отношения их так и не восстановились окончательно. После смерти матери художник начал сильно сдавать и вскоре покинул этот мир…

Вот отрывок стихотворения, которое Казеев написал в 2008 году:

Стоит за дверью человек,
Кого-то он боится.
А, может, все наоборот —
Кого-то ждет и злится.

И шорохи, и посторонние шаги
Ему мерещатся с тоски…
Вот так из века в век
Стоит за дверью человек…



Юрий Казеев

Теперь он живет в своих тихих, неторопливых полотнах. Он по-прежнему ждет, когда дверь откроется – и мы впустим в свои души его творчество… Два загрунтованных Казеевым холста, которые он не успел оживить, со временем стали моими картины. А значит, связь не прервалась…

Сергей Суворов
«Столица С», Саранск, 3 апреля 2015

promo yarodom september 20, 2012 20:29 5
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…