mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Странные люди

Ещё о современных верующих

«Идешь по стране — и чувствуешь Божий покров!»
На странствования по России бывшего геолога Владимира благословил тверской старец Арсений Медников

И тысячу, и сто лет назад по дорогам России ходили калики перехожие и богомольцы — те, кто паломничал по святым местам и жил милостыней. ©


Странник Владимир

Предоставление им ночлега и пищи считалось одной из христианских добродетелей. При каждом монастыре была странноприимница — гостиница, в которой бесплатно селили всех гостей.
Сегодня странных людей в обносках и с котомкой за спиной можно увидеть разве что в фильмах да на иллюстрациях исторических книг. Странников уже не встретить ни на оживленных трассах, ни в глухих деревенских проулках. Но они есть. В этом убедилась Ольга Платонова.

…Возвращение из очередной командировки не предвещало ничего необычного, но майская жара заставила завернуть к святому источнику Феодора Ушакова, что недалеко от Санаксарского монастыря. Безлюдно. Вокруг — весенний благоухающий лес, рулады птиц да дружный хор голодных комаров. Бряцая пустой пластиковой бутылкой, спускаемся по крутой лестнице к роднику. Оглядываемся по сторонам — двери купелей накрепко забиты гвоздями, веселого журчанья живительной влаги нигде не слышно. Похоже, источник иссяк. Обидно. Возвращаемся к авто ни с чем. «А почему без воды? — интересуется вышедший навстречу из леса человек. — Нет ее? Не может быть! Пойдемте покажу». Не без сомнений, но следуем за неизвестным путником. Одежда на нем камуфлированная, на голове вязаная черная шапочка, за плечами рюкзак, а в руке — посох. Видно — паломник опытный. Воду он действительно нашел. Попили, в тару набрали и присели на ступеньку передохнуть. Завязалась беседа. Собеседник, который назвался Владимиром, очаровал с первых слов. И дело вовсе не в его ораторских способностях, а в особом умении улыбаться глазами.


«Я месяц назад сюда прибыл из Дивеева, чтобы навестить могилку старца Иеронима, — поделился путник. — Мне посчастливилось повстречаться с ним еще в 1990-х. Тогда в Санаксарский монастырь я шел из Минеральных Вод через калмыцкие степи, Воронежскую, Ростовскую и Рязанскую области. На этот раз путь был не таким сложным, да и проделал я его на автобусе и маршрутках. Ноги в последние время болеть стали… Пока живу в лесу. Холодно по ночам? Нет! Сейчас уже хорошо. Когда только приехал, здесь вообще снег лежал, а потом холодные дожди пошли. Спал на источнике под крышей лестницы. И все бы ничего, да прибился ко мне какой-то бродяга. Сначала показался хорошим человеком, а в одно утро исчез вместе с моим рюкзаком. Хорошо, что хоть свой мне оставил». Владимиру 53 года, и странствует он большую часть своей жизни. Родился и жил до 18 лет в Краснодарском крае вместе с родителями и братом. После службы в армии учился в мореходке, но мечтам о дальних плаваниях не суждено было сбыться. У Владимира нашли эмигрировавших за границу родственников и визу не выдали. «Тогда с этим было строго, — продолжает он. — Я немного подумал и решил махнуть на Дальний Восток. Нет, не ради денег. Раньше у нас другие ценности были. Хотелось сделать что-то полезное для страны. Так попал на горнорудный комплекс Забайкалья. Сначала трудился простым промывщиком, а потом получил направление на учебу в Иркутский университет. Стал дипломированным геологом. Разъезжал по всему Дальнему Востоку. В 1993 году неудачно упал с горы — сломал позвоночник в двух местах. Лечился в Краснодаре у хорошего военного хирурга, но ноги все равно периодически отказывались слушаться. Так и решил уйти в монастырь. Получил благословение у матери и уехал в Троицкий Герасимо-Болдинский монастырь Смоленской области».


В Мордовии у Владимира украли рюкзак, но это происшествие не сбило его с пути

Любовь к путешествиям и поиски себя в 1995 году привели Владимира к тверскому старцу Арсению Медникову, к которому тогда за духовным окормлением приезжали со всей страны. «Он сказал, что мне предначертано стать странником, — продолжает собеседник. — Отец Арсений был прозорливым, и многие его предсказания сбылись. Рассказывал о паспортах с тремя шестерками, о том, что обычную воду станут продавать в бутылках, полки магазинов будут ломиться от продуктов, но несъедобных. Ведь все — правда! Сейчас нас кормят ГМО и прочими добавками. Травят». Рядом со старцем наш путник прожил полтора года, а потом снова двинулся в путь, твердо уверившись, что никогда не станет получать новый паспорт с сатанинской символикой. Так и странствует без документов. На время останавливался в Троице-Сергиевой лавре, пытался отшельничествовать в Забайкальском крае, а затем, гонимый жгучими морозами, обосновался в Троицком Селенгинском монастыре в Бурятии. В конце 1990-х снова сорвался с обжитого места и двинулся на юг — в Абхазию. «Ты идешь — и чувствуешь Божий покров, Божью помощь, — признается он. — Звери тебя не боятся, и ты их не боишься… По естеству в незнакомом крае должен заблудиться, а ты как преданная хозяину собака, которая за много километров находит свой дом. Молишься, и включается внутренний компас, Господь ведет тебя».

8 лет Владимир нес молитвенный подвиг в горах вместе с монахами-отшельниками, а потом решил навестить брата, который живет в Уссурийске Приморского края. От родственников узнал, что несколько лет назад им пришла похоронка на Владимира. Мать так и умерла, не узнав, что сын жив и здоров. Женщина, кстати, происходила из интеллигентной петербургской семьи. Ее отец был известным врачом. В 1938 году его расстреляли, а семью выслали из города. Не менее интересны предки странника со стороны отца. Прадед был священнослужителем, за что также поплатился жизнью сразу после революции 1917 года. Этот дикий случай отбил интерес к религии у следующих двух поколений семьи. Теперь Владимир замаливает грехи прародителей… «После встречи с братом и племянниками снова отправился в Селенгинский монастырь, — продолжает странник. — Там и живу. Освоил мастерство изготовления церковных свечей. Делаю эксклюзивные экземпляры. Это, конечно, не яйца Фаберже, но таких даже в Москве нет. Работа творческая и требует большого душевного вклада. Вот вернусь и продолжу дело». На прощание Владимир с благодарностью принял в дар коробку сухарей с маком и пожелал всех благ.

Ольга Платонова
«Столица С», Саранск, 3 июля 2015
Tags: биографии и личности, бомжи и бродяги, вера, жизнь и люди, интервью и репортаж, менталитет, мнения и аналитика, мордовия, мужчины, нравы и мораль, общество и население, поволжье, православие, путешествия и туризм, регионы, религии, россия, святыни, современность, христианство
Subscribe
promo yarodom september 20, 2012 20:29 8
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments