?

Log in

No account? Create an account

Мы родом ...

Летопись: Люди, места, события, свидетельства


Previous Entry Share Next Entry
Художники Мордовии. Валерий Макаров и Вячеслав Кабанов
Я витрина
mamlas wrote in yarodom
Ещё о живописи Поволжья

Жили два товарища. Советское «кино» художников Валерия Макарова и Вячеслава Кабанова
Спецпроект «Столицы С»: июль-галерея Сергея Суворова

Если бы мы захотели узнать как жил Саранск в 1970-80 годах, нам бы пришлось прочитать много литературы, посмотреть документальные кинохроники и пролистать газеты того времени. ©

Ещё в проекте


Вячеслав Кабанов

Но если вы захотите почувствовать настроение развитого и позднего социализма в некоем городе С, достаточно погрузиться в картины, которые создали тогда художники.
И наиболее достоверно, как мне кажется, это удалось сделать Владимиру Якутрову, Вячеславу Кабанову и Валерию Макарову

Лично для меня советская эпоха ассоциируется, прежде всего, с фильмами «Москва слезам не верит», «Служебный роман», «Любовь и голуби», «Ирония судьбы». А еще можно вспомнить баллончики для заправки сифонов для газированной воды. Почему? Долго рассказывать… А с упомянутыми фильмами творчество этих художников, на мой субъективный взгляд, перекликается в двух моментах — атмосферно-смысловом и цветовом. По сути, это время поколений послевоенных детей, которые получили неплохое образование, встали на ноги, завели семьи и продолжали идти по накатанным рельсам ленинизма-социализма, который давно стал мифом. Этот миф активно поддерживался и развивался с помощью отлаженных систем худфондов и союзов художников…


2.


3.


4.


5.


6.


7.


8.


9.


10.


11.


12.


13.

Кабанов и Макаров были друзьями еще с 4-й саранской школы – там сейчас, кстати, небольшой музей, где им отведено определенное место. А в коридоре висят три картины, которые художники подарили родному учебному заведению. Правда, в темноте висят. Наверное, чтобы никто не увидел… Потом товарищи вместе с Владимиром Якутровым учились в Пензенском художественном училище…

Излюбленное начало многих фильмов — высокая панорамная перспектива города. Ее хорошо изобразил Якутров. Особенно запоминается фонтан «Одуванчик», который и сейчас в солнечную погоду образует радугу. Несколько искаженные, манерные дома тянутся вдоль улицы Коммунистической до самого горизонта. Хорошая эта улица, душевная. Особенно там, где начинается частный сектор. Весной мартовские коты сидят на зеленых заборах. И ждут своих избранниц. А мы, сняв полушубки и шапки, прогуливаемся до Соборной площади. Авось, и нам повезет с дамами. Не все ж котам масленица. А еще на этой картине удивляют своей игрушечностью автомобили. Гудят, шумят, стоят на светофорах. Спешат по своим делам люди…

Камера сужает ракурс, и мы попадаем в советские дворы. Это картина Вячеслава Кабанова. «Зимний день». Вдоль деревянных заборов (котов уже не видно) и огороженной хоккейной площадки, где играют подростки, под дымчатым небом, из которого выглядывает холодно-желтое пятнышко солнца, мимо пятиэтажных хрущевок идут навстречу мужчина и женщина. Спокойная атмосфера, даже уютная, передает сентиментальность сцены. Как говорил сам художник, он изобразил себя и жену Татьяну. Так мог бы начаться фильм «Служебный роман». Но получились «Кин-дза-дза» и «Жмурки» Балабанова. А знаете почему? Все в этой картине очень гармонично, но вот только солнце смущает, оно какое-то отрешенное — как бы предвосхищает внутренне состояние самого автора картины и его личную жизнь. Мужчина и женщина спешат по тропинке навстречу друг другу, но они разойдутся, а семейная жизнь пойдет, ковыляя то вправо, то влево. Плюс еще квартирный вопрос, как бы сказал Булгаков словами Воланда, ее испортит. У Кабанова от матери осталась двухкомнатное жилье и у жены была однушка. В итоге им удалось все это обменять на квартиру большей площади. А когда Вячеслав стал злоупотреблять алкоголем, то поселился в мастерской, которая находилась в мансарде, там оборудовали маленькую кухоньку, спальню. Там и продолжал запои…

Тем временем кинокамера конкретизирует персонажа в работе Валерия Макарова «В мастерской». Мы можем наблюдать самого художника. Во весь рост. Высокий, в модном рыжевато-охристом пиджаке, интеллигентный, из хорошей семьи. Отец у него был директором пивоваренного завода на ул. Васенко, но рано умер. Мать трудилась преподавателем. Родители его прошли трудную жизнь, рано стали самостоятельными. Старались вложить в своего первенца Валеру самое лучшее. Часто его возили в Третьяковку, Эрмитаж. «Отец с утра пел песни, — вспоминает младшая сестра художника Антонина Федоровна, — а мы затыкали уши, чтобы еще хоть немного поспать. Тогда он подходил к Валерке: «Вставай, сеньор, тебя ждет слава!» И, действительно, его могла ждать слава. Он летел как птица. Когда Макаров служил в армии, его отметили в газете за прилежный труд, оформление Ленинской комнаты и личное благотворное влияние на сослуживцев. Несколько предложений, правда, но все равно приятно. А потом, став живописцем, был удостоен звания лауреата комсомольской премии. Валерий всегда выглядел с иголочки, нравился дамам. В Пензе у него была любовь, но, приехав на каникулы в Саранск, познакомился с другой девушкой, которая родила ему ребенка…

Сначала Макаров работал в своей мастерской, а потом обосновался у в мансарде Кабанова. Они хорошо дополняли друг друга. «Валерий был вспыльчивый, но отходчивый, а Слава — мягкий и не конфликтный, всегда сглаживал острые углы, – вспоминает Ольга, с которой Кабанов прожил последние 10 лет. — Запах краски и растворителя в мастерской завораживали. Однажды Слава дал мне попробовать рисовать маслом, но потом сказал: «Все, хватит, а то испортишь!» Он был жаворонком, вставал рано-рано — часа в три и шел в мастерскую… Как Слава находил сюжеты? А очень просто. «Вот смотри, — говорил он, — детские качели, песочница, а на заднем плане — сушилка для белья. Если повесить на нее полотенце, а в песочницу или рядом положить мячик, то все — сюжет готов. И настроение появляется… Он был львом по знаку зодиака, но я ему в шутку говорила, что он больше похож на кота… Мама Кабанова работала в киоске. С его отцом она развелась. А еще у Славы были две сестры… В брежневские времена Кабанов и Макаров хорошо зарабатывали. Заказов было много. Я тогда в худфонде работала кассиром и частенько видела такие ситуации. Все сроки выходят, заказчик звонит, а у этих друзей-художников ничего не готово. А через некоторое время смотрим — уже все сделано. До сих пор удивляюсь, как они умудрялись так быстро работать…» В общем, советская стабильность. Постоянные выезды в Москву. Особенно друзья любили бывать в специальном ресторане, куда пускали только членов творческих союзов. Кабанов говорил, что может много машин купить, хотя все свои машины он прогулял. Друзья не ставили творчество выше всего. Они наслаждались жизнью. Кабанов даже отказался от предложения по поводу проведения выставки в Москве. А потом у художника умерла мама, и он написал картину — окно, как бы вид из комнаты. На подоконнике горшочек, а в небе воздушный лик матери. Картина эта пропала…


14. Валерий Макаров

В 1990-е пришли другие фильмы. «Жмурки» и т.д. Сентиментальность исчезла. Стабильность тоже. Кабанову приходилось красить поезда и вагоны, Макарову — заборы и ларьки. Писали теперь пейзажи и натюрморты для бандитов. «Приходили «крутые», — вспоминает сестра Макарова, — забирали большой пейзаж, оставляли в залог железный крест — дескать, деньги позже принесем. Но через некоторое время заявлялись, без денег, и крест забирали…» Лихие времена. Но художники не отчаивались… «В 1995-96 годах я работала в школе, — вспоминает Антонина Федоровна. — Мы сопровождали детей в Москву на экскурсию. Приехали около 6 часов утра, а музеи открываются с 10 часов. Короче говоря, повезли нас на Черкизовский рынок. Со мной был 11–летний сын Саша. А я перед поездкой заняла у родственников «мильон». Идем по торговым рядам, а там женщина в «норке» билетики лотерейные раздает. И сын схватил один. Она говорит: «Ой, вам музыкальный цент достался. Пойдемте со мной». Свернули за угол. Там мужчина: «Да, у вас выигрыш». Тут еще одна дама появляется и тоже показывает «счастливый» билетик. Лотерейщики говорят: «Нужно устроить дополнительный розыгрыш, доплатите столько-то». И так несколько раз. Весь наш «мильон» и ушел. Когда до меня дошло, что это обман, говорю: «Ах, вы бессовестные, ах, паразиты!» А мне один амбал прямо в лицо: «А ты, что не понимала, что это игра?» У меня слезы градом. Домой приехали, мужу рассказали, он опечалился. Приходит брат Валерий. Выслушал и говорит: «Ха, хорошо хоть сына не проиграла, отвезли бы его на какую-нибудь дачу и «счетчик включили»!» Да, утешил – так утешил. Вот так он с легкостью относился ко всему. Валерий буквально заражал своим жизнелюбием и оптимизмом. В моей жизни он был светлым пятном… А еще очень любил мои пироги и другую выпечку. Каждую неделю приходил в наш отчий дом на чаепития…»

Макаров тоже тяжело переживал смерть матери. Усилились запои. На рождество 2007-го сестра позвонила брату домой. Ей сказали, что Валерия нет уже несколько дней. Вместе с сыном пошла в мастерскую. Он пьяный там лежит и рядом бутыль недопитая. Говорю: «Пошли домой», а он отнекивается. Тут из спальни выходит какой-то мужик. Через некоторое время заходит еще один и несет спиртное. Начинаю возмущаться: «Вы какое имеете право спаивать моего брата?» — «Не лезь не в свое дело, хуже будет!» — ответил он угрожающе. Кабанова в мастерской тогда не было. Его Ольга забрала к себе. Я дождалась когда Валера отоспится, посадила в такси и привезла домой. Через сутки он оклемался, но был очень ослабленный. Не приди мы вовремя в мастерскую — брата бы упоили до смерти. Потом пришлось положить его в больницу. И пока Валера там находился, приехала машина, и какие-то мужики выгрузили его вещи. Я водителя спрашиваю: «В чем дело?» А он отвечает, что, мол, не причем…»


15.


16.


17.


18.


19.


20.


21.


22.


23.

Через год Вячеслава Кабанова сбила машина. Это произошло ранним утром, когда он шел по пустынной улице. Спустя три дня художник скончался в реанимации… Совсем немного он не дожил до пенсии. Вячеслав мечтал на старости лет приобрести домик в деревне. Последняя его работа — деревенский пейзаж, сделанный акварелью. Ольга передала ее в музей…

Валерий Макаров очень обрадовался, когда ему назначили пенсию. Говорил сестре: «Покупай все — соки, апельсины, печенье!» Теперь он мог не думать о деньгах. Правда, и его не стало довольно скоро. Умер в 2010-м…

«Воздух выдержит только тех, только тех, кто верит в себя, ветер дует туда, куда прикажет тот, кто верит в себя», — пел Вячеслав Бутусов. И это был уже совсем другой фильм…

Сергей Суворов
«Столица С», Саранск, 1 августа 2015

Buy for 20 tokens
По несчастью или к счастью, Истина проста: Никогда не возвращайся В прежние места. Даже, если пепелище Выглядит вполне, Не найти того, что ищем, Ни тебе, ни мне. В cтиле забытого pетро Путешествие в обратно Я бы запретил, Я прошу тебя, как брата, Душу не мути.…