?

Log in

No account? Create an account

Мы родом ...

Летопись: Люди, места, события, свидетельства


Previous Entry Share Next Entry
Художники Мордовии. Валентин Попков
Я витрина
mamlas wrote in yarodom
Ещё о живописи Поволжья, а также Суровый реалист Виктор Попков

Валентин Попков. Замедляя время… Или история о том, как я этюдник искал…
Спецпроект «Столицы С»: галерея Сергея Суворова

Валентин Алексеевич Попков. Народный художник Мордовии. Заслуженный художник России. Первое знакомство с его творчеством произошло довольно странно. В полузаброшенной деревне, в старом, но еще крепком доме моих родственников я обнаружил небольшую картину – весенний пейзаж. ©

Ещё в проекте


Валентин Попков. Автопортрет

Вглядевшись внимательнее в филигранно выписанные стволы деревьев, пастельные цвета и умиротворенную атмосферу, мне стало интересно, кто ее автор? В правом нижнем углу я разглядел подпись: «В. А.Попков» и подумал: а не тот ли это самый? Искусствоведы музея имени Эрьзи подтвердили: да, именно он…
Еще одно воспоминание. 2009 год. Поздняя осень. Мы с участниками арт-группой «Худсовет» выходили из клуба «Строитель» и «мама молодых художников», как в шутку называли Евгению Солнцеву, сказала новость: «умер Попков…» Еще один родник исчез, подумал я. И на душе стало как-то тоскливо…


2. Август. Дьяково. 2006 год

Источником вдохновения для Валентина Алексеевича были природа и простые деревенские люди. Особенно ему нравились два обычных села — Дьяково в Нижегородской области и Тарханово в Ичалковском районе Мордовии. Но если копнуть глубже, то окажется, что нет обычных или необычных мест, каждое по своему уникально, со своим характером и сложным переплетением судеб и явлений. Думаю, художник со мной бы согласился…


3. «Отражения. Автопортрет в мастерской», 1989


4.

Я дал объявление в соцсети о том, что мне требуется этюдник. Кликнул мышкой и вот сижу, жду, а сам пишу о Валентине Алексеевиче. Не просто это делать, сразу ощущаешь масштаб личности и понимаешь, что ее сложно охватить простыми биографическими фактами. Попков — словно «Замок» Кафки, возвышающийся над миром. Разгадать его загадку не каждому под силу. Сложно подобрать ключи к пониманию многоуровнего творчества. Ты попадаешь на один пласт картины, который становится вроде бы понятным, но затем… уходишь все глубже и глубже. Символического содержания Попков достигал путем разработки сложной пространственной конструкции, соединяющей приемы обратной, сферической и линейной перспектив, а также используя способ отзеркаливания. В качестве примеров можно назвать картины «Из детства» и «Костик пишет» 1984 года, «Отражения. Автопортрет в мастерской» 1989 года… Художник перерабатывает реальность и изображает, в сущности, свое миропонимание. Его работы — некие метафизические артефакты, проводники в пространство духа. На протяжение творческого пути – живописный язык художника проходит несколько этапов развития, но всегда можно говорить об особом попковском стиле…

Прошел час, на объявление об этюднике никто не отвечал, лишь друзья сделали репост…


5.


6.

Материала о художнике много, но что же из всего этого самое главное? Пришлось прервать написание статьи и уехать на выходные в деревню… Занимался там обычным размеренным трудом и параллельно размышлял о Попкове, взвешивал мнения знавших его людей… Рисовать не хотелось. На книжной полке попались на глаза два томика стихов – Бориса Пастернака и Бориса Корнилова. Первого поэта я хорошо знал и читал по вечерам с упоением, а второго… Наконец, абсолютно произвольно открыл страницу и увидел следующие строки: «Мне не выдумать вот такого, и слова у меня просты – я родился в деревне Дьяково, от Семенова — полверсты. Я в губернии Нижегородской… Чтобы труд не пропал впустую, чтобы радость была жива – надо вырастить рожь густую, поле выполоть раза два…» Неужели в этих стихах Корнилова говорится про то самое Дьяково, в которое 16-летним подростком на каникулы к своему другу Валентину Шамилину приехал Попков?! Интересно получается. Словно незримая ниточка повела меня — от того первого знакомства с его пейзажем в деревенской избе до этих строк Корнилова. Потом были сны, в которых я видел сельскую мастерскую Попкова, но в ней уже не было его самого, чувствовалось запустение и какая-то печаль. Эту же печаль я заметил в поздних произведениях художника, когда посетил его ретроспективную экспозицию в выставочном зале музея имени Эрьзи. Особенно поразила неоднократно возникающая радуга, одиноко кочующая из одной картины в другую. Она возвышалась над земным миром, а еще выше — всепоглощающее пространство космоса, усеянное мириадами звезд…


7.


8.

Возвращаясь из деревни, мы заехали к знакомым, и по случаю вместо этюдника я приобрел холодильник «Атлант» в хорошем состоянии. Ну что ж, он нужнее, подумал я, все равно этюдник с рук никто не продавал…


9.


10.

Людмила Николаевна Колчанова-Нарбекова любезно предоставила книгу «Валентин Попков. Рассказы. Зарисовки. Миниатюры. Воспоминания современников». В ней – трогательные вспоминания художника о деревне Дьяково, Иване Герасимовиче Шамилине и его супруге Клавдии Николаевне. У этой пары Попков гостил на протяжении многих лет. Более 30 полотен и десятки графических работ составили «дьяковский цикл» — «Весна Ивана Герасимовича» и «Часы Ивана Герасимовича» 1975 года, «Вещи Ивана Герасимовича» и «Бирюзовая ночь в Дьякове» 1989 года и другие… В книге художник делится самым сокровенным, видно его интерес к старикам, к их жизненному укладу. Попков фиксирует изменения в пейзаже. Вот старый тополь, который спилил сосед, вот стог сена появился перед окном. Попков чувствует, как беспощадно и неумолимо время. Не от того ли в его полотнах оно замедляет ход, давая нам возможность прикоснуться к миру, которого уже нет. От этого и грустно, и больно. В этом вся его метафизичность, которая идет от желания сохранить в своих картинах старину. Работая в 1969 году над «Нашими дедами», Валентин Алексеевич мудро говорил: «Деды — это основа нашей жизни. Общество — это дом. Когда ставят сруб, в основании располагаются старые проверенные выморенные бревна. Так и наша культура — держится на проверенных временем людях и их делах…»


11.


12.

Дописав эту строчку, я проверил электронную почту. Наконец-то откликнулись люди, готовые расстаться со своим этюдником за умеренную плату. Но вот беда – все деньги уже потрачены на белый «Атлант». Вон он красуется на кухне!..


13.


14.

С детских лет Валентин Алексеевич чувствовал непреодолимую тягу к рисованию. Художественные основы получил в 1-й детской художественной школе Саранска. Затем продолжил обучение в Казанском художественном училище. Поездки на творческую дачу «Сенеж» укрепили его мастерство. Попков знакомится с замечательными художниками Игорем Обросовым, Андреем Тутоновым, Ириной Шевандроновой, Павлом Никоновым, Олегом Вуколовым. «Их высокое мастерство, неподкупная преданность служению искусству, высокая эрудиция обострили во мне нравственное начало, ответственность за свое дело, помогли разобраться в потоке информации об искусстве», — писал Попков… На «Сенеже» он познакомился с легендарным однофамильцем – Виктором Попковым, которому в знак дружбы подарил миниатюрную литографию…


15.


16.

Отдельный разговор об экслибрисах. Валентин Алексеевич часто делал эти «личные книжные знаки» для своих родных и друзей. Один из экслибрисов нарисовал для Маргариты Ивановны Суриной, которая в то время была заместителем директора музея им. Эрьзи. Эту информацию я вычитал в альбоме о художнике. Значит, нужно обратиться к Суриной, может быть, она расскажет что-то интересное о Попкове. Я не ошибся!


17.


18.

Маргарита Ивановна – добрая, светлая, энергичная, настоящая хозяйка музея Мордовской народной культуры. Вот что он рассказала. «В 1960-70-е годы советские люди бедно жили. Все желали купить новую мебель, а старую выкинуть. А Валентин собирал такие раритетные вещи. Однажды к нам в музей пришел пожилой мужчина, москвич. Сказал, что у него в Саранске живет мать, которая родом из семьи купцов Морозовых. Раньше они жили на улице Коммунистической – рядом с нынешним Химмашевским мостом. Потом дом снесли, а их переселили к 10-й школе. «Мать очень старая, поэтому я забираю ее в Москву, — сказал мужчина. – Но у нас осталась дореволюционная мебель, которая может пригодиться для вашего музея…» Вместе с Татьяной Петровной Прокиной пошли к его маме. Нас встретила очень колоритная пожилая женщина — на шее золотая цепь крупного плетения, в ушах золотые серьги с бирюзой. В доме тьма кошек. Поэтому запах жуткий! Мебель показалась интересной – овальный стол, зеркала, жильдерьерки, кресла, диван… Она была обита каким-то тряпьем и покрыта большим слоем шерсти. Бабушка рассказала, что эти вещи ее родители покупали в селе Шишкеево у священника. Но для музея, как нам показалось, мебель не годилась, потому, что была поражена жучком-точильщиком. Мы стали спрашивать бабушку, нет ли у нее еще чего старинного. Из подпола вытащили 5 медных самоваров, учебник «Арифметика Магницкого», дореволюционные атласы, дневники ее братьев, несколько монет, лампы… В ящиках были сложены бутыли с керосином, уже отсыревшие спички и махорка, расплывшееся от времени хозяйственное мыло, пачки с солью… Люди, пережившие военное лихолетье, часто делали такие запасы. Также в подполе мы обнаружили дореволюционные банки. У Сычкова есть картина, где в такой же стоят астры. А на этих стеклянные емкостях наклеены этикетки: «крыжовник 57 год», «смородина 58 год», «малина 59 год». И так – до 1960-го. Как нам объяснила хозяйка, в этом году ее мужа сбила машина, и она перестала делать варенье. Потом мы осмотрели баню, где обнаружили старинные статуэтки, фаянсовую посуду — 100 тарелок, а еще — 100 ложек и 100 стаканов, заготовленных на поминки. Мы для музея что-то отобрали, а мебель предложили забрать Попкову. К этому времени он получил просторную мастерскую.


19.


20.

Художник приехал, и душа его от счастья трепетала! Тут начались торги! Бабушка оказалась крепкого нрава — как процентщица у Достоевского. «Так, за диван сколько хотите?» — спрашивал Валентин. «20 рублей!» — отвечала она. «Ну, смотрите, какой плохой, давайте за 15?» Хозяйка ни в какую. Попков: «15», она: «20». Потом все-таки согласилась. И то же самое повторялось с каждым предметом. Бабушка спрашивала: «Сынок, диван за сколько берешь?» — «За 15!» — «Нет, дешево»… Мы с Татьяной Петровной присели на порог, потому что устали ждать, когда кончится торг, да и запах от кошек был неприятный! В конце концов, они сторговались. И за всю эту рухлядь Валентин заплатил рублей 80. Когда стал смотреть 100 стаканов, то нашел среди них один хрустальный 1912 года, посвященный 100-летию Отечественной войны. Это было его счастье! На другой день Попков нашел грузовую машину, погрузил туда купленные вещи и попросил поехать с ним, чтобы мы посторожили возле подъезда, пока он будет их перетаскивать в квартиру. Дом новый. Соседи смотрят, кто приехал и что привез. Валентин расплатился с водителем, выгрузил мебель и понес первое кресло в мастерскую на 6-й этаж. Спустившись обратно, говорит: «Боже мой, я барсетку с ключами и документами забыл в машине». Мы, конечно же, номер ее не запомнили. Попков решил сбегать к себе домой — проникнуть в квартиру через соседский балкон и взять дубликат ключей. А жил он на 2-м этаже. Мы, две дамы в шляпах, остались ждать художника. На улице жара. От мебели несет кошками. 18.00… 20.00… Его все нет. Подъезжает тот грузовик. Выходит водитель: «Хорошо, что вы здесь, а то я машину загнал в гараж и обнаружил барсетку…» В общем, Валентин вернулся в сумерках. Сказал что порезался, когда выставлял стекло. А мы уже не знали, куда идти и где его искать. Он перетащил вещи и пригласил нас пить чай. Самое интересное в этой истории, что, увидев позже уже отреставрированную мебель, мы были поражены! Такая она получилась шикарная — прямо музейные экспонаты!»


21.


22.

...Ну вот, не статья выходит, а целая повесть, а я все так и не могу ухватить корень, зацепиться за суть. «Замок Кафки» все больше вырастает надо мной, а о художнике сказано так мало. Самое главное в Попкове это его провидческое ощущение времени. Дедушки на картине собрались возле нового сруба — они уходят, прощаются… И вот они же в виде длиннобородых старцев метафизически проявляются в монументальном полотне «Моления о лошадях». «Октябрьский путч» 1993 года отразился в красных вишнях, которые, словно, пятна крови пропитали белые полотнища…


23.


24.

Я снова приехал в деревню, занимался физическим трудом. Этюдника до сих пор не было. Мое спокойствие нарушила СМС-ка. Сын художника Константин Попкова приглашал в библиотеку на презентацию той самой книге об отце, которую мне любезно предоставила Людмила Николаевна Колчанова-Нарбекова. Это был тихий междусобойчик товарищей Валентина Алексеевича. «Мы все подошли к тому рубежу, когда по нам начинает звенеть колокольчик… пора делать выводы…» — говорил известный краевед Сергей Бахмустов, имея в виду пожилых людей… Самым интересным на этом вечере было 4-часовое архивное видео семьи Попковых. Потом я просматривал его дома и вглядывался в глубокие скифские глаза художника, чувствовал его неуемную энергию… «Все-таки святое братство художников существует, живет еще. Поэтому они — самый счастливый народ… Я знаю художников из Владивостока, Армении, Прибалтики, и они меня знают. То есть художники друг друга ощущают, видят и… помогают друг другу…» Словно в подтверждении этих слов Валентина Алексеевича закончилась моя эпопея с этюдником. Звездным августовским вечером пришло сообщение от внука Евгения Звягинцева. «Этюдник нужен еще?» — «Сколько?» — «Забирай бесплатно!..»


25.

Старинные вещи. Что они хранят, что помнят? Елена Голышенкова так описывала в своей книге картину Попкова: «…в волшебную лунную ночь цвета опала собрались на посиделки старинные жители деревенского дома: Самовар, Фонарь, Горшок с геранью…» Так же и близкие люди собираются иногда вместе, чтобы вспомнить былое, достать из своих закромов истории, пропитанные «сединой»…

Сергей Суворов
«Столица С», Мордовия, 12 сентября 2015

promo yarodom september 20, 2012 20:29 5
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…