?

Log in

No account? Create an account

Мы родом ...

Летопись: Люди, места, события, свидетельства


Previous Entry Share Next Entry
Факты и мифы об Исаакие — спасителе музеев
Я витрина
mamlas wrote in yarodom
Ещё из исторических достопримечательностей Петербурга

Великая доминанта
Интересные факты об Исаакиевском соборе

Одно из самых впечатляющих строений Петербурга, Исаакиевский собор был освящен (30 мая) 11 июня 1858 года. Его начали строить при Петре, а завершили при Александре II. В разные годы он был укрытием для искусства и площадкой для физических опытов. ©


Исаакиевский собор / Фото: Ксения Матвеева

Его история, которая ведет свое начало практически со дня основания Северной столицы, полна неожиданных поворотов и удивительных фактов. Некоторые из них вспомнил к годовщине освящения храма SPB.AIF.RU.
Два предшественника

Еще в 1707 году в строящемся городе по велению Петра I была поставлена церковь Исаакия Далматского. Император недаром решил почтить именно его – он родился в день святой памяти преподобного, 30 мая по юлианскому календарю. Здесь, в наспех построенной сырой и пропитанной корабельной смолой церкви, венчались в 1712 году Петр I и Марта Скавронская (Екатерина I).


Первая Исаакиевская церковь. Литография с рисунка О. Монферрана. 1845 год

Вторую, уже каменную, церковь Исаакия Далматского заложили в 1717 году – первая к тому времени уже обветшала. Храм стоял на берегу Невы, примерно на том месте, где сейчас возвышается Медный всадник. Постройка очень напоминала Петропавловский собор архитектурным решением и высоким шпилем. Однако береговой грунт под церковью постоянно проседал, а в 1735 году он был сильно поврежден ударом молнии. Тогда пригласили архитектора Савву Чевакинского, чтобы он оценил состояние собора. Он не стал лукавить и заявил, что постройка долго не продержится. Нужно было менять место расположения собора и строить его заново. С этого момента и началась история того Исаакиевского собора, который мы знаем.

Сбывшееся предсказание

Чевакинского и назначили в 1761 году руководителем строительства нового Исаакиевского собора, но подготовка затянулась, и вскоре архитектор подал в отставку. Его место занял Антонио Ринальди, а торжественная закладка собора состоялась только в 1768 году. Ринальди руководил строительством вплоть до смерти Екатерины II, а после этого уехал за границу. Здание было возведено только до карниза. По указанию Павла I за собор взялся Винченцо Бренна, который изменил проект.


Собор несколько раз менял и архитекторов, и внешний вид

Мрамор для облицовки перенаправили в Михайловский замок, поэтому собор выглядел странно – кирпичные стены высились на мраморном основании. Этот «памятник двух царствований» освятили в 1802 году, но вскоре стало ясно, что он портит облик «парадного Петербурга».

При Александре I дважды проходил конкурс на его облагораживание: в 1809 и 1813 годах. Все архитекторы предлагали просто снести его и построить новый, поэтому император поручил инженеру Августину Бетанкуру заняться проектом реконструкции собора лично. Он перепоручил это дело молодому архитектору Огюсту Монферрану.

Новый собор заложили в 1819 году, но проект Монферрану пришлось дорабатывать еще шесть лет. Строительство же затянулось почти на сорок лет, что породило слухи о неком предсказании, которое архитектор получил от ясновидца. Якобы колдун напророчил ему, что он умрет, как только достроит собор. И действительно, спустя месяц после церемонии освящения собора архитектор умер.

Еще одна легенда гласит, что Александр II заметил среди скульптур святых, поклоном приветствующих Исаакия Долматского, самого Монферрана держащим голову прямо. Отметив про себя гордыню архитектора, император якобы не подал ему руки и не поблагодарил за работу, отчего тот расстроился, слег и умер. На самом же деле Монферран умер от острого приступа ревматизма, случившегося после перенесенного воспаления лёгких. Он завещал похоронить себя в Исаакиевском соборе, но император Александр II не дал на это согласия. Вдова Монферрана увезла тело зодчего в Париж, где он и был похоронен на Монмартрском кладбище.

Инженерное чудо

В процессе строительства собора было использовано много технологий, оригинальных и дерзких для своего времени. Здание было необычайно тяжелым для болотистого грунта, и для его строительства потребовалось вбить в основание фундамента 10 762 сваи. Это заняло пять лет, и под конец горожане стали шутить на этот счет – мол, забили как-то сваю, а она полностью ушла под землю. Забили вторую – и от нее ни следа. Третью, четвертую и так далее, пока не пришло письмо из Нью-Йорка: «Вы испортили нам мостовую! На конце бревна, торчащего из земли, клеймо петербургской лесной биржи «Громов и К!»


При установке гранитных колонн использовались новаторские для того времени технологии / Фото: Ксения Матвеева

Отдельного внимания стоят гранитные колонны собора. Гранит для них добывали на берегу Финского залива, у Выборга. Каменотесы изобрели специальный способ извлечения монолитных глыб: просверливали в породе отверстия, вставляли в них клинья и били, пока в камне не появлялась трещина. В трещину вставляли железные рычаги с кольцами, сквозь кольца продевали канаты. 40 человек тянули за канаты и постепенно выламывали гранитные блоки.

Доставляли камни в город по рельсам, хотя железной дороги в России тогда еще не было. Установка 48 колонн заняла два года и завершилась в 1830 году, а в 1841 впервые в истории 24 колонны весом по 64 тонны каждая подняли на высоту более 40 метров, чтобы установить вокруг купола. На золочение купола ушло более 100 килограммов червонного золота, еще 300 килограммов потребовалось для золочения интерьера.

Исаакиевский собор – четвертый в мире по величине, его вес составляет 300 тысяч тонн, а высота – 101,5 метр. Колоннада Исаакия остается самой высокой обзорной площадкой в центре города.

Музей атеизма

Как и все религиозные постройки, после Октябрьской революции храм был разорен. В мае 1922 года на нужды голодающих Поволжья из Исаакия вывезли 48 килограммов золотых предметов и две тонны серебра. В 1928 году президиум ВЦИК постановил «оставить здание собора в исключительном пользовании Главнауки в качестве музейного памятника». 12 апреля 1931 года в соборе был открыт один из первых в Советской России антирелигиозных музеев.

Это и спасло храм от разрушения – сюда стали водить экскурсии, на которых посетителям рассказывали о страданиях крепостных строителей здания и о вреде религии. Еще одна часть экскурсии носила научно-просветительский характер – под куполом висел маятник Фуко, длина которого составляла 91 метр. Маятник и сейчас хранится в запасниках храма, получившего статус государственного музея-памятника.

Война

Суровые годы войны тоже оставили храм невредимым. Купол закрыли камуфляжем военные альпинисты (один из них – Михаил Бобров – живет в Петербурге по сей день и носит звание почетного гражданина города). Согласно легенде, при угрозе оккупации города нужно было найти хранилище для тех ценностей, которые не успели вывезти. Тогда один пожилой офицер предложил собрать все в подвалах Исаакия, объясняя это тем, что фашисты используют его купол как ориентир и не станут по нему стрелять.


Следы от снарядов решено было сохранить как память о войне / Фото: Ксения Матвеева

Все 900 дней блокады музейные ценности из пригородов Ленинграда, а также Музея истории города и Летнего дворца Петра I пролежали в полной безопасности, а на площади перед собором блокадники разбили огород, где ухитрялись выращивать капусту – об этом свидетельствуют архивные кадры 1942 года.

Но полностью избежать повреждений собору не удалось – о разрывах снарядов до сих пор напоминают следы от осколков на колоннах западного портика. Из-за отсутствия отопления пострадали настенные росписи, а живописная работа Бруни «Адам и Ева в раю» была смыта полностью.

Музейное настоящее

В 1963 году завершилась послевоенная реставрация собора. Музей атеизма перенесли в Казанский собор, а маятник Фуко сняли, так что с тех пор Исаакий работает исключительно как музей. Здесь и сегодня можно увидеть бюст Огюста Монферрана, выполненный из 43 пород минералов и камней - всех, что использовали при строительстве храма.

В 1990 год впервые с 1922 года в храме совершил Божественную литургию Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. В 2005 году было подписано «Соглашение между Государственным музеем-памятником «Исаакиевский собор» и Санкт-Петербургской Епархией о совместной деятельности на территории объектов музейного комплекса», и сегодня богослужения проводятся регулярно по праздникам и воскресным дням.


Все памятники-ориентиры были замаскированы

Дом для музеев
Исаакиевский собор стал убежищем для искусства

Благодаря собору в годы Великой Отечественной войны удалось сохранить немало бесценных шедевров. ©
С самого начала войны остро встал вопрос - удастся ли сберечь многочисленные ленинградские музеи и предметы искусства для всего мира? Исаакиевскому собору и его сотрудникам была отведена особая роль.

В здании - только живопись

Первыми пострадали пригородные дворцы. Сначала от снарядов, а потом и от мародёрства. Однако часть раритетов музейщики успели вывезти в Ленинград, в Исаакиевский собор. - Ещё в первые дни войны сотрудники Антирелигиозного музея (так тогда назывался Исаакий), стали отбирать экспонаты и материалы фондов для отправки в эвакуацию, - рассказывает Ольга Матвеева, старший научный сотрудник ГУК ГМК «Исаакиевский собор». - Здесь были иконы, деревянные модели собора, бюст Монферрана из различных пород камня и многое другое. Ценности отправили за Урал. Библиотеку поместили в подвальное помещение, церковные облачения законсервировали в ящики и также сложили в подвал, в самом соборе остались только настенная живопись и мозаика. В июле 1941-го Исаакиевский собор был закрыт.

По распоряжению Ленгорсовета в соборе было создано «Объединённое хозяйство музеев» - там укрылись тысячи уникальных предметов из дворцов Пушкина, Павловска, Гатчины, Петергофа, Ораниенбаума, а также из музеев города.

Ценности спрятали, но теперь враг мог уничтожить их в одном месте в один момент. Поэтому золотой купол Исаакия, который был отличным ориентиром для немецкой артиллерии и авиации, покрыли защитной масляной краской, окна заложили мешками с песком. Однако это не стало панацеей. В период блокады бомбы и снаряды неоднократно попадали в собор. Так, пострадали 10 из 16 колонн северного портика, в 1943-м были выбиты стёкла уникального витража.

Комнатка с печечкой

- Собор тогда выглядел странно, - говорит Ольга Матвеева. - В полумраке располагались сотни ящиков с надписями «Пушкин», «Павловск», «Гатчина»… Здание не отапливалось, иней выступал на стенах. Через пробоины внутрь проникала влага, поэтому на мозаике появилась плесень. В декабре 1942-го температура в здании упала до -20°С, а влажность в марте следующего года составила 89%. Сохранить в таких условиях музейный фонд было сродни чуду. О реставрации не приходилось и думать, оставалось только следить, чтобы вещи не погибли от сырости: просушивать и проветривать их.

- Тяжелее всего было сохранить акварель, - вспоминает Сергей Окунев, хранитель фондов Исаакиевского собора. - Краска от влажности набухала и отлетала. Сильно пострадала живопись по штукатурке - погибло до 60% площадей.

Холод и сырость Исаакия губили не только бесценные вещи, но и самих музейных работников, которые буквально коченели. Они вспоминали: было в соборе одно тёплое, ни с чем не сравнимое в те дни место. Маленькая будочка бывшей кассы. Там - столик и скамья, а главное - печечка. В комнатке отогревались чаем, писали статьи, составляли акты проверки вещей. Музейные работники Ленинграда во главе с главным хранителем Серафимой Николаевной Балаевой называли собор своим музейным домом. Уже тогда, отметим веру в Победу музейщиков, они готовили планы масштабной реставрации собора и его артефактов.

И весь этот ежедневный подвиг, заключённый в стенах древнего здания, проходил под неизменными бомбёжками, звуки метронома. Здесь тоже был свой фронт, здесь, как и на передовой, боролись до последнего.

И вот настал январь 1944 года. Каждый день поступали радостные вести - Красная армия методично отбивала пригороды Ленинграда. Совсем скоро туда вернутся музеи. Вскоре закончилась блокадная история Исаакиевского собора. Сотрудники разных музеев разъехались, но, конечно, по определённым датам собирались вместе. Они совершили зримый подвиг - ведь мы можем увидеть шедевры искусства, спасённые в те дни.

Елена Ляшенко и Евгений Колесников
АиФ, Санкт-Петербург, 16 марта - 11 июня 2014

promo yarodom september 20, 2012 20:29 5
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…