?

Log in

No account? Create an account

Мы родом ...

Летопись: Люди, места, события, свидетельства


Previous Entry Share Next Entry
Окультуриватели России. Георг Мясников / К 90-летию
СССР
mamlas wrote in yarodom
Ещё из биографий чиновников

«Душа моя спокойна…»
К 90-летию со дня рождения пензенского подвижника Георга Мясникова / Созидатели

Даже если бы Георг Михайлович Мясников (20 марта 1926 – 18 июля 1996 гг.) придумал и создал лишь единственный в мире уникальный Музей одной картины, более тридцати лет знакомящий жителей Пензы с прославленными творениями русских и зарубежных живописцев, он уже был бы достоин светлой памяти. ©


Георг Мясников

Но по его инициативе и при личном участии в Пензе созданы еще и музей народного творчества и литературный музей, музей-читальня Ильи Ульянова и музей нейрохирурга Николая Бурденко, музей русского историка Василия Ключевского и музей-театр Всеволода Мейерхольда, музей писателя Александра Куприна (1981) в Наровчате и музей советского писателя Александра Малышкина в Мокшане, кроме этого десятки памятников, стел, скульптурных композиций, прославляющих выдающихся земляков, важнейшие для области и страны события.
То, что удалось сделать Георгу Мясникову за четверть века с начала 1960-х до середины 1980-х годов в провинциальном захолустье, коим являлся тогда его родной край, академик Д.С. Лихачёв назвал "пензенским музейным ренессансом".

Музейное дело, увековечивание славных имён и деяний земляков было зовом души, нравственной необходимостью этого удивительного человека. Он был профессиональным партийным работником – вторым секретарем пензенского обкома партии, прошедшим школу московского комсомола. Казалось бы, номенклатура, функционер. А его те, кто знал, называли и тогда, и сегодня «белой вороной среди партийных работников», «прорабом духа», «пензенским просветителем».

В самом конце восьмидесятых мне посчастливилось познакомиться с Георгом Васильевичем в Советском Фонде культуры. Помнится, мы говорили с ним о его книге «Город-крепость Пенза», вышедшей в саратовском издательстве, и я сказала: необычно, чтобы второй секретарь обкома партии так скрупулезно и серьезно занимался краеведческими исследованиями. Георг Васильевич ответил, что и сам часто жалеет, что не пошел в науку, не стал историком, а над книгой работать ему было тем более интересно потому, что предки его были в числе первостроителей города.

Значительно позже в дневниках Г.В. Мясникова, частично опубликованных в журнале «Наше наследие», словно в продолжение нашей беседы, прочитала:

«Я копаюсь в прошлом предков не потому, что просто хочется из любопытства узнать, а кто они. Нет! Это особая форма благодарности всем им за то, что они дали мне силы...»

В разговоре же, помню, Георг Васильевич добавил, что предан родной земле и любит её историю, но, с другой стороны, не будь он в должности второго секретаря обкома партии, еще вопрос, смог бы сделать столько для родной Пензенской области.

А надо сказать, что в те годы по уровню общей культуры, благоустроенности населенных пунктов «захолустная» Пензенская область значительно отличалась от соседних областей. О методах «окультуривания», которые применял Мясников, мне часто рассказывали пензенские знакомые – и руководители районного масштаба: «Он ведь что делает. Если только в каком селе или городе жил прежде кто из известных людей, обязательно затеет музей открыть или памятник поставить. Когда это сделано, начинает требовать с руководителей района, чтобы все вокруг музея в порядок привели, мол, как же так, повезем в музей гостей, туристов, а у вас такое неухоженное село. Всю душу вынет, но село приведут в порядок. А потом руководителей соседних районов начинает стыдить: через ваш район, деревни люди в музей едут, а у вас дорога никудышная и палисадники у изб повалились. Стыдно. Надо всё исправить!» Я рассказала об этом Георгу Васильевичу. Он посмеялся: «Так – не так, область-то привели в порядок!»

Но не только о порядке в родной области заботился Георг Васильевич Мясников. Его сын Михаил Георгиевич так писал об отце: «Был у него один принцип в жизни. Он не служил лозунгам. Считал, главное — создать в жизни людей материальную основу того, что ты провозглашаешь. В так называемые застойные годы область жила чуть лучше, чем соседние, потому что в ней много работали, в том числе и над воспитанием чувства достоинства, гражданского патриотизма. Все это нешаблонно, базируясь на прошлом и настоящем области».

Насколько нешаблонно, вдумчиво и целеустремленно занимался Георг Васильевич Мясников «культурным строительством», насколько интересной и мощной личностью он был, можно судить по его дневникам разных лет.

Они частично опубликованы в 2002 году в журнале «Наше наследие» и в книге «Страницы дневника» в 2008-м. И чтение это, поверьте, интереснейшее! Приведем здесь лишь крохотную часть дневниковых записей Г.В. Мясникова. В них – и события, и люди, и размышления о мире вокруг и мире внутри себя.

(31 мая 1969 г.) «День солнечный... Остановились на горе. Внизу привольно раскинулась Коповка, а ее центр — церковь — величественно стягивает эту панораму. Сразу на могилу отца. Сегодня (по старому обычаю) — родительская суббота — дети должны приходить на могилы родителей. Не загадывал заранее, но приехал как раз. Кругом цветут яблони, низко наклонив свои старые отяжелевшие ветви. Буйно цветет сирень, луговина полна ярких красок. Долго стоял я у этой дорогой мне могилы — маленького клочка земли, на котором ушла в вечность, в тлен и прах частица того, что создало меня. Где-то рядом в заросших кустах вишни, могила прадеда — А.Н. Владыкина. 61 год и отсутствие заботы все давно сровняли, следы могилы выдает лишь цветущая вишня. А рядом сосна. Около нее, как мне говорили, могила отца моей прабабки — Григория Прозорова. Почти сто лет, а может чуть и больше, с этим селом, даже с этим местом связана ниточкой прошлого моя жизнь. В старой деревянной церкви, от которой теперь в саду остались лишь два-три фундаментных камня, служил Прозоров, в ней же начал службу Владыкин. На глазах прадедов и бабок с прабабками вырос новый величественный храм. Прадед успел и в нем служить четыре года, а после его смерти — прабабка была «просфорной» (просвирней). Здесь все они нашли и свой покой. Последняя могила — это могила отца...»

(26 сентября 1972 г.) «В Симбухово остановился у церкви. Начинают красить, но жалуются на отсутствие материалов. Моя привязанность к этой церкви исходит из посылки: долг живущих на земле — украшать землю. Разорять лучше и проще, но народ помнит не развалины... Надо в Пензе определить серию памятников, которые следует взять под охрану».

(3 апреля 1973 г.) «Беседа с корр. газеты «Известия». Мое устремление:

1) Сделать Пензу интересным городом, пробудить у жителей настоящую любовь к городу, патриотизм... Одними лозунгами сделать это сложно. Нужна материальная основа. Надо иметь, чем гордиться;

2)

В ходе революции ни один народ не растерял традиций столько, сколько русский народ. Поэтому основная направленность «интересных» строек — это возрождение русского духа, национального достоинства русского человека.

Отсюда все идет, этим питается».

(15 ноября 1974 г.) «Удалось предварительно решить одну проблему, над которой бьюсь все лето: получено согласие Липецкого облисполкома на перенесение праха Ю.П. Лермонтова из Шипова в Тарханы. Впервые вся семья соберется вместе, хотя бы чисто символически. Сама идея приятна, хотя найдутся такие, что будут возмущаться. Главное — это обогатит Тарханы, даст повод для дополнительных рассказов. Прах Юрия Петровича в Шипово никому не нужен, а здесь — около гениального сына — его истинное место. Поручил археологу Полесских подготовить предложения. Надо быстро ехать, и хотя бы чисто символически перевезти прах в Тарханы, захоронив его недалеко от склепа».

(19 ноября 1974 г.) «Принял тяжелое, но важное решение: ехать немедленно в Липецкую область и вырвать останки Ю.П. Лермонтова. Археолог Полесских и директор музея Арзамасцев пытались отнести на весну. А я боюсь. Вдруг передумают. Не отдадут. Проиграют Тарханы. А для них — событие историческое. Вся семья собирается вместе впервые. Они и при жизни не встречались толком. Условились о деталях, вплоть до текста мраморной доски и месте захоронения в Тарханах у склепа. В четверг должны тронуться в путь. Буду ждать!»

(27 ноября 1974 г.) «В 14.00 ездил в резной дом на ул. Куйбышева. Музея (народного творчества – ред.) еще нет. Ругался с профсоюзниками. Тянут кота за хвост. Поехали в мастерскую у Ланскова. Оборудование изготовляется добротное. Может получиться солидный «Музей народного творчества». Благо общество охраны памятников дало 5-ть [штатных] единичек. Это уже победа!

Вернулся в обком. Наконец, звонок из г. Белинского [бывший Чембар]. Арзамасцев вернулся… Предупредил, что в пятницу приеду, но готовиться в воскресенье к захоронению. Не думал Юрий Петрович, что его опять притащат в Тарханы. Я же решился. Думаю, что это обогатит, да и справедливость восстановит — он отец поэта!».

(3 декабря 1974 г.) «...Утвердил текст надгробной плиты на могилу Ю.П. Лермонтова. Была глупость — «прах доставлен» (!), как в бюро добрых услуг. Окончательно надпись: «Юрий Петрович Лермонтов 1787—1831. Прах перенесен из села Шипово Липецкой области в 1974 году».

В настоящее время Лермонтовский музей-заповедник, в реконструкцию и обновление которого столько души и сил вложил Георг Васильевич, важнейшая культурно-историческая достопримечательность Пензенской области.

Полностью отремонтирована барская усадьба. Воссоздана старинная деревянная ветряная мельница, идея строительства которой выдвигалась Мясниковым, и дом мельника. Восстановлен барский сад, зарыблены пруды, жужжат на пасеке пчелы, всех, кто желает, как и встарь, приглашают на конные и лодочные прогулки, воссоздан даже уникальный «конный балет» (конная карусель) времен XIX века и появились борзые щенки. А в тени деревьев присел на скамейку бронзовый Мишенька. Не офицер в эполетах, а мечтательный и вдохновенный юноша-поэт, отрада бабушки. Таким его видел этот дом, таким его задумал для этой усадьбы Георг Васильевич Мясников и создал скульптор Олег Комов.

(31 марта 1976 г.) «Уехали в совхоз «Наровчатский». Еще раз смотрел остатки Сканова монастыря. Колокольню, дом настоятеля, собор, икону Тихвинской Божией матери (вернее, роспись). Обвалилась трапезная, в которой недавно был клуб… Все рушится. Не сделаем сейчас, все рухнет, будет поздно. Есть у меня мечта — возродить этот шедевр начала XIX века. Может, начать пока частями, начать с проекта. Надо думать».

Всё задуманное Георг Васильевич стремился, не откладывая, претворять в жизнь. Уже в 1970-х – начале 1980-х годов расселили всех жителей коммунальных квартир, располагавшихся в монастырских кельях, убрали склад из здания церкви, начали на средства областного отдела культуры восстановительные работы… Процесс реставрации Троице-Сканова монастыря в Наровчатском районе, начатый по инициативе Г.В. Мясникова, был закончен в конце 1990-х годов. Сегодня, как и мечталось Георгу Васильевичу, монастырский комплекс – одна из важнейших достопримечательностей Пензенской области.

(31 марта 1976 г.) «После обеда с Устиновым на Вьюнки… Сразу в недавно открытую школу. Получилось хорошо. Народ искренне благодарит за помощь. Старая школа была построена из поповского дома… В селе была деревянная церковь. Рядом недостроенная кирпичная. Ее так и не доделали. Попом (как мне сказал 60-летний крестьянин) был долго и до самого конца Владыкин. Это Степан — брат моей бабушки Анны Александровны… Здесь и закончил службу. Где-то пропал. Побирался [после революции]. Интересна судьба: он строил церковь и служил идеологом, я же в том же селе, спустя почти 50 лет, служу идеологом, построил школу и собираюсь сделать дом культуры.

Как странно иногда переплетаются людские судьбы…

Село, когда-то бедное, заброшенное, начинает набирать силы, верит в свое будущее.

Вернулись в Наровчат. Позвонил Теткину Н.Л. — секретарю Мордовского обкома. Уговорил его дать из Ковылкина 250 тыс. шт. силикатного кирпича для строительства во Вьюнках дома культуры».

(12 сентября 1976 г.) «Читал ночью о Куприне (воспоминания Иорданской и дочери Ксении). Подумал, что мы очень мало сделали, чтобы увековечить память этого талантливого, противоречивого уроженца земли Пензенской. Надо хоть доску мемориальную повесить на доме и привести его в порядок в Наровчате. Он современник моих наровчатских предков. Может, они и крестили его».

(6 января 1978 г.) «Был С.С. Попов ( начальник Управления по делам религии Пензенской области – ред.). Интереснейший список знатных людей пензенской земли. Надо его, пока есть силы и власть, осуществить и всех прикрепить к реальным местам».

(8 февраля 1978 г.) «Заехали в библиотеку. Изумительная патриотка, настоящий сельский интеллигент – Любовь Петровна Сысоева. Договорились, что она будет думать, а я искать деньги на создание образцовой сельской библиотеки, исходя из понимания того, что это не выдача книг, но место отдыха. Она загорелась!»

(21 марта 1984 г.) «Говорил с министром культуры Ю. Мелентьевым о Денисе Давыдове. Критиковал его, что не ценим свои национальные богатства. Отметили 800-летие какого-то татарина из волжских булгар, а партизана первого русского, героя 1812 г., сподвижника Кутузова, друга Пушкина и многих других выдающихся деятелей начала XIX в., поэта, автора уникальнейших записок, подходит 200-летие, и никто не шевелится. Как это понимать? Сказал, что пометил себе! Ужас!

Мне же — не рискуй с бюстами, могут накрыть. Ответил —».

(25 марта 1984 г.) «В Доме художника. Посмотрели вместе с Курдовым (скульптор, автор памятника Денису Давыдову – ред.) отличного Дениса. Хорошо получился. Добились того, что искали. Не генерал, не гусар, а русский поэт. Таким его знала Пенза в закатной любви за 5 лет до смерти».

(26 января 1985 г.) «К 11.00 в Музей народного творчества. Сегодня — 10-летие со времени открытия музея. Что-то долго собирались умельцы. Народ пожилой, малоподвижный, но фанатично влюбленный в свое дело… Как быстро бежит время, а мы его мало бережем. Трудно себе представить Пензу без этого музея, а на месте «чуда» уже привязан был архитекторами детский сад. Дом мог исчезнуть. Страшно. Главное — 38 тыс. чел. за прошлый год приобщились к прекрасному.

Вечером думаю уже капитально засесть за материалы к книге. Надо накапливать, снова делать выписки. Иначе потом не соберешь».

(6 августа 1981 г.) «Читаю вечерами В. Ключевского. Поразительно глубокий, умеющий вникать в тончайшие детали хода исторических событий на основе изучения подлинных документов, а не компиляций.

Время покажет, что этот далекий от надуманных схем историк — был и остается одним из самых выдающихся в развитии исторической мысли русского народа».

(20 октября 1986 г.) «В Москве от Ключевского ничего не осталось. Всё снесли. В России два памятника историкам — Карамзину и Грекову. Музеев нет вообще. Если нам удастся, первый в стране музей историка с читальней».

Музей русского историка Василия Ключевского был открыт в Пензе по инициативе Георга Васильевича Мясникова в 1991 году уже после его отъезда в Москву, где с ноября 1986 года по февраль 1992-го он работал в Советском (с 1991 г. – Российском) фонде культуры.

Малая толика приведенного здесь дневникового наследия Г.В. Мясникова в общих чертах отражает только одну, но, безусловно, главную сторону жизни этого человека. Идеолог, просветитель, коим он сам себя называл, Георг Васильевич Мясников не только проповедовал высокие идеалы, но искренно и истово служил им: «Многое, что мною сделано в Пензе, внешне кажется результатом творческого поиска, фантазии, увлеченности, а на самом деле – от желания проявить свои способности в чем-то реальном, конкретном. Удача состоит в том, что всё выдуманное и сделанное оказалось неожиданным не только для Пензы, но и для развития советской культуры, для страны. Отсюда интерес прессы и зависть серости. Инициатива, как ни крути, всегда наказуема. Нет пророков в своем отечестве. Хотя когда-нибудь вспомнят как просветителя и преобразователя культуры Пензенского края. Это придет позже…

Душа моя спокойна. Я много сделал, чтобы возвеличить Пензенский край, создать чувство уважения к нему во всей стране. Потеряв власть, я потеряю возможность преумножать. Но думаю, что и сделанного хватит для того, чтобы потомки добрым словом когда-нибудь и где-нибудь вспомнили меня, а больше человеку, пожалуй, и не надо. Лишь бы не бесцельно прошли годы, отведенные тебе судьбой».

Наталья Дегтярева
специально для «Столетия», 18 марта 2015

promo yarodom september 20, 2012 20:29 5
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…