September 2nd, 2011

Ливия и Бл.Восток
  • mamlas

Фотографии из семейного альбома полковника Каддафи

У большинства из нас есть семейные альбомы, фотоархив, запечатлевший памятные события нашей жизни. Семья свергнутого ливийского лидера – не исключение. Фотограф издания «The New York Times» Тайлер Хикс попал в резиденцию Муаммара Каддафи в столичном квартале Баб-аль-Азизия сразу после того, как ее захватили силы мятежников. Добравшись до резиденции, сильно пострадавшей от авиаударов НАТО, Хикс заметил мародера, который выносил из здания вещи. Среди вещей Хикс заметил необычные альбомы. Фотограф поинтересовался, где их нашел грабитель. Тот показал на подвал внутри здания. На свой страх и риск Хикс пробрался в подвал. В это время из комнат доносились крики повстанцев, крушивших все, что попадалось им под руку.

У стен в подвальном помещении стояли полки, на которых лежали видеокассеты, фотоальбомы, награды, папки с документами. Хикс начал рассматривать архивы. Среди сотен фотографий, на которых был запечатлен Каддафи с лидерами многих стран, встречались и фотографии из семейного архива.

После свержения иракского диктатора мародеры в Багдаде уничтожили ценные архивы. Они не достались историкам. Понимая, что судьба документов из резиденции Каддафи ждет та же участь, Хикс попытался спасти хоть что-нибудь. Вернувшись в гостиницу и разбирая снимки, у него из головы не выходили семейные фотографии Каддафи. Кто эти люди, окружавшие полковника и запечатленные на снимках? Хикс стал расспрашивать местных жителей, но те не могли назвать многих людей, окружавших полковника на фотографиях.

Представляем вам подборку из фотографий, которые удалось спасти Тайлеру Хиксу.

BIGPIC Фотографии из семейного альбома полковника Каддафи


Collapse )
promo yarodom сентябрь 20, 2012 20:29 14
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
Я витрина
  • mamlas

«Крестики»

Они не боялись ни лагерного начальства, ни смерти и пользовались в колымских лагерях большим уважением

Петр Саруханов — «Новая»

Автор этих воспоминаний, Лев Лазаревич Хургес, родился 4 (17) мая 1910 года в Москве. До революции родиться в Москве было для российскоподданного еврея своеобразным «достижением»: ведь для того и вводилась черта оседлости, чтобы этого не происходило. Оба его родителя и были выходцами из этого «резервата». В Москву Лазаря Моисеевича вытащил его двоюродный брат — Ефим Исаакович Хургес, купец первой гильдии, домовладелец и биржевой игрок.


Во время Гражданской войны Лазарь Моисеевич воевал за красных, став чрезвычайным и уполномоченным комиссаром по снабжению армии М.В. Фрунзе. Имея до крайности невоенный склад и вид, он тем не менее заслужил полное доверие командарма другими своими качествами — деловитостью и честностью.

Свое собственное жизнеописание Лев Хургес начинает с 14-летнего возраста. Именно тогда поразила его первая и всепоглощающая, на всю жизнь, любовь — страсть к радиоделу и радиолюбительству. Эта любовь со временем перешла в «законный брак», став профессией.

Радистом он летал на самолетах «Максим Горький», «Крокодил» и других и только по случайности не оказался на борту «Максима Горького» в день его трагической аварии. Осенью 1936 года он был направлен радистом-добровольцем в Испанию, где воевал на стороне республиканцев. Очень скоро за свои боевые заслуги был награжден орденом Красной Звезды. Однако уже в апреле 1937 года его, майора-орденоносца, возвратили на Родину. Посадили на поезд, якобы в Москву, а на самом деле арестовали. Он прошел через целое созвездие тюрем и лагерей, включая «Скрытный» и «Мальдяк» на Колыме. Свой срок он отбыл полностью (даже немного больше), а освободился только в 1948 году, из Рыбинского лагеря. Вернуться в Москву и оставаться в родном городе он не мог, отчего и уехал жить на Северный Кавказ. Помотавшись по различным геологическим партиям, осел в Грозном, где вскорости обзавелся семьей.

В 1956 году Льва Хургеса реабилитировали. В следующем году он защитил диплом, работу над которым начал еще до «командировки» в Испанию.

В 1970 году Лев Хургес вышел на пенсию и сел за воспоминания. Писал он их точно так же, как и все, что делал в своей жизни, — весело и с романтическим огоньком…

Написал и для верности еще наговорил их на кассеты. А 18 марта 1988 года он умер в Грозном в возрасте 77 лет. Этому красивому городу уже недолго оставалось жить в мире и спокойствии. В 1992 году вдова и сын Хургеса спешно уехали из Грозного. Покочевав по северокавказским городам, обосновались в Краснодаре. Со временем руки у сына дошли и до исписанных мелким отцовским почерком длинных листов, и до кассет с его голосом.

Работа над книгой воспоминаний Льва Хургеса «Москва — Испания — Колыма — Москва: записки радиолюбителя и зэка» идет уже несколько лет.

Публикуемый фрагмент — первый «колымский».

Речь в нем идет о «крестиках», секте, которую — по-видимому, целиком — депортировали на Колыму. Точные сведения об этой секте найти, увы, не удалось, все историки-религиоведы, к которым мы обращались с этим вопросом, присвистывали от восхищения, но ничего конкретного о «крестиках» сказать не могли. Предположения же сводились к тому, что это одна из радикальных евангелических сект вроде «хлыстов», возникавших во второй половине XIX в., и чаще всего — на Урале.

Хургес их встретил на прииске «23-й километр» летом 1940 года, и все то, что он о них написал, кажется невероятным. Но нашлось и еще одно — независимое — свидетельство о «крестиках». В воспоминаниях А.С. Яроцкого «Золотая Колыма», вышедших в 2004 году, мы встречаемся с ними в эпизоде, относящемся, по Яроцкому, к весне или лету 1936 года:

«В лагере остался «отсев» — так называли людей, которые не отзывались ни на какие фамилии. Это старые тюремные сидельцы, считавшие, что каждый день в тюрьме или на этапе — благо, т.к. на этапе не заставят работать; были и национальные меньшинства вроде удэгэ или гольдов, которые не понимали по-русски, и, наконец, «крестики» — дремучие сектанты, не признававшие никакой власти, не имевшие никогда паспортов, не бравшие в руки денег, так как на них «печать антихриста», не имевшие фамилий, ибо во Христе все братья, и между собой именовавшиеся «брат Иван», «брат Петр»*.

Предлагая читательскому вниманию посвященную «крестикам» главку из воспоминаний Льва Хургеса, я втайне надеюсь, что благодаря этой публикации выплывут на свет божий новые сведения и подробности об этих поразительных людях.

Павел Полян

*Яроцкий А.С. Золотая Колыма. Железнодорожный: РУПАЛ, 2003. http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/auth_pagesf797.html?Key=20825&page=37

Collapse )
Я витрина
  • mamlas

«Жируют в столице, сволочи!»

Каждый десятый россиянин не любит москвичей

Причем, хуже всего к столичным жителям относятся в Сибири и на Урале

В четверг исследовательский холдинг Ромир опубликовал результаты опроса, проведенного в минувшем августе.


Социологи выяснили, как россияне относятся к москвичам. Вообще, столичных жителей недолюбливали испокон веков, но откуда берутся такие настроения?

- Мы опросили 1500 человек из российских городов с населением от 100 тысяч жителей и выше, представляющих все федеральные округа России, - объяснила принцип работы пресс-секретарь холдинга Ромир Любовь Саратова. Участников исследования спрашивали: «Как вы отнесетесь к незнакомому человеку, если узнаете, что тот москвич?».

Голоса разделились. Явный перевес на стороне тех, кому вообще безразлично, живет тот или иной человек рядом с Красной площадью, или нет (см. графику). Впрочем, о себе заявили как поклонники, так и противники столичных жителей.

Причем, «силы» их почти равны. Так, почитателей москвичей насчитывается 9 процентов. Недоброжелателей чуть больше - примерно каждый 10-й россиянин не любит жителей Первопрестольной.

Интересно, что хуже всего по отношению к москвичам настроено экономическиактивное население самых развитых регионов страны. Так, сильнее других столичных жителей не принимают в Сибири (15% опрошенных), Южном (14%), Северо-Западном и Уральском федеральных округах (по 12%).

Социологи даже составили «портрет» противников москвичей. Это люди 31- 35 лет (18%), которые занимают высокий социальный статус, являются квалифицированными специалистами и работают предпринимателями среднего и высшего звена.

Collapse )