October 17th, 2011

Я витрина
  • mamlas

Немного об Италии

Оригинал взят у [info]nikolino в Не много об Италии.
Оригинал взят у dgz в post

Интересные факты от русского парня, жившего несколько лет в разных регионах Италии.

1. В Италии 20 регионов. Все они очень разные. Если ты был в одном или двух – ты в Италии не был.

2. В каждом регионе свой диалект. Жители соседних регионов могут не понимать друг друга.

3. Регионы разбиты на коммуны. Жители коммун могут иметь также свои диалекты и не понимать соседей.

4. Около 80% бизнесов Сицилии, Калабрии и Копании платят дань мафии.

5. В Италии нет детских домов.

6. В Италии нет бездомных животных.

7. Мужчины в семьях страшно боятся своих жен.


Collapse )
promo yarodom сентябрь 20, 2012 20:29 14
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
Я витрина
  • mamlas

Весточка из 41-го: уже 70 лет вся деревня перечитывает это письмо-завещание

Оригинал взят у [info]bogdan_63 в Весточка из 41-го: уже 70 лет вся деревня перечитывает это письмо-завещание

Ранее: "Человек стареет, а небо вечно молодое ..."
Письма, написанные перед самой гибелью, не могут врать...


Фотография и письмо отца - самые дорогие реликвии семьи Лидии Сабировой.
Фото газеты «Красная звезда»

23-летний Равиль Сабиров написал письмо своей дочери-малышке по дороге на фронт. В память о себе и как наказ на будущее

Учительница Лидия Сабирова из посёлка Вишнёвогорска, что в Челябинской области, достаёт из деревянной шкатулки письмо. Аккуратно расправляет пожелтевшие страницы, надевает очки. Она могла бы прочитать его с закрытыми глазами, потому что помнит каждую буковку, каждую запятую. Но снова и снова вглядывается в эти помутневшие, расплывшиеся строчки. «Дорогая Лидочка! На долгие годы передаю и оставляю тебе свой письменный привет! Долгих лет жизни, большого счастья тебе!.. От самых глубин своей души, собрав сокровенные мысли, я хотел написать тебе большое наставление для жизни, наказ-завещание…» На стене в старомодной резной рамочке две фотографии: мама Таифа и папа Равиль. Молодые, красивые. Только что поженились. Они даже поссориться ни разу не успели - так быстро разлучила их война. Он писал домой регулярно. Особые, полные любви и нежности письма шли молодой жене. Молоденькие родственницы умоляли дать почитать, а потом зачитывались ими, как любовными романами. «Моё письмо-завещание я не давала никому, очень берегла. Как только научилась читать, читала постоянно. Маме было 23 года, когда погиб её любимый, а мне было 3 года, - рассказывает Лидия Равильевна, - он мне снится таким, как на фотографии».

«Прости меня, умница моя, если в детские годы встретятся тебе трудности, наступят горестные минуты. Но, что бы то ни было, не проклинай свою судьбу, не делай необдуманных шагов, не отчаивайся... Впереди тебя ждёт счастливая жизнь! Торопись жить! Будь полезным человеком для общества! На пути к фронту твой отец Равиль. 4.07.1941 г. Москва - Ленинград, ст. Осташково».

До войны Равиль Сабиров был учителем. Необыкновенным учителем. После уроков провожал детей домой. Самых маленьких вёз на санках. Иногда читал им стихи... В посёлке Равиля Сабирова помнят до сих пор. И, если честно, Лидочкино письмо каждый житель считает своим. Ведь на фронт ушли все мужчины. Почти все и полегли в боях. А Равиль как будто за всех попрощался. Рассказал, как обидно умирать в 25 лет… И как будто каждому осиротевшему ребёнку он написал напутственные строки. Лидочка не подвела, уехала в город и стала учителем. Она старалась жить честно и красиво, как просил её отец: «В школе я проработала 40 лет учителем математики. Получила орден Трудовой Славы третьей степени. В общем, я неплохо работала. Он же поставил идеал передо мной…» Несколько лет назад Лидочка впервые побывала на могиле отца - в деревне Верёвкино под Старой Руссой:

- Приехали на место захоронения. От волнения я не смогла найти фамилию отца в списке погребённых. Когда сопровождавшая меня Тоня наконец нашла её на обелиске, я ничего не видела от слёз. Я встала перед мраморной плитой на колени и высыпала горсть земли с родной стороны на могилу, передала привет от внука и родни, пожаловалась на трудности моей жизни и плакала, плакала...

«На Земле ты одинокий ребёнок. Прости меня за трудные и горестные дни. Не говори: «Зачем отец дал мне жизнь?» Прощай, моя ласковая, я уезжаю навсегда. На минутку прижмись к моему сердцу, дай ручки. Прощай навеки…»

http://www.aif.ru/society/article/46490

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Я витрина
  • mamlas

Дома элиты на Рублёвке

В преддверии очередного голосования россиян за «продолжение и углубление курса реформ», Блог Толкователя решил посмотреть рублёвские жилища тех, кто уже успел выиграть от этого «курса». Мы выбрали варианты из открытых источников, ценой от 10 млн. долларов за объект.

Несколько лет назад вечерней телепередаче Соловьёва на НТВ депутат Митрофанов (тогда он ещё был депутатом от ЛДПР и разносил слух, что является внебрачным сыном главного КГБиста Андропова) проговорился, что в 1990-1991 гг. существовала идея создания государства РПЦ на территории Одинцовского района. По типу Ватикана. Вроде как Ельцын таким путём («Глотайте суверенитета сколько сможете!») пытался привлечь РПЦ на свою сторону в борьбе с Горбачёвым.

Но указ о «православном Ватикане» на территории Рублёвки был готов чуть позже победы Ельцына над СССР. А потому Бурбулис завернул проект. Ельцын тогда победил Систему и без помощи церковников.

Но с тех пор Рублёвка де-факто всё же смогла оформиться практически в независимый анклав, населённый так называемой «элитой». Сегодня на этой элитной территории площадью примерно 300 кв. км (это примерно в 2 раза больше площади княжества Лихтенштейн) насчитывается примерно 10-11 тысяч дорогих домовладений. Вместе с домочадцами население рублёвского княжества – 30-40 тысяч человек. Эта цифра примерно и соответствует численности российской элиты – политико-экономической верхушки Системы, а также их менестрелей (т.н. «шоу-бизнес»).

Блог Толкователя решил посмотреть, в каких жилищных условиях существует «рублёвская элита». Как уже говорилось выше, мы выбрали варианты из открытых источников – с сайтов риэлторских агентств, ценой от 10 млн. долларов за объект. Таких домовладений – с объявленной ценой свыше 10 млн. долларов – оказалось более 50. Всего же на продажу на Рублёвке сейчас выставлено около 700-800 объектов, и на подавляющую их часть ценник в открытых источниках не проставлен.


(Блог Толкователя напоминает, что в среднем на одного россиянина приходится 18 кв. м жилья, и более 80% жилищ расположены либо в панельных, либо вообще домах без «удобств» в деревенской местности)

Collapse )
Я витрина
  • mamlas

Москва 1956 в фотографиях Жака Дюпакье

В сентябре 1956 года Жак Дюпакье (Jacques Dupâquier) прилетел в Москву : “Такой свободы как в 1956 году, в СССР не было даже во времена Горбачева”, – вспоминал в интервью Дюпакье, – “За нашей делегацией не было никакого полицейского контроля, я отрывался от группы и часами бродил по улицам в полном одиночестве.

Я немного знал русский и мог спросить дорогу. Мы оказались в Советском Союзе в интересные времена, советское общество переживало моральную катастрофу после доклада Хрущева на двадцатом съезде. Никто уже не знал, что можно, а что нет, я делал всё, что хотел, это было особенно захватывающим. Я снимал пьяных, валяющихся на центральных улицах Москвы, и милиция, вопреки моим ожиданию, даже не пыталась помешать или отнять камеру”.

 На вопрос о том, что больше всего удивило его в советской столице, Дюпакье ответил следующее: “Меня поразило, что в 1956 году Москва более чем на половину была деревянным городом, а за пределами центральных улиц царила бедность”.


Collapse )
Я витрина
  • mamlas

Французский турист в Узбекистане 1956 года

Ранее: Москва 1956 в фотографиях Жака Дюпакье

Французский ученый, историк и член Коммунистической партии Франции Жак Дюпакье (Jacques Dupâquier) в 1950-70-х годах трижды побывал в СССР, посетив среди прочих мест Узбекскую ССР, было это в 1956 году. Позже в интервью директору французского Института социальных наук Жак Дюпакье вспоминал свое путешествие:

” После нескольких дней в Москве мы полетели в Ташкент – столицу Узбекистана. Мы летели на старых винтовых самолетах, не поднимавшихся выше 3 200 метров и я затаив дыхание часами рассматривал советскую Среднюю Азию. Ташкент был большим земляным городом с единственным проспектом, построенным по сталинской моде (правда знаменитые сталинские высотки строить на нем не решились) в середине города. Впрочем, через десять лет все это было уничтожено (имеется в виду землетрясение 1966 года – a.h.). Я много гулял по городу, видел рынок, женщины на котором были закутаны в покрывала, побывал в мечети, встречался с официальными лицами, каждый из них был в сопровождении русского. Создавалось впечатление, что за ними присматривают больше, чем за нами. (…)

(…) При перелете Москва-Ташкент я сделал кучу фотографий через иллюминатор. В какой-то момент мы пролетали над концлагерем и стюардесса вышла сказать, что съемка здесь запрещена. Затем она вернулась в кокпит, а я продолжил съемку, переводчица или кто-либо еще не препятствовали мне.

(…) Я видел “Целину” – грандиозный, но плохо осуществленный проект. Все эти молодые комсомольцы располагались лагерем в степи. Там были огромные поля, где работали машины, но не было ангаров, зерно, как в средневековье, хранили в котлованах. Не было никакой защиты от непогоды и грызунов. Увидев это, я понял, почему проект не удался.

(…) Я видел, как собирали хлопок в поле. Люди работали руками, не было этих машин, которые всегда мелькали на кадрах советских информагентств.

(…) Узбеки были прелестны. Узбекистан создавал впечатления мира и спокойствия, которые, вероятно, исчезли через несколько лет”.


Французский турист в Узбекистане 1956 года
1. Море облаков над Волгой.

Collapse )