November 4th, 2011

Я витрина
  • mamlas

Городская поликлиника 2.0

Оригинал взят у macos в Городская поликлиника

Я не ходил в поликлинику уже много лет. На здоровье сильно не жалуюсь, к счастью, но главная причина, почему ноги моей не было в этом заведении - непонятная система работы врачей и очереди, состоящие сплошь из бабушек, которые оккупируют кабинеты всех врачей больше для тусовки, чем для лечения.

На прошлой неделе меня пригласили в городскую поликлинику №174, где уже несколько лет действует проект "Электронная регистратура". Эта, казалось бы, самая обычная районная лечебница совсем не похожа на то, что рисует воображение при слове "поликлиника".

Collapse )
promo yarodom september 20, 2012 20:29 14
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
Я витрина
  • mamlas

Кольский полуостров. Часть 1. Териберка


До поездки я много слышал о Кольском. В основном это было то, что там практически нет дорог, все ценят чистый спирт и ничего не делают, кроме как пьют этот самый спирт. Естественно было жутко интересно, как там на самом деле.

Наше путешествие на Кольский полуостров началось с прибытия в Мурманск. В самом городе мы не нашли ничего интересного, поэтому просто арендовали машину, договорились о жилье и полезли пить вино на крышу. Благо квартиру сняли на последнем этаже и замок кто-то сорвал до нас.


1.


Отоспавшись, мы отправились в путь. Погода стояла шикарная, +26 и на небе ни облака. Приятным сюрпризом стали полярные дни, которые позволили вообще не задумываться о времени суток. Правда, порой около часа ночи мы решили позвонить договориться о съёме квартиры, но вовремя вспоминали, что сейчас не лучшее для этого время.

Первым населенным пунктом на нашем маршруте была Териберка. Это единственное место, о котором мы имели хоть какое-то представление.

Collapse )
Я витрина
  • mamlas

Жизнь в тылу в СССР

Советский эшелон с горючим перед отправкой на фронт

Советский эшелон с горючим перед отправкой на фронт

Впереди стоит паровоз серии «Э» — он выпускался с 1912 по 1957 гг. и по количеству построенных локомотивов (около 11 тысяч) и по общей продолжительности выпуска паровоз «Э» является абсолютным рекордсменом в истории мирового паровозостроения. В годы Великой Отечественной войны из них формировались колонны паровозов особого резерва Наркомата путей сообщения, которые обеспечивали военные перевозки, работая при этом в отрыве от основных депо, и тем самым сыграв значительную роль в победе Советского Союза.

Время съемки: июнь 1943.  Место съемки: Грозный, Чечено-Ингушская АССР.  Автор: Ботвинник.  Хранение: РГАКФД
Collapse )
Я витрина
  • mamlas

Лили и Мэдисон

От себя: Я не любитель, в качестве автора, постов про кошечек и собачек (но читать и смотреть, грешен, не отказываюсь). Однако здесь прямо скажу - тронуло до глубин моей чёрствой души. Такую верность и жертвенность вряд ли можно назвать животной. Если и так, то я тоже хочу причислять себя к животным.
***
Говорят, на том свете при разборе наших земных дел кошки будут прокурорами, а собаки - адвокатами. А раз прокуроры в сообществе уже были представлены, то от пиара хороших адвокатов я тем более не откажусь.


Шестилетняя Лили была еще щенком, когда после несчастного случая ее ресницы вросли в глазное яблоко настолько, что глаза не подлежали лечению.  После операции, Мэдисон  взяла Лили под опеку. Но однажды хозяева решили, что больше не могут содержать их, и собаки очутились в приюте.

Collapse )
Любовь
  • mamlas

Черстветь? Не распыляться? Что?

КАМЕННЫЙ ВЕК

Я стал за собой замечать, что черствею. Когда в очередной раз, пролистывая новостные сайты или френд-ленту в «живом журнале», натыкаюсь на очередную трагическую историю, просьбу о помощи, плач о беспределе — меня это уже не слишком трогает. И не потому, что не верю. Вполне верю, вещи-то обычные, и более того — типичные. Просто срабатывает какая-то внутренняя блокировка.

А ведь раньше так не было. Раньше я переживал, болел душой, делал перепосты, посылал деньги... Не то чтобы сейчас я вообще от этого устранился — но меньше, гораздо меньше, чем несколькими годами ранее. Стараюсь помогать людям, которых знаю в реальной жизни, а на сетевую благотворительность уже как-то не остается энергии.

Что же случилось? Изменилась жизнь? Изменился я? Может, это то самое «окамененное нечувствие», избавления от которого мы, православные христиане, просим в вечерних молитвах? Рискну предположить, что не только. Вернее, окамененное нечувствие вырастает не на пустом месте. Я обсуждал эту тему со многими людьми, и оказалось, что у многих так. Сострадательные, добрые люди в итоге черствеют.


Да, конечно, нельзя оправдываться известной формулой «не мы такие — жизнь такая». Да, если мы черствеем, если закрываем свои сердца от чужой боли — это происходит по нашей воле, это наши грехи, и нам за них отвечать перед Господом. Но помимо личного греха есть и нечто общее, присущее, как мне кажется, именно нашему времени, нашему продвинутому, высокотехнологичному веку. Причём я даже не про интернет, интернет — это частность. Главное же — это огромный поток информации, в котором волей-неволей приходится барахтаться современному человеку. Информация льётся отовсюду — с телеэкранов и из газет, из радио в машине и, конечно, из интернета. Есть, правда, отдельные счастливцы, которые живут как на необитаемом острове — без телевизора, без компьютера, без прессы. Но это путь немногих.

А большинство — во всяком случае, жители крупных городов с развитой информационной структурой — ежедневно смотрят, слушают и читают о том, что вот здесь произошла катастрофа и погибли тысячи людей, вот тут случилось наводнение и жители остались без крова, вон тут издеваются над беззащитными малышами в детдоме или беззащитными стариками в больнице, вон здесь крадут, вон там грабят, вот эта маленькая девочка нуждается в огромной сумме на операцию, и ещё вон тот мальчик, и та тётенька, и ещё сотни, тысячи. Огромный поток чужого несчастья захлёстывает нас, и...

Collapse )
От себя: Ещё бы сюда, помимо страха, добавил девальвацию и потерю целей, окружающих нас. Стараемся бороться со всеми проблемами мира, не вступив при этом в армию взаимопомощи. Поодиночке против всего.

А ведь это было одной из главных задач - разъединить нас всех: белых и чёрных, с крестом и полумесяцем, богатых и небогатых, стариков и молодых, советских и российских, европейцев и азиатов - принудить к своему обособленному миру - убить в себе Человека.

Естественно результаты будут мизерны, ибо распылённы. Как-то резко за лесом (прессой, ТВ, Интернетом) перестали видеть деревья (умирающего соседа за стеной или убивающих в драке на соседней улице пьяных молодых пацанов).

Решаем глобальное в Сети, обсуждая до хрипоты и перепощивая материалы и отсылая сотенки по Яндекс-деньгам, и молчаливо проходим в троллейбусе мимо безногого инвалида, стоящего рядом с сидящим молодцом. Играем в виртуальную "Скорую помощь" и убиваем лежащего на мёрзлом асфальте бомжа своим нежеланием лишнего звонка по тому же 03.

А ведь нас с детства учили - начинай с малого. То есть с близкого себе. И главное никогда не прекращай этого. Получается не бросать близкого - берись за глобальное. А не получается, начинаешь распыляться, то остановись на малом, чем не на чём.

Но этого малого не бросай никогда. Это и есть взаимопомощь!


Зачем стремиться в командиры роты и генералы, если ты плохой солдат?

Вот так и бродим по одиночке - слепые, глухие, немые глобальные сеятели общественных полей, не прополовшие свой огород от сорняков.

Я витрина
  • mamlas

Письмо России

Мы поклонимся России,
Краю дедов и отцов.
Скажем трепетно – спасибо
За священный вечный зов!
С вечной верой в человека
Он живет у нас в крови.
Вечный зов добра и света,
Вечный зов родной земли,
Вечный зов моей земли.
В. Фирсова

Пишу письмо. Сколько лет я не писала писем. Хотя каждый раз заглядывая в почтовый ящик, мечтала вынуть заветный конверт. Но мои ожидания были напрасны. Казалось, никого не осталось: ни друзей, ни родных. Не осталось никого, кто бы мог написать о своих мечтах и планах, о своих горестях и трудностях, о своих радостях и надеждах. Страна не просто распалась, казалось, она умерла. И границы, которые пролегли между нами, не были условными, они стали непреодолимыми. Пустота между нами пролегла, пустота… Она заполонила всё пространство. Мы в ней живём. Мы её вдыхаем и не можем выдохнуть. Я не могу жить с этой пустотой. И поэтому пишу письмо первой. Пишу письмо тебе, Россия!

Надеюсь, моё письмо дойдёт до адресата. Адрес, действительно, адрес… Какой же адрес написать на конверте? Россия, Москва, Кремль. Нет, не такой адрес теперь у тебя, Россия. Нет тебя в Кремле. Ты сейчас в деревнях и сёлах, городах и посёлках. На каждой улице и маленькой улочке твой дом. Не смогу я поместить твой адрес на конверте, но надеюсь ты получишь моё письмо.


Здравствуй, Россия! Я не могу с тобой на Вы. Ты мне близкая и родная. Ты никогда не была мне чужой и никогда чужой мне не станешь. В детстве, когда проезжала твоими просторами, у меня перехватывало дыхание от твоей красоты. За три дня скорый поезд преодолевал тысячи километров. За окном мелькали леса и поля, реки и озёра. А главное – люди не знакомые, но близкие и родные.

Люди, а точнее – твои дети. Такие разные. Они всегда были смыслом твоей жизни, смыслом тебя. Ты жила ими. Жила их проблемами. Их горестями и радостями, их падениями и взлётами. А они тебя удивляли своими стихами и песнями. Удивляли стремлениями и порывами. Удивляли мыслями и мечтами. Удивляли своей жизнью и смертью.

Дети, твои дети никогда не измеряли свою жизнь деньгами. Они измеряли её любовью. Они измеряли её дружбой. Они измеряли её добром. Они измеряли её милосердием. Твоими реками и озёрами. Твоими лугами и полями. Твоими горами и равнинами. Они измеряли свою жизнь ТОБОЙ!

Никто не мог понять и предсказать их, кроме тебя. Умом Россию не понять!.. Глупы те, кто пытался понять твоих детей разумом. Как понять декабристов, вышедших на Сенатскую площадь? Как понять большевиков, прошедших царские тюрьмы? Как понять Николая Масалова, спасшего немецкого ребёнка? Как понять Алексея Маресьева воевавшего без ног? Как понять Дмитрия Карбышева прошедшего ужасы концлагерей и не сломавшегося? Для того, чтобы их понять надо чувствовать душой и сердцем.

Россия… Страна, империя, держава. Листаю страницы твоей истории и перед глазами проходит твоя жизнь. Жизнь многовековая, тревожная, трудная и героическая. Татаро-монгольское иго. Время смут и дворцовых переворотов. Отечественная война 1812 года. Октябрьская революция 1917 года. Гражданская война. Великая Отечественная война. События. Взлёты и падения – это твоя жизнь. Но главное – твои дети определяли твою жизнь. Сколько их, не жалевших себя? Сколько их с удивительной непонятной никому душой? Сколько их с незыблемой силой духа? Сколько их с чистыми и открытыми сердцами? Сколько их, ставших твоей душой. Ставших твоим светом.

Ты не просто страна, ты – маяк. Ты – свет. Ты – добро. Огромное земное добро и милосердие. Ты неприступный бастион. Наступали времена, когда зло на Земле грозило все повергнуть в мрак. Нагулявшись вволю, оно каждый раз поначалу с опаской поглядывало в твою сторону, а потом поверив в свою силу алчно протягивало к тебе руки. И всё ему кажется, что вот близка его победа. Ты совершаешь, казалось бы, невозможное. Ты вырываешь мир у смерти, оттягиваешь его от края бездны. Победа эта не просто твоя Победа. Это очищение всего мира, всей Земли. Таков Божий замысел. Такова твоя судьба.

Collapse )