April 7th, 2013

СССР
  • mamlas

Классики фотоискусства: Борис Игнатович

Классики фотоискусства: Иван Шагин | Эжен Атже | Аркадий Шайхет | Роберт Капа, Ч.1 и Ч.2 | Дмитрий Бальтерманц, Ч.1 и Ч.2 | Андре Кертеш

Борис Игнатович
(1899 - 1976 гг.)

Классик советской фотопублицистики, выдающийся представитель первого, «героического» поколения советских фоторепортеров. ©

Жизнь и творчество

Борис Игнатович начинал как редактор и журналист, но фотографическая слава затмила его достижения на литературном поприще. Нам Борис Игнатович известен как талантливый и многогранный фотограф, чьи работы злободневны, чье мастерство ставит фоторепортаж вровень с лучшими образцами изобразительного искусства, а найденные ракурсы и по сей день копируются в работах фотографов и художников.

Первые шаги в журналистике (тогда еще не фото-) 19-летний редактор-стажер делает в редакции луганской газеты «Северо-Донецкий коммунист». Там его способности были быстро замечены и оценены по достоинству: уже через год он направляется для работы в харьковской «Красной звезде».

В качестве репортера «Красной звезды» Игнатович проходит сквозь фронты гражданской войны. Его очерки с поля боя, статьи, посвященные жизни людей в это непростое время, регулярно появляются на страницах газеты. Мирное время Борис Игнатович встречает в столицах – работает редактором московской газеты «Горняк», заведует редакциями ленинградских юмористических журналов «Дрезина», «Смехач», «Бузотер». Журналы покупаются нарасхват.

Фотографии 1926-1930 гг.


1. Маяковский на Красной площади. Москва. 1-е мая. 1-е мая, 1928

Collapse )

promo yarodom september 20, 2012 20:29 14
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
Я витрина
  • mamlas

Правила жизни Бэнкси

Бэнкси

Художник, 38 или 39 лет, Лондон
©
У меня нет никакого желания показать себя публике. Я просто пытаюсь сделать так, чтобы мои работы выглядели хорошо, но я не пытаюсь выглядеть хорошо сам. К тому же я просто убежден, что правда может оказаться горьким разочарованием для нескольких 15-летних подростков.

Стань лучшим в искусстве обмана — и тебе не придется становиться лучшим более ни в чем.

Люди либо любят меня, либо ненавидят, либо им на меня плевать.

Помни: преступление против собственности — не есть настоящее преступление. Люди смотрят на холст и восхищаются тем, как при помощи мазков кисти передана мысль. Люди смотрят на граффити и восхищаются тем, как при помощи водосточной трубы ты залез туда, куда тебе было нужно.

Баланс Святого Грааля — это когда ты тратишь на изготовление картины меньше времени, чем люди тратят на ее разглядывание.

Люди говорят, что граффити — это ужасно, безответственно и по-детски. Но это только в том случае, если оно сделано должным образом.

Граффити — это одно из немногих средств самовыражения, которое ты можешь себе позволить, даже если ты не имеешь ничего. И даже если ты не расправишься при помощи граффити с мировой нищетой, ты можешь заставить кого-то улыбаться, пока он ссыт.

Вещь, которую я ненавижу в индустрии рекламы больше всего, — это то, что она притягивает к себе самых умных и деятельных молодых людей, оставляя нам в качестве художников тупых и самовлюбленных. Современное искусство — это зона бедствия. Никогда еще в истории человечества столь многое не было сосредоточенно в руках столь незначительного количества людей для того, чтобы сказать так мало.

Граффити побеждает прочие виды искусства, потому что становится частью города, инструментом ориентирования. Типа: «Я буду ждать тебя в том пабе, где через дорогу эта стена, на которой нарисована обезьяна с бензопилой».

Это очень разочаровывает: когда ты понимаешь, что лучшие коллекционеры твоих работ — это сотрудники полицейского управления.

Collapse )
Я витрина
  • mamlas

Брайтон-Бич

Оригинал взят у letopisetz в Брайтон-Бич

Три года назад в очередной раз посетил легендарный Брайтон-Бич в Нью-Йорке.

Из этого вышел такой фотоотчет:


Brighton Beach

Collapse )
Я витрина
  • mamlas

Гран-при по-русски: между гордостью и стыдом

В Москве, в выставочном центре «Рабочий и колхозница», осенью 2011 года открылась выставка «Гран-при по-русски. Фотографии российских и советских лауреатов конкурса World Press Photo 1955–2010».


Макс Альперт, РИА «Новости». 1973. Фотоочерки. 2-й приз. Серия «Мысли и сердце». Оперирует академик Николай Амосов.

Экспозиция вновь ставит вопрос о тонкой грани между гуманностью и бескомпромиссным показом правды, оптимизмом и лакировкой действительности. ©
Представьте себе большой зал, в котором по стенам развешаны лучшие работы советской послевоенной пресс-фотографии — по крайней мере, по версии World Press Photo, а в центре этого пространства общаются между собой, отвечают на вопросы зрителей и фотографируются на память сами авторы-лауреаты конкурса, и вы получите точное представление о выставке.

Collapse )
Я витрина
  • mamlas

Памяти великого Интеллектуала С.П.Капицы


14 февраля, в день 85-летия академика С.П.Капицы, мы собрались в РосНОУ, чтобы открыть мемориальную памятную доску прямо на входе в университет. До своего юбилея он не дожил несколько месяцев...


Сначала был торжественный вечер, на котором ученики Великого Интеллектуала вспоминали те драгоценные минуты общения с ним, которые определили их дальнейшую судьбу.
Я вспомнил, как познакомился с С.П.Капицей. В 2006 году меня пригласили на съемки передачи «Очевидное-невероятное». Передачу делали в студии на Мосфильме. Съемка велась на зеленом фоне, чтобы потом иметь возможность на заднем плане дать любую картинку. Интересно, что передача снимается в стиле «прямого эфира», 5-6 камерами одновременно, а потом делают монтаж. Дублей практически не бывает, все на одном дыхании.

Секрет передачи заключался в том, что С.П.Капица до последней минуты не должен знать, о чем пойдет речь, чтобы был эффект «блеска глаз». Так было и со мной. Когда мы зашли в гримерную, чтобы подготовиться к съемке, Сергей Петрович уже сидел в кресле и пил зеленый чай. Он повернулся ко мне, и после знакомства, спросил: «Ну-с, о чем будем говорить?».

- О дождевых червях, Сергей Петрович.

Его изумление было неподдельным. Его густые брови поползли вверх и он весело рассмеялся.

- Интересно, интересно. Впрочем, ничего не говорите, мы обсудим все прямо на передаче.

Collapse )