February 23rd, 2015

Я витрина
  • mamlas

Читаем русского, Ч.1/2

По теме: Что читали дети Российской империи 100 лет назад

Геном русской души
100 книг, по которым россияне отличают своих от чужих / февраль, 2013

«РР» представляет исследование современного русского культурного кода — 100 книг, которые нужно прочитать, чтобы понимать себя и друг друга. ©



Александра Корсакова. Портрет Раскольникова


Это не просто список «рекомендованной литературы» вроде того, который поторопилось представить Министерство образования и науки, и не просто список хороших и любимых книг. Это именно исследование, основанное на глубинном опросе, литературном расследовании и анализе упоминаемости текстов в разные эпохи. В результате мы смогли описать происхождение ключевых черт «русской души» и даже задуматься о будущем нашей культуры.

Collapse )
promo yarodom september 20, 2012 20:29 14
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
Я витрина
  • mamlas

Читаем русского, Ч.2/2

Начало

Послесловие

И «Гарри Поттер», и «Generation “П”» — символы сегодняшнего дня. В этих книгах дух времени. Но останутся ли они в культурном коде через сто лет?


Алексей Лаптев. Иллюстрация к поэме Николая Гоголя «Мертвые души»

Если бы в 1913 году мы спросили российского интеллигента о главных авторах современности, помимо Блока и Толстого он бы назвал поэта Надсона и романиста Мережковского. Они, как никто, выражали настроение эпохи — «сладостное ощущение гниения» (З. Гиппиус), распада великой империи.

Пятнадцать лет спустя студенты зачитывались не только «Повестью непогашенной луны» Пильняка, но и «Метелицей» Фадеева. В 60-е куда популярнее «Понедельника» Стругацких была «Туманность Андромеды» Ивана Ефремова — роман про будущее победившего коммунизма. А в 70-х культовым писателем стал Валентин Пикуль: его читали с неменьшим восторгом, чем «Сто лет одиночества» Маркеса. Описание гибнущей империи, которая сама еще не понимает, что гибнет, завораживало.

Сегодня очевидно, что романы Пикуля (он, кстати, включен в список Минобра) тяжеловесно-посредственны, «Туманность Андромеды» — политическая агитка, а поэт Надсон… Кто, кроме специалистов, вспомнит хоть одну строчку из Надсона?

Чтобы стать книгой своего поколения, произведение должно соответствовать его духу, прямо отвечать на конкретный читательский запрос. А вот для того, чтобы остаться в культурном коде, когда придут иные времена, в нем должно быть что-то большее.

Что? Ну, хотя бы ответы на самые главные вопросы. Хотя бы часть этих ответов. То есть мы не знаем, что должно быть в книге, чтобы она стала частью нашего культурного кода. Говоря метафорически, мы смогли расшифровать код русской души, но объяснить, почему он такой, мы не можем. Да и как ее объяснить, эту загадочную русскую душу?

А теперь — сто книг, по которым граждане России отличают своих от чужих.

Collapse )
Я витрина
  • mamlas

Осеннее Волго-Уралье глазами «гостя». Орск, Ч.1

Ещё путешествия по Поволжью и УралуОрск, 1 октября 2014 г. (часть 1)

Из Оренбурга я отправился в предпоследний пункт осеннего путешествия – Орск. Расположен он от областного центра одновременно и слишком далеко (днём нет смысла ехать, потеряешь слишком много светлого времени), и слишком близко (ночным поездом всего около 5 часов, так что нормально не выспишься). Тем не менее, не заехать в этот интересный промышленный город на Южном Урале было совершенно невозможно. Орск – второй по величине город области (234 тыс. жителей, в лучшие годы доходило до 274 тыс.). Основан был в 1735 году как Оренбургская крепость, но вскоре Оренбург был перенесён на новое место, а крепость в 1741 году получила название Орской. В 1861 году вместо крепости появилась станица уральских казаков, а в 1865-м Орск получил статус города. Во время индустриализации 30-х годов на правом берегу реки Урал был построен новый город с крупными промышленными предприятиями – нефтеперерабатывающим заводом, комбинатом «Южуралникель», предприятиями машиностроения и т.д. К этому можно добавить, что к Орску примыкает с запада соседний город Новотроицк – тоже крупный промышленный центр.

Предыдущие репортажи о всём путешествии см. здесь.

01
___
Прибываю в город ещё затемно. Дождавшись рассвета, иду осматривать Привокзальный район. Кстати, вокзал находится почему-то на отдалённой восточной окраине города, хотя железная дорога проходит и через самый населённый Новый город – но там только станция пригородного сообщения.

Collapse )
Я витрина
  • mamlas

Малайзия — фотоклип от Рона Гесселя

Ранее у Рона Гесселя: США и Нью-Йорк || Китай || Япония

Рон Гессель (Ron Gessel) уже давно стал известным уличным фотографом. Со своей камерой он объехал множество стран и красивых городов. Везде он пытается найти нечто такое, что отличным образом характеризовало бы то или иное общество и культуру. Надо сказать, что сделать это не так-то просто, и не каждый уличный художник способен прочувствовать дух города, а потом запечатлеть его на камеру. ©

Ron Gessel — фотограф из Амстердама (Нидерланды), изучал графический дизайн в Утрехте (Нидерланды). Начал свою творческую карьеру в качестве арт-директора, работал в нескольких крупных рекламных агентствах — FHV BBDO, LOWE и Baas en van Haastrecht. Сейчас работает внештатным арт-директором и фотографом, много путешествует по миру.

Ron Gessel ищет на улицах городов не просто интересные жанровые сцены, забавные моменты, интересные происшествия и так далее, но пытается найти характерные образы и персонажи. Благодаря этому зритель может почувствовать себя на месте фотографа, на несколько мгновений оказаться в том самом месте, где находился автор снимков. Ниже вы увидите одну из его многочисленных серий уличной фотографии — о Японии, в частности, его знаменитый цикл о «Снежных обезьянах» из Нагано.

Collapse )