?

Log in

No account? Create an account

Мы родом ...

Летопись: Люди, места, события, свидетельства


Previous Entry Share Next Entry
Художники Мордовии. Борисова и Солдаев
Я витрина
mamlas wrote in yarodom
Ещё о живописи Поволжья и ещё художественные промыслы, в т.ч. гончары

Гармония жизни
Как я побывал в гостях у Светланы Борисовой и Михаила Солдаева / Спецпроект «Столицы С»: арт-галерея Сергея Суворова / сентябрь, 2016

Их рассказы, их творчество окрыляют! Впервые увидел, как Светлана Борисова работает на гончарном круге на открытии выставки в Краснослободске. Это был мастер-класс. Поразили ее работы — стильные, утонченные. Захотелось написать о ней и ее супруге — замечательном художнике Михаиле Солдаеве. ©

Ещё в проекте


Светлана Борисова и Михаил Солдаев

Встретились в керамической мастерской, где они преподают. Здесь необыкновенно гармоничная творческая атмосфера. То ли место волшебное, то ли люди, а, может, все вместе соединилось… Не покидает ощущение необычности. Как говорят некоторые духовные мистики, сместилась «точка сборки»…
И сразу в голове возникла картинка: летит некий корабль над городом — из другого измерения, по виду похож на прямоугольную, достаточно большую плоскость, вылепленную из глины и обожженную в жерле вулкана где-нибудь на Марсе. Все очень минималистично. На плоскости стоят стулья, какие-то приспособления, стол. Плоскость под действием непонятных психических сил путешествует по Вселенной. Когда я зашел в мастерскую, сразу понял: гончарные круги и есть двигатели. Они создают положительные торсионные поля под умелым руководством мастеров и их учеников. С большой плоскости, пролетающей над городом, раскрашенной древними глазурями, свесилась спасительная нить. По ней меня подняли на корабль. Там совсем все по-другому, хоть со стороны ничего не заметно. Люди общаются, иногда шутят. Кажется, здесь всегда хорошо и спокойно. Многие вопросы разрешаются легко и пластично, как из куска глины в умелых руках рождается античная амфора…

«Мыши! Держись!» — читаю только что выведенную надпись на чаше с экстравагантной ручкой. «Вот, после кучи бумажной работы похулиганить захотелось, — говорит Светлана Сергеевна. — Вообще-то я зашла сегодня сюда делать учебную программу. Пока с мышами возилась, придумала чаши и с волком, и с медведем…»

Рядом за гончарным кругом сидит женщина средних лет. «Знакомьтесь, Юлия Ивановна, моя ученица. Бухгалтер, а в душе художник», — представляет хозяйка. Как выяснилось, Юлия тоже увидела мастер-классы Борисовой и поняла, что если не попробует гончарное дело, то жизнь ее пропала. «Случайные люди сюда не заходят! — улыбается Светлана Сергеевна.


2.

Школу керамики она создала лет пять назад. «Началось с того, что ко мне пришел первый ученик — Дмитрий Александрович, доцент кафедры строительных технологий. Я поделилась с ним мечтой о школе. И он стал моим «локомотивом». Мы совместно написали учебные программы для студентов. Теперь веду занятия…»

— «Как же это, когда жизнь превращается в творчество?»

— «Об этом не задумываешься. Занятия искусством приносят внутреннее равновесие. Причем не так важен результат, как сам процесс. Это же счастье. Творчество компенсирует многие негативные моменты в жизни: маленькие зарплаты, кризис, отсутствие заказов. И всегда находятся люди, которые помогут в трудную минуту. А еще радуешься, когда абсолютно далекие от искусства люди проникаются им и становятся лучше. Например, ходила ко мне девушка Вика, занималась. Ее молодой человек сначала относился к этому скептически, но со временем проникся. А когда увидел, как делают большие вытянутые кувшины, заявил, что нужно купить гончарный круг и сложить печь…»

— «Наверное, Михаил Васильевич вас сильно поддерживает. Вы очень гармоничная пара. Это большая редкость»

— «Да, нам повезло. Вообще-то Михаил Васильевич раньше считал, что женщина должна заниматься хозяйством: стирать, готовить, мыть полы. И постоянно подчеркивал в шутку, что во время учебы в Мухинском училище с городскими девушками не дружил. То есть женщина-художник для него была неподходящим вариантом. Но потом все срослось. К быту мы подходим творчески. Когда дети стали подрастать, приучила их к самостоятельности. Наготовлю еды, покажу, где лежит, а они сами себе разогревают. Чтобы распределить обязанности по уборке квартиры, они придумали следующее: играли в карты, а кто проигрывал, мыл полы. В итоге этим часто приходилось заниматься Олегу — сыну Михаила Васильевича от первого брака. Он постоянно просил отыграться, а другие дети над ним подшучивали. В общем, так и выросли…

А с Михаилом Солдаевым мы познакомились в Чебоксарах, где я училась на художественно-графическом факультете. А он уже преподавал. Но не у меня. Вообще у мужа нестандартное мышление. И благодаря этому многое получалось. Например, обучаясь в Мухинском училище, он за год освоил пяти‑летний курс чебоксарского училища. Потом там долго не утверждали эскизы мозаики для здания аэропорта. Пригласили Михаила Васильевича, и он за неделю их сделал. Все получилось…»

— «А как вы пришли к глине?»

— «В Казани устроилась на комбинат художественных промыслов. Чем только ни занимались: кожа, ювелирка, ткачество, вязальные машины… Все перепробовала. Прижилась в керамической мастерской. Это направление очень многогранно! В нем есть элементы графики, скульптуры, архитектуры, живописи… Хотя Михаил Васильевич настаивает, чтобы я возобновила занятия живописью, даже на этюды зовет. Но чтобы всем заниматься, видимо, нужно иметь южный темперамент.

Однажды на комбинате произошел смешной случай. Назначили нового директора. Татарина, конечно. А у него водитель Фархат, — тоже татарин, из глухой деревни. По-русски говорил плохо. Директор дал задание: отвезти сотрудницу Татьяну Чудовичеву. Девушка жаловалась, что фамилию часто искажают. В ее семье скопилась целая коллекция «казусных» документов, а там: Чудовищева, Чудище, Чудилова, Чудакова… Один раз даже назвали Чудящам! Директор говорит Фархату: «Привези с сувенирки Чудовичеву». Тот понимающе кивает и удаляется… Заходит в наш цех и говорит: «Директор сказал грузить шурале и срочно везти!» Главный художник озадачился: «Шурале сняли с производства. Надо посмотреть на складе, может быть, осталось. А много надо?» — «Нет, машина небольшая, много не полезет» — отвечает Фархат. На всякий случай главный художник звонит директору и уточняет по поводу шурале. Во время разговора начинает смеяться и смотрит на Татьяну, которая не понимает, что происходит. А потом говорит: «Шурале — это ты, тебя нужно грузить!» Шурале по-татарски означает «лесное чудовище»…»


3. Работы Борисовой С. С.

А теперь поделюсь своими впечатлениями от живописных полотен Светланы Сергеевны. Одно из них напомнило иллюстрации американской художницы Маргарет Кин. По этой философской картине можно ощутить внутреннее состояние Светланы Сергеевны на тот момент. В темной комнате на краю железной кровати сидит большущий попугай. У противоположной стены еще одна кровать. Но показан только ее пустующий край. Контрастность описываемой обстановки, выражающей одиночество, создают врывающиеся через открытый проем сюрреалистичные алые цветы. Если посмотреть на дату написания картины — конец 1990‑х, то можно предположить, что этот образ является аллегорией всех художников и людей, которые оказались на краю своих «железных кроватей» в эпоху перемен. От фатальности спасают яркие сочные краски цветов, уносящих на своих лепестках наши печали. Ведь все проходит…


4. Работы Салдаева М. В.

— «Где грань между народным творчеством и искусством?»

— «Творчество — это хорошее слово. Оно всегда присутствует в искусстве, — говорит Светлана Сергеевна. — Известный мастер гончарного дела Александр Иванович Поверин объясняет, что народное творчество — это фундамент. Оно развивается медленно. Если начертить график, то народное творчество будет представлено прямой, под небольшим углом уходящей вверх. А профессиональное искусство развивается по спирали, где каждые ветки являются разными течениями. Очень медленно зарождается канон, он обтачивается, лишнее отбрасывается, лучшее остается. Высокохудожественным примером народного искусства являются образцы гжельской посуды, дымковской игрушки, хохломы. А что происходит на переломе витков спирали? Один стиль сменяется другим, и, как правило, в кризисные времена художники находят подпитку в народном творчестве. Оно является донором для нового. Но народное искусство не надо путать с самодеятельными художниками, это совсем другая песня…»

В подтверждение слов об истоках искусства Светлана Сергеевна показывает свои удивительные керамические изделия. В коридоре послышался протяжный напев: «В лунном сиянье…» «Михаил Васильевич пришел! Два года назад он решил учиться играть на гармони. Купил инструмент! Ноты кое-как нашли. Сначала получалось не очень, а потом… слышите сами, распелся, даже слух появился!» Михаил Васильевич принес деревенское молоко. На столе появились пирожки, чай с травами. Вот оно, изобилие! Сидим, пьем молочный чай из посуды ручной работы! Одну маленькую кружечку Светлана Сергеевна мне подарила…


5. Работы Салдаева М. В.

И начинаются истории из жизни. — «Однажды мы собрались куда-то поехать в Чебоксарах, а денег только на один билет, — с улыбкой вспоминает художница. — Что делать? Михаил Васильевич говорит: «Ты не волнуйся, покупай билет и садись впереди», а сам на заднюю площадку пошел. Автобус тронулся. Проходит контролер. Ну все, думаю, сейчас его высадят. Оглядываюсь — сзади сидит довольно крупная женщина, а у нее на коленях Михаил Васильевич примостился… словно ребенок!»

— «Эти вопросы не трудные», — подмигивает художник, прихлебывая чай из блюдечка… «Был еще такой случай, — продолжает Светлана Сергеевна. — Перестроечное время. Длинные очереди за билетами возле касс. Будучи обладателем пышной бороды, Михаил Васильевич решил «попытать счастье» в кассе для военных. С невозмутимым видом подходит к окошку и вместе с деньгами кладет обычную записную книжку в красной обложке. Кассирша, ничего не подозревая, выдает билеты. Наверное, подумала, что бородатый генерал к ней пожаловал…»

Михаил Васильевич снова хитро подмигивает, а потом говорит: «Но самое интересное было, когда пришла телеграмма из Чебоксар. В ней говорилось, что нужно срочно прилетать на защиту диплома. А я в это время находился в Ленинграде. Денег на билет нет. Что делать? И я принимаю решение незаметно проникнуть на борт ТУ‑104 и долететь зайцем…»

— «Долетели?»

— «Никаких проблем!» И тут принимающая участие в чаепитии Юлия Ивановна — та самая, которая создала из четырех пирожков изобилие, разделив их на части — сказала фразу, после которой у меня уже не возникло никаких сомнений в том, что я лечу на космической плоскости в тридевятом измерении: «Если постоянно представлять какие-то сложности, то их и огребешь. А если думать, что все возможно, то задуманное точно получится…»

Сергей Суворов
«Столица С», Мордовия, 3 сентября 2016


promo nemihail 15:03, yesterday 179
Buy for 20 tokens
Вчера многие СМИ проводили опрос и, что характерно, большинство людей до сих пор считают себя жертвами перестройки Михаила Сергеевича Горбачёва. А что в действительности принесла нам Перестройка? Давайте разберемся. Вот вам лично мой опыт жизни в СССР Я родился в 1980 году и уже с 2,5 лет…