mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Category:

Забытая из ряда Васнецова и Билибина... / К 115-летию

Ещё биографии живописи, в т.ч. женщины-художницы

«Видеть ту же красоту, что была триста лет назад»
Забытой художнице Татьяне Мавриной — 115 лет

Фантастические звери и «несоветские» пейзажи, незатейливые старинные города и ироничные портреты — 115 лет назад родилась единственная русская художница, получившая международную премию Андерсена, Татьяна Маврина. ©

Ещё книги и живопись здесь и здесь


Татьяна Маврина. «Стеклянный пруд»

Татьяна Алексеевна Маврина — нетипичная советская художница, знаменитый иллюстратор и мастер графики — при жизни получила и Госпремию СССР (1975), и звание Заслуженного художника РСФСР (1981), и самую главную свою награду — международную премию Андерсена (1976) за свои работы в детской иллюстрации. Маврина — единственный русский художник в истории престижной премии, получивший медаль.
Ее можно было бы смело поставить в один ряд с Васнецовым и Билибиным, но несмотря на талант и признание, работы художницы не попали в официальные каталоги советской живописи. То ли стилистика Мавриной была слишком яркой для серой отечественной действительности, то ли мешала ее любовь к импрессионистам. Между тем, работы художницы хранятся в главных российских музеях, среди которых Русский музей в Петербурге и московский ГМИИ им.А.С. Пушкина.


___
Татьяна Маврина родилась в Нижнем Новгороде в семье Лебедевых. Ее отец — учитель и литератор, мать, потомственная дворянка, — директор нижегородского училища им.Гацисского, а брат Сергей — академик, родоначальник советской кибернетики и создатель первого советского компьютера. По одним данным, год рождения художницы — 1900, по другим — 1902 — именно эту дату она указывала во всех анкетах. Говорят, лишние два года Маврина по каким-то соображениям себе приписала.

В Москве семья оказалась в голодные годы Гражданской войны.

Псевдоним Маврина (фамилия матери — «Газета.Ru») у художницы появился после окончания легендарного Вхутемаса, где ее наставником был Роберт Фальк.

«В 1929 году я окончила фантастический вуз — Вхутемас, то есть Высшие художественные технические мастерские. Первое слово правильнее даже расшифровать — не Высшие, а Вольные. Было там вольно и просторно, несмотря на неуемный горячий гомон — пустынно… И ехать по этой пустыне можно было в любом направлении. По воле ветра или по своей воле», — писала Маврина в своей книге «Цвет ликующий».

В это время она открыла для себя импрессионистов и постимпрессионистов и стала горячей последовательницей Моне, Ренуара, Ван Гога, Сезанна, Боннара, Матисса, Пикассо.

«…После импрессионистов и Ван Гога и Матисса – земля преобразилась в глазах людей и стала умопомрачительной! Они показали, как глядеть, и уж что увидишь – твое дело», — вспоминала художница.

В том же 1929-м она вступила в группу «13» — участвовала в совместных выставках, экспериментировала с портретами в стиле «ню», подражала Ренуару и Матиссу, искала себя. Многие работы этого периода остались не известны советскому зрителю — в стране победившего социализма изображение обнаженной натуры осуждалось.

«1941 год! Война изменила жизнь. Темой стала улица. На последнем холсте написала голубые воротники матросов с девицами на танцплощадке в ЦДКА. Писать маслом дальше уже не смогла: некогда, не на чем и нечем, перешла на карандашные рисунки в блокноте», — писала художница в начале 40-х.


Татьяна Маврина. «Сказочные звери»

После войны Маврина ушла с головой в народное творчество, «спрятавшись» за его декорациями, как писатель Юрий Коваль, чьи книжки она тоже иллюстрировала, — в детской литературе. Мавринские образы узнаваемы, и каждый, кто хоть раз в детстве держал книжку с иллюстрациями художницы, легко вспомнит, даже не зная имени автора, ее сказочных котов, петухов, медведей, былинных богатырей и лубочных красавиц из русских сказок и произведений Пушкина.

Яркие и сочные, наивные, народные и во многом древнерусские сюжеты художница находила в своих многочисленных поездках по старинным русским городам, среди которых Загорск (Сергиев Посад — «Газета.Ru»), Углич, Ростов Великий, Александров, Суздаль, Переславль-Залесский и другие.

«Когда мы лето жили в Загорске, я как бы встретилась со своим детством — с городецкой живописью; второй раз влюбилась в ее праздничную нарядность и поняла своей нижегородской памятью, как можно по-иному, не по-вхутемасовски, смотреть на все кругом веселыми глазами заволжских кустарей;

изображать не натюрморты, а жизнь саму по себе, как она течет и утечет бесследно, если ее не зарисовать, — писала художница в своей книге. — ...Хотелось видеть ту же красоту, что была сто, двести, триста лет тому назад. И в XVIII веке мог быть ярко-розовый платок на бабе или букет цветов на розовой, как пряник, башне, розовое на розовом; или остановится воз с сеном, где коня совсем и не видно, он вклеился в зеленую охру, а у мужика видна одна лишь нога на снегу, а у другого, что на возу, одна рука, жест какого-то приказания, на сиреневом небе.

Всего Маврина оформила более 200 книг.

Резьба на окнах, орнаменты, изразцы, прялки, берестяные туеса и пряничные доски — Маврину интересовала любая фольклорная деталь. Вместе со своим мужем, художником Николаем Кузьминым она собрала уникальную коллекцию икон, глиняных игрушек, подносов и вышивок.

«Когда подумаю про Городец за Волгой, обязательно всплывает: «Шла Волга…» — хотя эти строчки Некрасова к Городцу никакого отношения не имеют. Старая городецкая живопись на деревянных деревенских вещах, больше всего на сиденьях от прялок — донцах, сохранила, если можно так сказать, именно этот неспешный темп движения большой реки», — вспоминала Маврина.


Татьяна Маврина. «Троицкие ворота Кремля» (1946)

Маврина-график осталась в тени Мавриной-иллюстратора. Немногие знают, что она начала писать тушью Москву еще во время войны — ее работы из цикла «Москва» запомнили город, которого уже нет.

«Я нашла свою новую тему не сразу. Как-то раз, проезжая по Сретенке, из окна автобуса я разглядела церковь XVII века, спрятавшуюся среди домов и заборов. ...Колокольни уже не было, да и церковь могла погибнуть от бомбежек. Чем я могу помочь красоте? Надо скорее зарисовать все, что сохранилось в Москве, подумала я, пусть хоть на бумаге останется. ...Я стала чуть не каждый день ходить по Москве и потихоньку рисовать. ...Исходила все возможные улицы, дальние края, чаще пешком», — вспоминала Маврина.

В конце жизни главной страстью художницы стали натюрморты.

Она много болела, почти не выходила из своей маленькой квартиры и очень радовалась, когда кто-нибудь из гостей приносил цветы, которые 90-летняя женщина с завидным упорством всякий раз рисовала. Именно цветы на фоне березы и гаража — единственное, что Маврина видела из своих окон, — стали главными героями ее последних картин.

Сказочные звери Мавриной

___
Татьяна Маврина: Сказочные звери © Лабиринт. Издательство Нигма

Русская художница Маврина Татьяна Алексеевна

___
Маврина (Маврина-Лебедева) Татьяна Алексеевна родилась 20 декабря 1902 в Нижнем Новгороде. Творческий путь живописца, графика, иллюстратора Т. А. Мавриной начинался в 1920-х гг., полных новаторских поисков в искусстве. Училась она во Вхутемасе - Вхутеине (1922-29). Вместе с несколькими соучениками участвовала на рубеже 1920-х и 1930-х гг. в выставках группы "13", где ценили больше всего бойкий, быстрый темп смелого рисунка-наброска. Эти легкость и свобода, почти детская непосредственность в обращении с цветом, линией и формой были свойственны рисункам и акварелям Мавриной, перешли в ее живопись и в книжные рисунки пером, ложившиеся на страницу прозрачным и тонким ритмическим узором ("Судьба Шарля Лонсевиля" К. Г. Паустовского, 1933, и др.). Стремление к узору, красочности питалось любовью к русской иконе, к произведениям народного искусства. Художница ездит по старинным русским городам, рисует с натуры, но так, что нарядно раскрашенные зарисовки кажутся вымышленными, созданными воображением автора. Результатом многолетних путешествий Мавриной стала изданная в 1980 г. книга-альбом "Пути-дороги", где собраны акварели и гуаши с видами заповедных уголков России - Звенигорода, Углича, Ростова Великого, Ярославля, Павловской слободы, Касимова и других городов. Художница умеет в равной мере удивляться старине и новизне, во всем отыскивать их приметы и взаимопроникновение. При этом окружающую реальность она видит сквозь призму сказочного восприятия. И в книжной графике любимым жанром художницы является сказка. Много раз иллюстрировала она для детей сказки А. С. Пушкина ("Сказка о мертвой царевне и семи богатырях", 1946; "Руслан и Людмила", 1960; "У лукоморья", 1961), русские народные сказки. И с каждым разом в ее книжках плотнее и ярче становился цвет, свободнее и узорнее плоскостной рисунок, фантастичнее и забавнее сказочные персонажи, особенно звери. Рисует их она уже не пером, а широкими взмахами кисти. В 1969 г. выходит в свет изумительная по красочности и богатству фантазии "Сказочная азбука" Мавриной. От начала и до конца она сделана художницей почти без пояснительных подписей, ибо весь смысл заключен в самих иллюстрациях. В каждой букве - свой маленький сказочный сюжет. Картинки азбуки полны лукавства и озорства, добра и сердечности, как и все искусство художницы. Скончалась 19 августа 1996 в Москве.

Ксения Кислицына
«Газета.ру», 20 декабря 2017

Tags: 20-й век, видео, воспоминания, даты и праздники, день рождения, детство, женщины, живопись, книги и библиотеки, культура, москва, награды, наследие, нижний новгород, память, поволжье, российская империя, символы, ссср, творчество и промыслы, фольклор, художники, юбилеи
Subscribe
promo yarodom september 20, 2012 20:29 8
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments