Мы родом ...

Летопись: Люди, места, события, свидетельства


Previous Entry Share Next Entry
Незаурядное явление русской живописи / Оба брата молодцы! / К 185-летию
Я витрина
mamlas wrote in yarodom
Ещё живопись РИ

«Чтобы нажитое от общества вернулось обществу»
185 лет назад родился Павел Михайлович Третьяков, российский предприниматель и меценат, создатель Третьяковской галереи

— «Моя идея была, с самых юных лет, наживать для того, чтобы нажитое от общества вернулось бы тому же обществу в каких-либо полезных учреждениях; мысль эта не покидала меня никогда во всю жизнь», — Павел Михайлович Третьяков. ©

Ещё о музеях живописи и ещё о Третьякове и галерее


П.М. Третьяков на даче

Цифры, что характеризуют факты из жизни этой неординарной личности, и сами неординарны. В 19 лет был куплен дом — будущее здание Третьяковской галереи. В 23,5 — Павел Третьяков начал собирать свою коллекцию. В 28 лет написал первое завещание о передаче собрания городу. В 60 — подарил Москве свыше 1800 предметов искусства. Передал вместе с домом, где проживал с семьёй.
Павел Третьяков — человек, о котором практически невозможно найти критические материалы. Строгий, скромный, трудолюбивый, преданный своей сверхидее. Незаурядный человек. Можно даже сказать — явление. Хотя вот именно такого пафоса сам Павел Михайлович не терпел.


2. Иван Крамской. Неизвестная. 1883

Его современница Дмитриева описывала следующую сценку: «Как-то мой муж ехал на извозчике по Мясницкой. Впереди он обратил внимание на кого-то, едущего на плохой лошадке в стареньких санках с порыжелой полостью. Вид кучера какой-то неказистый, а седока совсем не было видно за большим поднятым воротником шубы. Однако все встречные на хороших рысаках с блестящей сбруей, с толстыми нарядными кучерами, только увидев скромную фигуру, усиленно все кланяются. Мужа это заинтересовало, кто же это заслуживающий такого почета? Он попросил извозчика обогнать впереди едущего и, когда обогнали, оглянулся и с восхищением увидел Павла Михайловича. Обеими руками шапку снял и как можно низко поклонился Павлу Михайловичу — великому создателю Третьяковской галереи. При его на редкость поразительной скромности тут был виден громадный почет, уважение всей Москвы».

Павел Михайлович был обеспеченным, но не сверхбогатым человеком. Его отношение к финансам оказалось сложносочиненным: он был успешным предпринимателем и вкладывал материальное в нематериальные — завещанные в дар — ценности. Вёл вечный торг с художниками и не останавливался перед очень крупными тратами. Его дети ни в чем не нуждались, но и показной роскоши в их доме не было.

«Нехорошая вещь деньги, вызывающая ненормальные отношения. Для родителей обязательно дать детям воспитание и образование и вовсе не обязательно обеспечение», — в 1893 году Павел Михайлович пишет очень большое, сложное письмо дочери Александре, где объясняет свое представление о деньгах и обеспечении детей.


3. Павел Михайлович Третьяков

Детство. Отрочество. Юность

Павел Михайлович Третьяков родился 15 (27) декабря 1832 года в Москве, в Замоскворечье в семье купца 3-й гильдии — низшей в купеческой «табели о рангах». Спустя два года 19 (31) января в семье появился Сергей, разделивший с братом увлечение искусством. С детских лет они были погружены в атмосферу строгой системы христианских ценностей и патриархальности.

Отец, Михаил Захарович, образования не имел. Дети его обучались на дому. «Вопреки расхожим представлениям о нравах «темного купеческого царства» Третьяковы любили чтение, интересовались журнальными новинками, увлекались театром, посещали художественные выставки».


4. Илья Репин. Портрет Третьякова. 1883

Коммерческая смётка у старинного, но не богатого купеческого рода была, похоже, чертой наследуемой. И отец, и сыновья существенно расширили, как бы сейчас сказали, бизнес. Получив в наследство одну лавку в Гостином дворе, Михаил Захарович приумножил состояние семьи и оставил детям пять лавок, Якиманские бани, дом в Голутвине и денежный капитал. В 1859 году, по достижении Сергеем 25-летия, мать Александра Даниловна передала имущественные дела семьи в руки сыновей и зятя. Доля наследства, полученная Павлом Третьяковым, составляла 108 тысяч рублей серебром. Состояние к моменту его смерти оценивают в 3,8 млн рублей.

Уже через год наследники открыли фирму «Товарищество П. и С. Братья Третьяковы и В.Д. Коншин» и магазин на Ильинке. А еще через шесть лет, в 1866 году, вместе с местным купцом основали в Костроме прядильную фабрику «Товарищество Новая Костромская Льняная мануфактура».

Это было время промышленного переворота, характерным для которого стала быстрая механизация текстильной промышленности.


5. Павел Михайлович с внучками

Позже при фабрике было организовано ткацкое производство. К началу XX века Костромская мануфактура стала единственной в мире фабрикой столь высокого технического оснащения, трудилось на которой свыше пяти тысяч человек.

Павел Михайлович заботился о материальном поощрении толковых работников, вводя своего рода 13-ую зарплату. Дочь Третьякова Александра Боткина отмечает в воспоминаниях: «Каждый год он прибавлял им жалование, не одинаково, по-видимому, в зависимости от успешной работы… Получаемая сумма составляла как бы сбережение, которое помещалось в дело и давало проценты. Прослужившие много лет, таким образом, имели порядочные накопления и нередко, оставаясь на службе в торговом доме, открывали свои предприятия».

Искушение русским искусством случилось с ним в 1856 году. Официальный отсчет будущей галереи ведется с двух работ, одна из которых «Стычка с финляндскими контрабандистами» Василия Худякова.


6. Проект фасада Третьяковской галереи В. М. Васнецова, 1900 г

А вот вторая — «Искушение» Николая Шильдера — была весьма необычна для домашней коллекции молодого купца. Это не совсем та или совсем не та вещь, что хочется повесить в домашнем собрании: сводня соблазняет бедную девушку, живущую в нужде с глубоко больной старухой-матерью на попечении. Напряженная борьба прекрасной невинности и отталкивающей корыстной сущности. Вечный сюжет искушения на социальный лад.

С этой нетривиальной картины начинается необычная история. Нет, не коллекционирования произведений искусства. То было достаточно распространенным явлением, но многое из собранного и накопленного в частных коллекциях так там и оставалось. Третьяков запустил процесс создания «национальной галереи, то есть состоящей из картин русских художников». Этот доступный для всех «художественный музеум или общественная картинная галерея» должна была появиться именно в Москве — «в дорогом для меня городе». И, наконец, создавалось просветительское учреждение, высокохудожественная прививка хорошего вкуса, «приносящего многим пользу, всем удовольствие».

Эти высокие смыслы и задачи нашли отражение еще в первом «Завещательном письме» 1860 года.


7. Третьяков и семья

Брат 2-й

Намного реже, говоря о Третьяковых, вспоминают младшего брата — Сергея Михайловича. Виной всему «симпатии к иностранцам» — европейским художникам — значительная часть коллекции Третьякова-младшего была впоследствии передана в ГМИИ им. А.С. Пушкина, что и оттеснило его за широкие спины известных коллекционеров-меценатов «новой французской живописи» Сергея Щукина и Ивана Морозова.

Хотя при жизни Сергей Третьяков был, пожалуй, известнее и влиятельнее брата — избирался московским городским головой и был пожалован дворянством. Как и Павел Михайлович, завещал передать свое художественное собрание в дар — вопрос о слиянии коллекций и создании городской художественной галереи был решен «семейным советом» заранее. Именно неожиданная кончина младшего Третьякова ускорила процесс её передачи Москве.


8. Павел Третьяков в 1884-м году

Братья Третьяковы, как диптих — две картины, связанные единым замыслом. Более светский Сергей и тяготящийся излишним вниманием Павел; «специалист по GR», международному сотрудничеству и профессионал торгово-финансовых операций; собиратель западноевропейского искусства и ценитель русского.

Спустя год после внезапной кончины младшего брата Павел Михайлович написал: «…он любил живопись страстно и если собирал не русскую, то потому что я ее собирал, зато он оставил капитал для приобретения на проценты с него только русских художественных произведений. А человек он был гораздо лучше меня».


9. Младший брат Сергей Третьяков

Собирание русских картин

«Вы посвятили жизнь на собирание предметов искусства — живописи и собрали подряд всё для того, чтобы не пропустить в тысяче ничтожных полотен то, во имя которого стоило собирать все остальные. Вы собрали кучу навоза для того, чтобы не упустить жемчужину. И когда прямо среди навоза лежит очевидная жемчужина, Вы забираете всё, только не её». Так писал Павлу Михайловичу возмущенный Лев Толстой. Предметом спора была отвергнутая Третьяковым картина Николая Ге «Что есть истина?».

Так три классика между собой проясняли «что есть истина» в вопросе о художественной ценности отдельно взятого произведения.

Третьяков признался Толстому, что работу не понял и «очень бы был благодарен, если бы Вы мне объяснили более подробно, почему считаете это произведение эпохой в христианском искусстве». Впрочем, картину Ге Павел Михайлович всё же приобрел.


10. Алексей Боголюбов. Фотографический портрет Третьякова, 1894

Даже сквозь возмущение и, возможно, обиду Льва Толстого за идейно близкого художника проступает важный смысл — Павел Третьяков собирал по элементам русскую художественную культуру в её многообразии. Независимо от чужих суждений, вкуса и цензуры. Порой даже своё мнение принося в жертву высшей цели создания национальной галереи.

«Павел и Сергей начинали коллекционирование с современной живописи и не скрывали своих симпатий к жанру пейзажа, а по мере роста собрания у них возникло желание представить историю искусства в развитии, и тогда начался поиск произведений предшествующих столетий», — приведем ёмкое определение ученого секретаря Третьяковской галереи Татьяны Юденковой.

Пейзажи и полотна на темы современной жизни, популярные в пору становления бытового жанра, составляли костяк ранних покупок Павла Михайловича.


11. Экспозиция Городской художественной галереи Третьяковых. 1898

Одна из самых известных и знаковых картин, в том числе по причине нетривиальности сюжета, «Сельский Крестный ход на Пасхе» Василия Перова. Работа была приобретена в 1861 году — в год отмены крепостного права — несмотря на цензурный запрет.

В 1867 году коллекцию пополнило первое историческое полотно «Княжна Тараканова» (1863) Константина Флавицкого, оцененное Павлом Михайловичем как «произведение, делающее честь русской школе, тем более что произведено в России, а не за границей».


12. Александр Иванов. Явление Мессии

Портретная галерея выдающихся деятелей русской культуры собиралась с конца 1860-х не столько даже Третьяковым, а по усмотрению Третьякова. В пантеон героев он сам вводил персонажи, заказывая их портреты. Пушкин, Гоголь, Толстой, Достоевский, Белинский, Некрасов, Шевченко, Грибоедов, Чехов, Герцен — сейчас этот ряд не вызывает у нас вопросов, но выбор для современников Павла Михайловича далеко не всегда оказывался бесспорным.

Вероятно, у Третьякова были любимые художники. Считается, что он особо выделял Илью Репина (около 150 работ в собрании) и Виктора Васнецова.

От любви до ссоры у людей увлеченных, творческих можно было кистью махнуть. Но по мере роста коллекции Третьяков всё яснее понимал — сформулируем так — «ничего личного, только интересы галереи». Об этом же говорят примеры, когда при расхождении во взглядах и при сложных личных отношениях он делал выбор в пользу вечных ценностей, а не сиюминутных страстей.


13. Василий Перов. Охотники на привале. 1871

В этих случаях на подмогу приходили друзья и брат. Так, именно Сергей Михайлович помог приобрести картину «Птицелов» во время размолвки с художником Василием Перовым. В период разрыва Третьякова с Верещагиным работы покупались подобным же маневром, через третьих лиц.

В конце 1870-х — начале 1890-х годов новым направлением политики Третьякова стало расширение ареала собрания, означавшее приобретение работ художников, выходящих за рамки исключительно «русской концепции».


14. Василий Верещагин. Апофеоз войны. 1871

Репин обвинил собирателя в «неудачных» приобретениях, от которых разит то парижским, то немецким духом. «Я сам очень против иностранных русских, но стараешься пополнять разносторонне, чтобы можно иметь полное понятие о всех русских художниках», — объяснял Третьяков свою позицию.

Политика приобретений «шире прежнего» в 1880-е проявлялась в отходе от выбора исключительно русских тем и мотивов: индийская серия картин Василия Верещагина, алжирская серия Павла Брюллова, этюды Василия Поленова, привезенные из Греции и стран Ближнего Востока.


15. Иван Айвазовский. Радуга. 1873

В 1880−90-е годы Третьяков приобрел значительный блок масштабных картин как бытового, так и исторического жанра.

В те же 1890-е годы он начал собирать древнерусские иконы. К 1896 году их было уже шестьдесят две. К слову, знаменитая Владимирская икона Божьей Матери, самая ранняя и одна из самых чтимых чудотворных икон Русской православной церкви, находится сегодня также при Третьяковской галерее, в храме-музее Святителя Николая в Толмачах.


16. Валентин Серов. Эскиз неосуществлённого портрета; создан после смерти П. Третьякова. 1899

Как отмечает Татьяна Юденкова, создавая музей национального искусства, Третьяков, основываясь на художественной ценности картин, стремился к достижению единства и целостности панорамы отечественного искусства.

В составе галереи произошло объединение и противостоящих тогда сил — передвижников и представителей̆ академического искусства. Поддерживая первых, приобретя множество работ их представителей, Третьяков принял участие в разработке проекта нового устава Академии художеств.

«…Я задался собрать русскую школу, как она есть в последовательном своем ходе».


17. Алексей Саврасов. Грачи прилетели. 1871

Так, казалось бы, из разных компонентов, стилей и смыслов создавалась эта национальная художественная мозаика с широким охватом жанров, тем, сюжетов. Сегодня она дает нам представление не только о русской школе живописи, сколько о характере народа, его переживаниях и ухабах исторического пути страны. Причем мозаикой это можно назвать не только в переносном смысле. Картины в доме Третьякова были развешаны не как сейчас — с зазорами и пространством, а «ковром», близко друг к другу. Сам дом-музей с расширением собрания также приходилось неоднократно достраивать.


18. Дочери и зятья П.М.Третьякова. Слева направо Л.П.Гриценко, А.И.Зилоти, А.П.Боткина, Н.Н.Гриценко, В.П.Зилоти, С.С.Боткин. 1894

31 августа 1892 года Павел Третьяков направил в Думу заявление, в котором выразил желание принести в дар Москве свою коллекцию, выполнив тем самым и волю покойного брата. Объединенная коллекция братьев Третьяковых получила юридически закрепленный статус «Городской художественной галереи Павла и Сергея Михайловичей Третьяковых», став в ту пору главным музеем русского национального искусства. «Завещание» 1860 года было исполнено при жизни Павла Михайловича.

Чтобы избежать поднявшейся вокруг этого шумихи он, человек скромный и по природе стеснительный, уехал в путешествие. И всё равно бесчисленные послания с благодарностью настигали и даже преследовали оставшихся в Москве домочадцев; гвалт и обсуждение еще долго не смолкали в обществе.


19. Иван Крамской. Портрет Павла Михайловича Третьякова. 1876

После передачи галереи в жизни семьи не произошло глобальных «бытовых» изменений. Третьяковы продолжали жить в доме до смерти дарителя. По-прежнему в во­семь часов утра открывалась дверь из жилых комнат, и Павел Михайлович начинал обычный обход. По-прежнему он ездил по выставкам, осмат­ривал, покупал.

«Только, действительно, стал отно­ситься построже к нам, да сам почаще заглядывал в галерею, нет ли какого нарушения порядка, — писал старший музейный служащий Николай Мудрогель. — И вечером он стал аккуратно бывать, хотя прежде иногда и не бывал. Чаще, чем прежде, стал теперь обращаться за советами к художникам и вообще к людям искусства по поводу галереи, правильно ли развешаны картины, не следует ли некоторые картины убрать».


20. Василий Пукирев. Неравный брак. 1862

За белых или за красных?

Как хранитель художественного выражения той самой загадочной русской души, Павел Михайлович и при царизме, и при социализме был предметом изучения тайных смыслов в своем художественном выборе. Он числился в списках жертвователей Славянского благотворительного комитета, говорилось и говорится о его симпатиях славянофилам. История не оставила прямых высказываний Павла Третьякова о нигилистах и революционерах (или говорящих о том оглушительных фактов — в отличие от того же Саввы Морозова, финансировавшего издание социал-демократической газеты «Искра»).

Исследователи, писавшие о Павле Третьякове, подчеркивали его нелюбовь к высокопоставленным персонам, однако сохранилось свидетельство, что посещением галереи Александром III в 1893 году коллекционер остался доволен.


21. И.Е.Репин. Портрет П.М.Третьякова, 1901

Он был свободен от цензурных запретов, но в меру — рекомендации на экспонирование тех или иных полотен в залах галереи Павел Михайлович исполнял аккуратно, чтобы не навлечь неприятности на свой музей. Некоторые картины не выставлялись, а ждали своего часа, как например, «Иван Грозный убивает своего сына» (Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года).

Как пишет Татьяна Юденкова, по мнению одного из исследователей, покупка скандальной картины Перова «Крестный ход на Пасху» означала причастность Третьякова к передовым и демократическим идеям — антикрепостническим и антиклерикальным, по терминологии советского времени. Однако, «архивные документы не сохранили высказываний Третьякова о его отношении к отмене крепостного права. Воспоминания современников рисуют его благочестивым прихожанином храма Свт. Николая в Толмачах. Для него было невозможно отрицание роли церкви и духовенства в жизни народа».


22. Василий Васильевич Матэ. Портрет П. М. Третьякова, офорт с портрета И. Е. Репина. 1894

Социальная сеть

Наследие Павла Михайлова — это не только галерея с ее богатствами духовными и материальными, но и семья. С кем только не оказались связаны они «социальной сетью».

Мать — Александра Даниловна — была дочерью крупного московского коммерсанта, купца 1-й гильдии Борисова.

Сам Павел Михайлович в 1865 году женился на Вере Мамонтовой, двоюродной сестре известного впоследствии мецената Саввы Мамонтова. Союз пианистки-любительницы и предпринимателя-коллекционера оказался счастливым. К тому же, хоть нечасто об этом говорят, но Третьяков и сам был большим ценителем музыки — за один месяц мог посетить до 20 концертов и оперных представлений.


23. Н.Н. Гриценко и П.М. Третьяков. 1890-е годы

Родственниками Третьяковым приходились также Чайковские, Рахманиновы, Поленовы, Боткины, Станиславские. Две дочери Павла Михайловича вышли замуж за братьев Боткиных. Еще одна (Вера) — за двоюродного брата Сергея Рахманинова. Племянница Третьякова была замужем за братом Чайковского Анатолием. Жена Поленова, Наталья Якунчикова, являлась племянницей Веры Николаевны Третьяковой. Константин Станиславский — по отцу Алексеев, которые также приходились Третьяковым родственниками.

Продолжиться роду Третьяковых судьбой было уготовано по женской линии. Сын Ванечка умер в восьмилетнем возрасте, другой — Михаил — был умственно отсталым и скончался в 1912 году.

Муж Александры Боткиной, сын знаменитого врача, Сергей Сергеевич, тоже был врачом. От этого союза родились две дочки — Анастасия и Александра. Анастасия осталась в Ленинграде и погибла там во время блокады. Александра Хохлова стала известной актрисой и впоследствии преподавала во ВГИКе. Её внуки сегодня проживают в Москве.


24. Семья Павла Михайловича Третьякова

Три другие сестры эмигрировали.

Старшая Вера Павловна вышла замуж за пианиста Александра Зилоти — ученика Николая Рубиштейна и Ференца Листа. Вместе с мужем и шестью детьми большую часть жизни находилась за границей. После революции Зилоти там и прижились. Из шести детей потомки остались только у её сына Льва. Умерла Вера Павловна в Нью-Йорке.

Любовь, третья дочь Третьякова, дважды была замужем и оба раза — за художниками. Первый раз за Николаем Гриценко, который очень быстро умер от туберкулеза, второй раз — за Львом Бакстом. После развода она выехала за границу к своей сестре, четвертой дочери Павла Михайловича, Марии. Умерла в Сан-Ремо в 1928 году, оставив двоих детей — Андрея Бакста и Марину Гриценко, которая всю жизнь прожила в России. Марина Николаевна не была замужем, детей у нее не было. Андрей Бакст тоже умер бездетным, в Париже.

Младшая дочь, Мария Павловна, вышла замуж за Александра Боткина, долгие годы связанного с военно-морским флотом. Вместе с ним в 1900-х годах совершила кругосветное путешествие, проявив отважность для женщины того времени. После революции, видимо, через Крым они эмигрировали в Италию. Умерла Мария Павловна в 1952 году. Похоронена на кладбище под Сан-Ремо. Дочь её детей не оставила.

Получается, никто из прямых потомков Павла Михайловича не носит сегодня фамилию Третьяковых.


25. Вера Николаевна Мамонтова и Павел Михайлович Третьяков. 1880

«Берегите галерею и будьте здоровы!»

Потомственный почетный гражданин Павел Михайлович Третьяков, скончался 4 (16) декабря 1898 года. Последними словами его было: «Берегите галерею и будьте здоровы».

Уже в самое ближайшее время его знакомым-единомышленникам при весьма неприятных обстоятельствах пришлось приступить к выполнению этой последней воли. Из-за несоблюдения юридической формальности все завещание Павла Михайловича признавалось недействительным, а состояние семьи в большей его части переходило единственному сыну, страдавшему слабоумием. Вопрос о сбережении галереи, точнее, средств на содержание и дальнейшее её процветание, пришлось решать на самом высоком уровне. Только по высочайшему повелению Николая II удалось провести в силу завещание Павла Михайловича. В числе прочих благих дел значилось в нём и устройство дома бесплатных квартир вдов и сирот русских художников.


26. Грамота об избрании П.М. Третьякова Мосгордумой почетным гражданином Москвы. 1987

«Сколько миллионных состояний погибало и погибает в России только по дикости их обладателей, не способных, не воспитанных до способности увлекаться чем-либо, кроме животного разгула. Если старики сохраняют состояние, молодые наследники непременно его промотают — глупо, дико, позорно, на цыганку, на битье зеркал и лакейских физиономий, на чванство и уличные похождения с протоколом в участке… И вот когда на этом безотрадном фоне видишь бр. Третьяковых с их картинной галереей, подаренной Москве, то проникаешься не уважением к ним, а больше — изумлением» (газета «Новое время», 1892 год).


27. Валентин Серов. Девочка с персиками (Портрет В.С. Мамонтовой). 1887

Для Третьяковской галереи этот финал, реализованная мечта упорного человека, стала началом жизни хранилища национальной художественной культуры. За 125 лет, минувших с передачи галереи городу, её коллекция расширились от почти 1800 до 180 тысяч произведений искусства.

Полина Яковлева
«ИА REGNUM», 27 декабря 2017


Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.

?

Log in

No account? Create an account