Мы родом ...

Летопись: Люди, места, события, свидетельства


Previous Entry Share Next Entry
Сколько зарабатывает Дед Мороз / Башкирские реалии / Регионы и Новый год
Я витрина
mamlas wrote in yarodom
Ещё праздники и фестивали в регионах

Не Кыш Бабаем единым: получит ли Башкирия доход от зимних праздников
В России насчитывается более двадцати новогодних персонажей, для них создано более пятидесяти резиденций

В Башкирии на 23,5 тыс. выросло число посетителей гостевых юрт Деда Мороза в рамках проекта «Башкортостан удивительный, новогодний». ©

Ещё НГ в регионах и НГ у народов


Резиденция Кыш Бабая (Татария)

За счет чего произошёл этот рост и может ли новогодний туризм принести заметную прибыль в республике и за её пределами, выясняет корреспондент ИА REGNUM.
На праздниках Новый год и Рождество Уфа, как центр туризма, практически ничего не заработала. Есть бодрый отчет, что выросло количество посетивших гостевые юрты местного Деда Мороза, но нет данных о том, сколько денег оставлено туристами, не названа сумма «среднего чека». Но возможно ли это в принципе — наживаться на празднике?

«Зарубежный опыт показал: грамотное создание образа главного новогоднего персонажа и его окружения может вылиться в рождение бренда, дающего немалый доход в бюджет не только города и региона, но всей страны. Заметнее всего казна пополняется в конце декабря-начале января от продажи сувениров и билетов в тематические парки и резиденции главного новогоднего персонажа, а также приема туристов. В летние месяцы доход ниже, но тоже извлекается», — уверены в экспертном сообществе LogoMarkt.

В 2013 году финский городок Рованиеми в Лапландии был зарегистрирован ЕС в качестве «Официального родного города Санта-Клауса», что дало юридическое право на маркетинговое позиционирование города и региона как «родины Санты». По данным издания Forbes Life, сегодня на Лапландию приходится 23% всех туристических ночевок в Финляндии. В 2016 году 7,7 млн туристов потратили в Финляндии €2,5 млрд.

Сейчас в Рованиеми планируют заполучить китайских туристов, хотя в Китае есть собственная резиденция Санты. Даже в жаркой Турции пытаются заработать на рождественской теме. Администрация турецкого премьера не так давно сделала официальное заявление, что родиной прообраза Санта-Клауса, архиепископа Мир Ликийских Николая являются анатолийские городки Патара (где родился святой Николай) и Демре (экс-Мира). Экскурсии в Демре достаточно популярны среди туристов и выгодны их организаторам.


Татарские Снегурочка и Дед Мороз

Российская сборная

Но это «у них», а как же у нас? Оказывается, заработать на резиденциях местных новогодних персонажей можно и в России. Из всех российских «дедов» с большим отрывом лидирует великоустюгский Дед Мороз. За ним следуют Кыш Бабай (Татария), Паккайне (Карелия), Саган Убген (Бурятия), Тол Бабай (Удмуртия), Юшто Кугыза (Марий Эл), Якшамо Атя (Мордовия), Хел Мучи (Чувашия), Ямал Ири (Ямало-Ненецкий АО) и Соок Ирей (Тува), известен и якутский властитель холода Чысхаан. Нет этнической специфики? Не страшно, можно воспользоваться всем «зимним», что еще «не занято» — в Костроме застолбили Снегурочку, а в Архангельске — снеговика. Всего же в России более двадцати новогодних персонажей, а резиденций — более пятидесяти.

Эксперты отмечают однотипность предлагаемых развлечений: терем (юрта, яранга, чум, изба), чай, горки, катание на лошадях (собаках, оленях), сувениры, почта. Поэтому большинство резиденций обслуживает прежде всего свой регион, не замахиваясь на федеральный масштаб.

Великий Устюг посещают около 300 тыс. человек в год (пропускная способность — 6,5 тыс. человек в сутки, всех желающих в разгар сезона терем не вмещает). Стоимость входного билета в горячие дни — 1 тыс. 400 рублей для взрослых и 1 тыс. 200 для детей. Популярнее только усадьба Деда Мороза в московских Кузьминках, там вход на территорию усадьбы бесплатный, цены на экскурсии и представления умеренны.

Удмуртский Тол Бабай отличается фиолетовой шубой и коробом вместо мешка, проживает в Шарканском районе республики. Основной туристический поток обеспечивают жители Удмуртии, также заезжают туристы из Перми, Кирова, Самары, Татарии, оставляя здесь в среднем около 700 рублей каждый. По данным МАУ КТЦ «Усадьба Тол Бабая», за девять месяцев 2017 года доход составил около 5,7 млн рублей, инвестиции местного бюджета составили чуть более 1 млн рублей. Дешево и сердито, однако доход, впечатляющий для сельского района, генерируется.

В Татарии на резиденцию Кыш Бабая в деревне Яна Кырлай (60 км от Казани) тратят 7,2 млн рублей ежегодно, но и там есть доход. Резиденция принимает более 6 тыс. туристов, каждый из которых оставляет в ней в среднем 2 тыс. рублей (цены на билеты в зависимости от возраста и наличия автотранспорта колеблются от 1,3 до 2,45 тыс. рублей).

Башкирия с резиденцией местного Санты явно запоздала. В Великом Устюге Дед Мороз обосновался в 2000 году, в Удмуртии фиолетовый дед — в 2003-м, в Татарии Кыш Бабай поселился в 2009-ом. Бренд «Кыш Бабай» был тут же зарегистрирован, и когда в Башкирии чиновники, проснувшись, захотели воспользоваться этим названием, не обошлось без судебного разбирательства. Именно поэтому в Башкирии теперь довольствуются банальным Дедом Морозом без специфического имени. Если разобраться, это не так уж и плохо — например, в Ханты-Мансийске нет своего собственного этнодеда, тем не менее город несколько раз признавался официальной новогодней столицей России, стал ей и в новом, 2018 году.


Гостевая юрта Деда Мороза у подножия горы-шихана Тратау

Башкирия, начало, сезон 2015—2016

В Башкирии в 2015 изобрели длинное, трескучее название проекта — «Башкортостан удивительный, новогодний», детище Государственного комитета по предпринимательству и туризму республики. Многое в этом проекте продиктовано не столько здравым смыслом, сколько тезисом о тотальном главенстве всего «титульного». Уже давно высказывалось мнение, что слово старое доброе слово «Башкирия» и традиционно, и легче произносится, и вызывает более привлекательные ассоциации, в отличие от слова «Башкортостан», рифмующегося с Пакистаном, Афганистаном, Таджикистаном и иными «станами».

Места приложения сил тоже не отличались особой удачностью. В конце 2015 года для башкирского Деда Мороза была назначена резиденция — гостевая юрта в Ишимбайском районе у подножия горы-шихана Тратау вблизи деревни Урман-Бишкадак за 150 км от Уфы. Выбор продиктован был не состоянием инфраструктуры, не близостью к Уфе, а особой «сакральностью» места. Планировалось, что юрту посетит 200—300 тыс. человек. Организацию шоу поручили сразу нескольким учреждениям, в том числе и Ишимбайскому драмтеатру.

Жители Башкирии восприняли в штыки платность входа (100—200 рублей). Представители регионального отделения Русского географического общества, посетив юрту, также выразили недоумение: «сооружений мало, смотреть практически нечего». Депутат Госсобрания РБ Руфина Шагапова констатировала: «получилась антиреклама».

2016—2017

Достоверных сведений о том, сколько человек посетили гостевую юрту при праздновании 2016 года нет, а вот данные по встрече 2017 года имеются — 6 тыс. человек. Кроме юрты у Тратау в рамках проекта были воздвигнуты еще 4 гостевые юрты: в Уфе, в Центре параолимпийского спорта в селе Мишкино, ГК «Уязы-Тау» в Октябрьском, в селе Кирябинское Учалинского района. По подсчетам Фонда городских проектов и Госкомитета по предпринимательству и туризму, главную республиканскую елку в Уфе посетило около 115 тыс. человек (ожидалось 300 тысяч), юрты в Мишкино, Октябрьском и Учалах посетило 3 тыс., 837 и 600 человек соответственно. Итого — 125,5 тыс. человек.

Однако 6 тыс. для Ишимбайского района вроде бы немало, почти как в Татарии в резиденции Кыш Бабая. Однако в Татарии туристы оставляли по 2 тыс. рублей в среднем, а в Башкирии вход в гостевые юрты или бесплатен, или осуществлялся за символическую плату. Предполагалось, что деньги будут поступать от продажи еды и сувениров, однако рачительные жители и гости Башкирии возили с собой пакеты бутербродов и термосы с чаем, на сувениры тратились неохотно, да и оригинальных сувениров и вкусных блюд непосредственно рядом с юртами предлагалось немного. Тут не то что заработать, тут своё отбить проблематично.

А отбивать было что. Для реализации программы потребовалось 5,72 млн рублей, они пошли на разработку концепции проекта, его продвижение и проведение фотовыставки о республике в Москве. Непосредственно на строительство ледового городка в парке «Ватан» у Конгресс-холла выделили ещё 7,5 млн рублей. Наивные чиновники надеялись, что москвичи валом повалят в Уфу и Учалы. Несомненно, какие-то гости из других регионов России и «даже стран» в юртах побывали, но в Башкирию они приехали, скорее всего, не ради башкирского этнодеда. Лучше всего о том, насколько был востребован проект, рассказала низкая загруженность гостиниц в Уфе. Как ранее сообщало ИА REGNUM, средняя заполняемость крупных гостиниц в новогодние каникулы составила около 20%, в средних и мелких, за счет более низкой цены на проживание, загрузка была чуть выше — 30%.


Накануне Нового года у подножия горы-шихана Тратау

2017—2018

И снова пять юрт, кроме уфимской, уже в других местах: в кинотеатре города Бирска, в муниципальном парке второго по величине в республике города Стерлитамака, на горнолыжных курортах «Кандры-Куль» и «Абзаково». По последним данным, эти места посетило более 148 тыс. человек с 30 декабря 2017 года по 8 января 2018 года. Кто из этих 148 тыс. специально приехал в качестве туриста, а кто, являясь местным жителем, посетил привычное для себя место отдыха, не уточняется. Казалось бы, вот он, прогресс, рост на 23,5 тыс., и это при том, что в Уфе количество посетителей уменьшилось (все ледовые городки, включая и тот, рядом с которым расположена гостевая юрта, посетили 90 тыс. человек, что на треть меньше, чем в прошлом году). Однако увеличение посещаемости юрт обусловлено не успешностью проекта, а привязкой его к «уже раскрученным объектам».

«Увеличение легко объяснить, так как были задействованы самые крупные города Башкирии и два самых посещаемых горнолыжных курорта. Не нужно обольщаться, в известный «Абзаково» туристы приехали отнюдь не ради гостевой юрты, а покататься на лыжах. Самая главная юрта находится в Уфе, и ее посещали не специально, а «заодно уж» с ледовым городком при муниципальной ёлке у Конгресс-холла. Уфимские гостиницы же, по данным местных телевизионщиков, вновь дали «невысокую заполняемость», — отметили в LogoMarkt.

В тратах на сей раз отсутствовала выставка в Москве. За 2,67 млн рублей был разработан и проведен трёхчасовой тематический экскурсионный маршрут по Уфе, проведены театрализованные представления. Кроме того, выделено 130 тыс. рублей на продвижение этого проекта в интернете и 220 тыс. рублей на производство печатной продукции. Еще 485 тыс. рублей было потрачено на юрты и представления встречи Деда Мороза из Великого Устюга. Плюс к тому оформление центральной гостевой юрты Деда Мороза — аренда десяти 3D световых фигур потянула почти на 2 млн рублей.

Это без стоимости самого ледового городка. Строительство ледовых городков, как и установка елок, где оно предполагалось, проводилось на деньги муниципалитетов. Ледовый городок у Конгресс-холла стоил еще 6,74 млн рублей. Много это или мало? Скромный ледовый городок на центральной площади Ижевска стоил 1 млн рублей, при прошлогодних вложениях в 2,2 млн рублей. При этом в канун 2018 года к строительству подключился частный инвестор, вход сделали платным, а мнения ижевчан о целесообразности такого шага разделились. Помпезные городки в Казани, Перми и Екатеринбурге — от 20 млн. Зато посещаемость Казани и Екатеринбурга во время зимних каникул достаточно велика.

Уфимские реалии

Реализацию проекта непосредственно в Уфе некоторые граждане считают провальной. При встрече 2017 года главная ёлка республики стояла на дне Уфимского амфитеатра (бывший Черкалихин овраг), непосредственно у парка «Ватан». Год назад по неудобной лестнице 20% потенциальных посетителей просто не смогли спуститься вниз, к ледовому городку. Уфимцы жаловались на отсутствие удобных и безопасных горок, недостаточную иллюминацию, непрофессионализм аниматоров. О горках стоит сказать особо — как таковых их не было, дети и взрослые съезжали вниз прямо по склону оврага

Парк представляет собой наследие саммитов ШОС и БРИКС, проведенных летом 2015 года — несколько палаток, отдаленно напоминающих юрты, в которых размещались экспозиции для ознакомления гостей города с культурой и бытом древних и не очень башкир. Ныне в этих палатках продают достаточно качественные сувениры, выпечку, фасованный мёд по довольно умеренным ценам, а также демонстрируют домашнюю утварь, горные породы, сдают напрокат костюмы для фотографирования. Дела у предпринимателей идут ни шатко ни валко, особого наплыва посетителей не наблюдается, да и не всякий гость захочет спуститься в овраг.

«Не хватает мифологизации», — признался один из владельцев якобы юрт.

Русская изба сюда тоже бы отлично вписалась, зарубежные туристы матрешек покупают весьма охотно, в жару всеми отлично пьется русский квас. Но кто-то решил, что русских в «Ватане» быть не должно «по определению».

При встрече 2018 года сетования были учтены — елку вернули на прежнее место, на площадь рядом с Конгресс-холлом, но больших интересных горок не было и там, уфимцы продолжали кататься по диким трассам, один из спусков закончился печально, травмированная юная катальщица была госпитализирована.

Но те, кто решил спуститься к парку в овраг, об этом не пожалели — там они смогли недорого и вкусно перекусить, полюбоваться сувенирами и минералами, даже снять верхнюю одежду, так как юрты утеплили. Несомненно, некий потенциал в этих юртах есть. Нет оригинального наполнения этих юрт.


Вотчина Деда Мороза в Великом Устюге

Где зарыта собака: тактика «кочевников»

В чем же загвоздка? Быть может, в том, что Госкомитет по туризму взял совсем уж оригинальный курс?

Практика успешных, приносящих прибыль проектов проста: группа энтузиастов (бизнесменов, музейных или клубных работников) выбирает по месту своего жительства «якорное место» — сельский музей, клуб, турбазу, библиотеку, предприятие — долгое время вкладывается в проект, не забыв зарегистрировать бренд. Вкладываются не только деньги, но и творчество, душа, опыт. «Якорное место» может измениться или размножиться — в Удмуртии из отдаленного небольшого села усадьба местного этнодеда переехала в райцентр, в Татарии открыта дополнительная резиденция в Казани. И только через несколько лет идёт чистая прибыль. Немаловажное значение имеет и расстояние до столиц регионов — менее ста километров, к этнодедам можно съездить, не убивая на это целый день.

Есть и иной путь — Великий Устюг. Он отстоит от Вологды чуть ли не за 500 км, далековато. Но тамошняя усадьба рассчитана на дальних гостей, в ней есть комфортабельные гостиницы, индустрия развлечений и многое другое. Всё это стоит уже не миллионы, а миллиарды. Не секрет, что в проект Великого Устюга вкладывался тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков. После ухода Лужкова проект стал круглогодичным, перешел на самоокупаемость, а потом стал приносить прибыль — акции проекта принадлежат области и муниципалитету.

В Великом Устюге, Удмуртии и Татарии рассчитывали на долгосрочную лояльность клиента, там делали всё, чтобы, побывав в резиденции один раз, посетитель захотел вернуться туда еще раз, быть может, не на следующий год, но вернуться. Или оставить положительный отзыв, рекомендовать посетить столь дивное место своим близким.

В Башкирии избрали «кочевую» тактику, пообещав за несколько лет охватить разовыми новогодними юртами десятки районов Башкирии, нигде ни вкладываясь серьезно, ни создавая рабочих мест на долгие годы, ни привлекая профессионалов. Итог нам известен — шесть сотен человек за все каникулы в юрте на селе и сто тысяч (это при бесплатном-то входе) — в миллионном городе. Могла бы быть успешной юрта в Ишимбайском районе? Несомненно. Но не хватило самого главного — думающих людей, готовых несколько лет подряд вкладывать, вкладывать, вкладывать. Кадры решают всё.

Особо стоит сказать об облике самого этнодеда, он меняется каждый год, одеяние персонажа в ущерб сказочности изобилует местной символикой, происхождение его неясно. По словам одного из чиновников, живет он на севере, а сюда приезжает только погостить, поэтому ничего капитального ему не нужно.

Если бы чиновников интересовало не только освоение средств, но и последующее извлечение дохода, сценарий мог бы быть таков — на основе относительно недалеко расположенного от Уфы объекта — клуба, историко-культурного центра, большой сувенирной мастерской, турбазы — собирается группа энтузиастов, проект постепенно расширяется за счет регулярных вложений и становится круглогодичным, опережающими темпами формируется внятная идеология, привязанная к местной топонимике.

Сама вотчина должна располагаться на природе, в лесу или на берегу водоема, у подножия горы, это основа легенды. Вокруг нужно много свободного места для постройки будущей инфраструктуры, тематического парка, кафе и гостиниц. Резиденция персонажа может находиться в ближайшем райцентре или городе, в дальнейшем возможны «представительства» в Уфе, в том же парке «Ватан», и крупных городах Башкирии. Предпочтительнее всего государственно-частное партнерство при отлаженных контактах с районной администрацией.

Последнее, кстати, совсем не лишнее. Депутаты Шарканского райсовета настолько прониклись важностью момента, что в 2008 году утвердили герб района, в котором среди прочего присутствует и ель. Результат: фестиваль «Сказочные герои на родине Тол Бабая», который проводится в начале декабря («ну, а чего тянуть-то?»), вошел в тройку лидеров новогодних фестивалей, пропустив вперед только знаменитый своими красотами Алтайский край и входящий в Золотое кольцо Углич.

На фестиваль в Удмуртию кроме тяжеловеса из Великого Устюга приехали обитатели Золотого кольца царь Берендей и костромская Снегурочка, а также иркутский байкальский дед Мороз, Девица-Метелица из Вятских Полян, этнокомпания из ПФО: чувашский Хел Мучи, эрзянский Якшамо Атя и наш знакомый Кыш Бабай из Татарии. Башкирского этнодеда сюда пока не зовут.

Не Кыш Бабаем единым

Возможно, в Башкирии не имеет особого смысла, отбросив всё, форсировать создание своего этнодеда. Работу над поисками его облика нужно продолжать не торопясь. В конце концов, многие российские регионы, в том числе и соседи республики, обходятся без собственного новогоднего персонажа, однако весьма преуспели в привлечении туристов на зимние мероприятия. И не только приезжих туристов, но и жителей своего региона.

Не стоит обвинять жителей Башкирии в особой жадности из-за их нежелания раскошеливаться на плату за вход в царство зимних развлечений и услуг. «Не жалко заплатить, если есть за что», — уверяют они. Во многих городах за развлечения уже давно платят. В Казани, например. Там делают ставку не только на Кыш Бабая, а строят еще и платный Сказочный городок на набережной. Вход в этом сезоне — 350 рублей. Так как есть, что посмотреть и на чём покататься, посещаемость неплохая. В прошлые новогодние праздники Кремлевскую набережную, включая Сказочный городок, каток и рестораны, посетили 200 тыс. жителей и гостей Казани. Бесплатный ледовый городок там тоже роскошный.


Музей-усадьба «Карабиха» в Ярославской области

По России особым спросом в новогодние каникулы пользуются музеи-усадьбы. Навскидку: музей-усадьба «Карабиха» в Ярославской области проводила праздник «В гостях у Мороза-воеводы». Стоимость билета — 670 рублей. Посетители были. Вокруг Уфы сто лет тому назад насчитывалось около трёхсот дворянских поместий, во многих были уютные усадьбы. Ничего не сохранилось, но можно ведь и восстановить. Представьте только: «Рождество в усадьбе Аксаковых», «Новогодний вечер у Иглиных», «Гладышевские святки»…

Можно и проще. Фестиваль еды, зимний гастрономический туризм. Не обязательно в Новый год, можно в любой день с начала декабря по февраль включительно. Лучшие зимние блюда — это пельмени и их варианты, вареники и холодец. Не жалуются на отсутствие посетителей фестивали «Всемирный день пельменя» (Ижевск, Удмуртия), «Уральские пельмени на Николу зимнего» (Челябинск), «Русский холодец» (Большие Дворы, Московская область), «Буузын Баяр» (Улан-Удэ, Бурятия), «Фестиваль вареников» (Белгород) и праздник «День пельменя» (Южно-Сахалинск).

Башкирии в этом списке нет. В Уфе под новый год несколько раз проходил мясной фестиваль «Ит Фест». Дело хорошее, фермеры представили мясную и молочную продукцию, уфимцы закупили припасы к праздничному столу. Но на гастрономическое событие это мероприятие не потянет — прилавки с тушками кур и куски сырого мяса праздничной атмосферы не создадут. Это не значит, что не нужно проводить «Ит фест», это значит, что для привлечения туристов нужно искать другие формы.

А ведь бирские пельмени имеют неплохую репутацию и за пределами Башкирии. Пробный праздник «Бирского пельменя» можно провести в рамках музыкального фестиваля «Крещенские морозы» в том же самом Бирске, фестиваль себя уже зарекомендовал, гостей фестиваля нужно чем-то кормить, неплохие пельмени в Бирске делают, почему бы и нет? Почему бы не прекратить размазывать бюджетные средства на рекламу в соцсетях и фотовыставки в Москве, а заняться созданием прежде всего конкретного места и инфраструктуры вокруг, и лишь потом продавать конкретный, доведенный до кондиции продукт, а не кочевые полуфабрикаты на один сезон?

Да, от соседних регионов в области развития туризма Башкирия отстает лет на десять, в области новогоднего туризма — и того больше. Но не всё еще потеряно. Главное — найти нужных людей и отбросить некоторые стереотипы. И всё получится.

Екатерина Некрасова
ИА «REGNUM», 88 января 2018


promo yarodom september 20, 2012 20:29 4
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…

?

Log in

No account? Create an account