Мы родом ...

Летопись: Люди, места, события, свидетельства


Previous Entry Share Next Entry
Японским языком Эйзенштейна / К 120-летию
СССР
mamlas wrote in yarodom
Ещё известные люди кино и театра, в т.ч. ещё режиссёры здесь, здесь и здесь, а также культура Японии

Эйзенштейн и Япония — история длиной в столетие
Символы отечественного кинематографа

120 лет [22 января] назад родился советский режиссер Сергей Эйзенштейн. Часть его биографии тесно переплетена с Японией, хотя в этой стране он так ни разу и не побывал. ©

По теме: Чего только не было на броненосце «Потёмкине» | Мифы и факты фильма «Александр Невский» / Как Невский стал самым популярным | Горбачев и Эйзенштейн | Советская революция мирового кинематографа


Сергей Эйзенштейн, 1926 год / Фото: Дмитрий Дебабов

Разумеется, это было лишь совпадением, никем поначалу незамеченным. Позднее именно на заветы прославленного артиста Константин Станиславский будет опираться в своих художественных поисках.
С японским языком Эйзенштейн впервые столкнулся и стал его изучать после революции 1917 года, во время Гражданской войны. Затем он стал заниматься театром в Москве, а впоследствии начал свою деятельность в кинематографе.

Режиссеру принадлежит идея рассматривать составные части иероглифа как монтаж, и относится она к периоду немого кино. Кстати, теория монтажа того времени получила название монтаж аттракционов — это режиссерский метод, который подразумевает воздействие на зрителя за счет показа объектов и символов в столкновении.

Помимо языка Эйзенштейн также активно интересовался культурой Японии, в частности, театром кабуки. Хорошо известна фотография Эйзенштейна с потомственным японским актером кабуки Садандзи Итикавой II, которая была сделана во время гастролей театра в Москве в 1928 году.

Интерес к искусству Японии и японской иероглифике помог ему расширить творческие границы и привнести множество новых элементов в кинематограф и процесс монтажа. В свою очередь в самой Японии с годами случился обратный процесс: творчество великого режиссера оказало влияние на многих деятелей японского кино, а молодые представители этого направления искусства при создании своих работ до сих пор обращаются к Эйзенштейну как к родоначальнику основ кинематографии.

Сообщество Эйзенштейна

В Японии хорошо помнят и ценят вклад Эйзенштейна в культуру. Так, здесь уже на протяжении почти 30 лет существует Клуб ценителей творчества Эйзенштейна. Его центральной фигурой и председателем с 1990 до 2012 года был кинокритик Кадзуо Ямада (1928–2012). Также в деятельности сообщества участвовали известные японские режиссеры Канэто Синдо (1912–2012) и Ёдзи Ямада.

С момента создания собрания клуба проходят ежемесячно, и к настоящему времени их число уже достигло 295. Главным образом они посвящены просмотру и анализу работ Эйзенштейна, изучению истории мирового кино. Периодически в клубе проводятся лекции, на которые приглашают современных режиссеров и других людей, чья жизнь связана с кинематографом.

Сообщество сотрудничает с Японским фондом, музеем анимационной студии Ghibli ("Гибли"), Государственным фондом кинофильмов РФ. При взаимодействии с ними в Японии в 1996 году состоялся фестиваль советских и российских фильмов под названием "100 лет кино", а в 2000 году был проведен масштабный показ российских анимационных картин.

Кроме того, клуб принимал активное участие в организации международного симпозиума, посвященного 95-летию со дня рождения Эйзенштейна в 1993 году, а в 2008 году на аналогичном мероприятии был проведен показ ленты "Броненосец Потёмкин" в соответствии с традициями японского немого кино, когда разобраться в том, что происходит на экране, зрителям помогает специальный человек, которого называют бэнси. По сути, он сочетает в себе роль актера и рассказчика, комментирующего сцены фильма в экспрессивной форме.


Кадр из фильма "Броненосец Потемкин", 1925 год

Сейчас Клуб ценителей творчества Эйзенштейна возглавляет исследователь российского кинематографа Тору Иноуэ, занявший эту должность после кончины Кадзуо Ямады. В интервью корреспонденту ТАСС он рассказал, что количество активных участников сообщества с годами уменьшилось и сейчас составляет десять человек. Тем не менее его члены продолжают традиции создателей, а также устраивают различные мероприятия по продвижению современного российского кино.

Место в истории

По мнению Иноуэ, произведения Эйзенштейна — это настоящая классика, которая жива всегда и продолжает давать стимул другим деятелям кинематографа. "Достижения Эйзенштейна можно разделить на две большие части — его картины и теория кино. Фильмы [советского режиссера] и сейчас существуют как "живая классика", которая обладает силой воздействия, а современная кинопродукция в той или иной степени воздает им дань уважения", — отметил он.

"Что касается теоретической составляющей, то широко известна теория монтажа Эйзенштейна. До сих пор имеет влияние учение [режиссера], включающее в себя теоретический подход о воплощении идей и мыслей в изображение, исследование "созидания", не ограничивающегося кино, и размышления о различиях западной и восточной культуры", — добавил Иноуэ.

Глава Клуба ценителей творчества Эйзенштейна также считает, что фильмы режиссера интересны тем, что они не ограничиваются развлекательной функцией, как многие современные картины, а дают зрителям темы для размышления и побуждают к действию. "Хотя, конечно, есть и те, кому не нравятся такие сильные потрясения", — подчеркнул он. "Очень интересны его работы с точки зрения исследования в них не просто как такового акта поддержки советского правительства, а именно ценности "духа революции" в истории человечества. В результате в своем последнем кинофильме "Иван Грозный" Эйзенштейн фактически первым выступил с критикой Иосифа Сталина", — сказал Иноуэ.

Говоря о своих любимых фильмах советского режиссера, он выделил "Ивана Грозного" и одну из первых его работ — "Стачка", вышедшую в 1924 году. "В "Стачке" мне очень нравится, как показан упадок капитализма", — поделился Иноуэ.


Кадр из фильма "Иван Грозный" (1944 - 1945)

Влияние на классиков...

Председатель Клуба ценителей творчества Эйзенштейна полагает, что картины советского режиссера оказали воздействие на японскую культуру кино, как в свое время японский театр кабуки повлиял на кинематографиста. "В Японии такие примеры можно найти среди фильмов, сериалов, рекламных роликов", — отметил он.

"Произведения Эйзенштейна и его теория монтажа оказали влияние на многих японских режиссеров. Например, Садао Яманака, создавший лучшие довоенные шедевры в японском кино, вместе с другими режиссерами и сценаристами изучал теорию Эйзенштейна, которая как раз была переведена в то время", — рассказал Иноуэ. Яманака считается одним из реформаторов японского немого кино. Он старался отражать в своих работах социальные проблемы, что было нехарактерно для того времени, из-за чего он не пользовался поддержкой у японской власти.

То же самое касается режиссера и сценариста Тому Утиды, который начал свою деятельность еще в довоенное время, а в период Второй мировой войны работал в японской кинокомпании "Маньчжурия" (действовала на территории одноименной оккупированной территории Китая — прим. ТАСС). "После окончания войны он остался в континентальном Китае и обучал китайских кинематографистов искусству кино. Говорят, что в качестве примера при объяснении теории монтажа он использовал сцену фестиваля "Гион" из кинофильма "Жизнь Мухомацу" (1943) режиссера Хироси Инагаки, который в свою очередь исследовал теорию монтажа [Эйзенштейна] вместе с Яманакой", — рассказал Иноуэ

Также, по его словам, есть свидетельства того, что Акира Куросава, который продолжил снимать черно-белые картины, несмотря на то, что в послевоенное время набирали популярность цветные, увидел во французской фильмотеке цветную сцену второй части фильма "Иван Грозный", после чего открыл для себя значение цветного кино и снял свой первый цветной фильм "Под стук трамвайных колес" (1970). "Приводить такие примеры можно бесконечно", — считает председатель сообщества.

...и на молодые таланты

Работы Эйзенштейна продолжают воздействовать и на молодое поколение японских режиссеров. Один из них — 27-летний Рютаро Накагава. В прошлом году на 39-м Московском международном кинофестивале (ММКФ) его картина "Апрельский сон длиной в три года" получила престижный приз Международной федерации кинокритиков FIPRESCI (ФИПРЕССИ). Во время поездки в Москву режиссер посетил могилу Эйзенштейна на Новодевичьем кладбище, отметив, что тогда сбылась его давняя мечта.


Рютаро Накагава

Вспоминая тот момент в беседе с корреспондентом ТАСС, Накагава рассказал, что могила великого режиссера не была тщательно ухожена, и ему "самому пришлось немного убрать мусор, чтобы протянуть руку к камню, под которым покоится Эйзенштейн". "Конечно, эта проблема касается и Японии, однако я все равно думаю, как сейчас там [на могиле] обстоят дела. Если мне еще раз доведется посетить Москву, я непременно хотел бы сходить туда вновь", — отметил он.

По мнению Накагавы, "Эйзенштейн был выдающимся деятелем, который раздвинул рамки кинематографа". "К примеру, если до него было принято, что кадры с одного ракурса составляли одну сцену, то Эйзенштейн стал составлять одну сцену за счет комбинации отличающихся кадров. Это было прорывным изобретением", — сказал режиссер.

"Такой подход, получивший название "монтаж Эйзенштейна", стоит в одном ряду с техникой крупного плана, которую применял американский режиссер Дэвид Уорк Гриффит, и сейчас это своего рода два полюса, которые характеризуют кинематограф как искусство. В этом смысле также можно сказать, что, снимая, он создал основу для кинематографа", — добавил он.


Кадр из фильма "Броненосец Потёмкин"

Очарование Эйзенштейна

Накагава считает, что сейчас нет фильмов, на которые не повлияло бы творчество Эйзенштейна, однако существуют различные градации этого воздействия. "Для Японии Россия — это соседняя страна, и поэтому влияние деятелей культуры было всегда: и до, и после Второй мировой войны. Мне кажется, что на создание сцены боя на лестнице замка в фильме "Трое негодяев в скрытой крепости" Акиры Куросавы повлияла сцена [расстрела] на лестнице в Одессе в фильме Эйзенштейна "Броненосец Потёмкин". Во время его просмотра я мог почувствовать динамику картины за счет съемки большого количества людей с помощью рамок для камеры, передающих объемный задний план, а также то, что весь талант Эйзенштейна не заканчивается на том, что он изобрел монтаж", — признался режиссер.

По его мнению, "очарование фильмов Эйзенштейна в том, что монтаж можно увидеть в изначальном состоянии, без прикрас, поскольку режиссер является родоначальником такого метода, при котором в новой комбинации различных элементов рождаются новые смыслы". "Когда я смотрел "Октябрь" я был просто поражен мыслью, насколько прорывной и революционной для того времени была техника монтажа, которая сейчас считается избитой", — отметил Накагава.

"Я помню, как почувствовал, что использование такого вида монтажа просто неизбежно при одновременной демонстрации абсолютной силы и силы, ей противостоящей. Когда я своими глазами видел такие блестяще снятые кадры, как смеющаяся буржуазия, белая лошадь, свисающая с разводного моста, я почувствовал, что кино — это больше, чем просто соединение смыслов, это искусство великолепной передачи происходящего на экране", — поделился режиссер своими впечатлениями.

Говоря о будущем развитии кинематографии и возможном сохранении "следа" советского режиссера в них Накагава подчеркнул, что, "поскольку монтаж сам по себе и есть изобретение Эйзенштейна, можно сказать, что он повлиял на все существующие сейчас фильмы и видеоролики". "Скорее вопрос в том, сможет ли видеоизображение в будущем отойти от монтажа Эйзенштейна под воздействием, к примеру, Youtube и технологий виртуальной реальности", — заключил режиссер.

Алексей Заврачаев
«ТАСС Культура», 22 января 2018


promo yarodom september 20, 2012 20:29 4
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…

?

Log in

No account? Create an account