Мы родом ...

Летопись: Люди, места, события, свидетельства


Previous Entry Share Next Entry
Идёт шахтёрская пехота… / Поэтическая шахта
Я витрина
mamlas wrote in yarodom
Ещё профессии здесь и здесь, в т.ч. ещё шахтёрское, и ещё Кузбасс

Даже под землёй есть граница / Энергия будущего
Спецпроекты ЛГ / «Энергия будущего». Выпуск 1 / Начистоту / декабрь, 2016

Что за страшное слово – маркшейдер?.. ©

Ещё «Энергия будущего»: Д. Филиппенко


Светлана Уланова

– Светлана, вы из шахтёрской семьи?

– Отчим, которого я всегда называю папой, – шахтёр, ветеран труда. Помню, уходя на смену, он всегда целовал меня и брата. А когда возвращался, приносил шоколадку. Муж тоже бывший шахтёр.

Светлана Уланова (слева) из шахтёрской семьи

– Почему выбрали именно эту профессию?

– Все живущие в угольном регионе прямо или косвенно всё равно связаны с шахтёрскими профессиями. В Кузбассе два самых главных праздника: День шахтёра и Новый год. Их празднуют все – и взрослые, и дети. И когда звучит последний звонок, то выбор многие останавливают на шахте. Помню, листала справочник «Куда пойти учиться», увидела специальность «маркшейдер», подумала: «Что за страшное слово?» А потом именно эту специальность и выбрала.

– Для непосвящённых в тонкости горного дела слово и правда страшное. Что за ним скрывается?

– На заре становления горной промышленности основной задачей маркшейдерской службы являлось определение под землёй границ горных отводов отдельных шахт. Людей, умеющих это делать, стали называть марк­шейдерами, что происходит от немецких слов: «mark» – граница, межа и «scheiden» – устанавливать. Слово «маркшейдер» в буквальном переводе означает «установитель границ».

Простому человеку и представить сложно, как глубоко под землёй идут две бригады встречными забоями и сбиваются в одну выработку длиной в километр или больше. Маркшейдеры измеряют длину с точностью до миллиметров, углы в градусах – до секунд. Всё происходит в очень экстремальных условиях. Как только не приходилось работать с теодолитом: стоя на коленях или почти лёжа, а бывало и стоя на одной ноге… Меня уверяли, что я научусь ругаться по-шахтёрски. Но, видно, мало ещё работаю – пока не научилась…

– Увлечение стихами давнее?

– В школьные годы была у меня тайная тетрадка, в которую записывала свои рифмованные строчки. Кто не пробовал писать стихи во времена первой влюблённости и переживаний, начитавшись романов Дюма, стихов Пушкина, Есенина? Потом был институт, замужество, рождение детей. И эта увлечённость отодвинулась на второй план. В свободные минуты старалась читать. А с детьми разучивали стихи Ахматовой, Маршака… Стихи снова пришли ко мне, когда дети выросли. Нашла свою тетрадку, решила пересмотреть свои вирши по правилам стихосложения. Занималась чистой математикой: считала размер, отсчитывала ритм. Так появилась первая книга.

– Расскажите о Всероссийском фестивале поэзии им. А. Бельмасова, одним из организаторов которого вы являетесь.

– Родоначальником его был член Союза писателей России Алексей Бельмасов. Когда поэта не стало, Дмитрий Филиппенко и я решили продолжить его дело. «В Ленинске-Кузнецком всегда кипела поэтическая жизнь. И будет кипеть!» – решили мы. Помогли волонтёры, ребята из литературных студий. Отдельная благодарность нашим спонсорам – ведущим угольным компаниям региона: ОАО «СУЭК – Кузбасс» и ОАО «Шахта «Заречная». Четвёртый поэтический фестиваль им. А. Бельмасова получил статус всероссийского. Приехали более ста участников из десятков городов Кузбасса и Сибири. Семинар для молодых авторов провели такие мастера, как Борис Бурмистров, Сергей Донбай, Александр Ибрагимов и Дмитрий Мурзин (Кемерово), Нина Ягодинцева (Челябинск), Валентина Ярофеева-Тверская и Вероника Шелленберг (Омск).

– Ваши дети продолжат шахтёрскую династию?

– Младший сын после службы в армии уже год работает на шахте, знает мою работу изнутри. Самое важное, чтобы дети нашли себя в жизни и достигли успехов. Знаю, что после трудового дня в шахте дома дочь напоит меня чаем, а сыновья помогут по дому или с работой на компьютере и всегда поддержат в трудную минуту.

Дважды боевое крещение
Из блокнота

В угольной промышленности работают не только мужчины. У нашего автора Светланы Улановой случился даже не один, а целых два первых рабочих дня на шахте.
Робы, портянки и купальники

Первой была шахта в городе Кемерово. На втором курсе университета я с однокурсниками отправилась на производственную практику. Приехали на шахту, получили робы: куртки, штаны, каски (белые, как у настоящих инженеров), нательное бельё, сапоги, портянки – всё, как полагается.

Нужных всем размеров спец­одежды, естественно, не хватило. Моей одногруппнице Галке достался 54-й размер. А она маленького росточка, худенькая. Снарядили мы её в робу: куртка до колен, штаны – ещё две Галки войдут, нашли бинт, подпоясали, рукава подвернули, посмотрели – настоящий шахтёр в миниатюре.

Про наматывание портянок отдельный разговор, как в кино «А зори здесь тихие». У меня сразу получилось, прошедший войну дед только портянки признавал, а я часто в детстве гостила в деревне. А вот в Галкины шахтёрские сапоги ноги в кедах спокойно входили. Кто-то принёс ей сапоги поменьше. Обули. Посмотрели друг на друга. Посмеялись. Пошли.

В ламповой получили по шахтёрскому светильнику с килограммовым аккумулятором, и конечно, по самоспасателю – ещё 3,5 кг. Кстати, сапоги тоже около двух кг весят… В клети шахтёр развёл руками, глядя на Галку: «Зачем такую малышку в шахту взяли?»

Помню, как на спуске закладывало уши, гул, клокотание в груди и страх неизвестности. На глубине не давала покоя мысль, что в шахте я могу видеть только благодаря своему светильнику.

Потом была работа на территории шахты. Лето, июль, солнце. Девчонки разделись почти до купальников: жарко же! Удивлялись, правда, что непривычно много шахтёров на поверхности, и почти не работают, сидят без дела. Потом пришёл главный инженер и предложил всем одеться, сказав, что из-за нас, практиканток, шахта встала.

В шахте всё по-другому

Первый день настоящей работы на шахте случился после тринадцатилетнего перерыва, если не считать годы работы на открытых разработках, где всегда есть небо и солнце. В шахте всё по-другому.

Устроившись на шахту, я удивлялась: девочки-маркшейдеры с утра убегали в шахту, как они говорили, на «фитнес, за который ещё и платят», а потом возвращались уставшие, но всегда в хорошем настроении, с улыбкой… Быстро пили чай и садились обрабатывать то, что намерили на глубине. Именно они и мой руководитель – главный маркшейдер помогли мне наверстать упущенное.

И вот настал день, когда я, начальник и двое рабочих нашего отдела зарядились в «ламповой», взяли необходимые инструменты для работы и заторопились к стволу, где нас ждала клеть. Там, в зоне ожидания, услышала нашу фирменную поговорку: «Всё забыли, ничего не взяли?» Проверила: теодолитная книжка и карандаш в одном кармане, 5-метровая рулетка, мелок, отвес, светляк, 30-метровая рулетка – в других. Теодолит был в руке у шефа, а за молотки, штатив и клинья отвечали рабочие.

Загремела решётка открывающейся клети, и вслед за другими шахтёрами мы зашли в небольшое помещение для спуска на сотни метров в шахту. Гул и рокот напомнили ощущение спуска в студенческие годы. Постаралась представить рок-концерт, чтобы отвлечься. Незнакомый шахтёр протянул конфету. Поблагодарила. Полегчало. Клеть дёрнулась, и я еле удержалась, чтобы не ухватиться за рукав начальника. Стало немного стыдно: вдруг, подумает, что боюсь… Сейчас, конечно, привыкла, бывает и одна в клети поднимаюсь.

До места нашей работы мы ехали на «пассажире» – электровозе с вагончиками для людей, а потом ещё шли пешком около двух километров. Мне показалось – в два раза больше. По дороге поняла, что глаза у шахтёра должны быть как у хамелеона: видеть всё, что впереди, сверху, снизу и по бокам. Каска не зря придумана: проверила в тот день не раз. И очки защитили, когда сильная струя воздуха от вентиляции била в лицо.

С непривычки в первый день идти быстрым шагом под землёй у меня получилось недолго. Приходилось часто отдыхать, и моим коллегам вместе со мной. Задумавшись, отвлеклась, споткнулась и попала ногой в яму, заполненную пульпой – вязкой смесью угольной пыли с водой. Сапог мигом наполнился пульпой. Товарищи помогли вызволить ногу. Начальник, недолго думая, поделился своей портянкой: у него оказалось по две на ногу.

Работу сделали быстро, без приключений. В забое ко мне подошёл один из проходчиков и протянул полиэтиленовый мешочек с конфетами. Подумала: «Второй раз за день. И не узнаю потом, кто». В темноте, в пыли, при тусклом свете шахтёрских светильников проходчики все на одно лицо.

Потом был долгий обратный путь. Из-за моих злоключений опоздали на «пассажир», и шли всю дорогу пешком. Нас обогнала пешая группа шахтёров, один из них браво вышагивал, несмотря на выпирающий живот, так называемую «шахтёрскую мозоль», на ходу рассказывая анекдоты. Я пыталась идти наравне с ним – не удалось. Начальник сказал, что обогнавший нас мужчина не очень давно перенёс операцию на сердце. «Вот это настоящая шахтёрская пехота!» – пронеслось в голове.

Дорога туда и обратно – около десяти километ­ров. Ноги ныли и заплетались. Напоследок умудрилась запнуться о рельс в километре от ствола. Нога в сапоге шагнула, а сапог – не успел. Что поделать, если шахтёры с 35-м размером ноги – исключение, а потому мне выдали 39-й размер сапог, самый маленький?!

Вышла я из шахты в угольной пыли, в чужой портянке, с мокрыми коленками, уставшая до невозможности, зато с лицом настоящего шахтёра и с чувством выполненного долга. В конце рабочего дня главный маркшейдер подытожил, что «боевое крещение» я с честью выдержала.

Почерк родного края
Лирика

Светлана Уланова. «ЛГ»-досье. Светлана Владимировна Уланова родилась на Камчатке 2 января 1967 г. Живёт в г. Полысаево Кемеровской области. Окончила Кузбасский технический и Томский архитектурно-строительный университеты. В настоящее время – горный инженер-маркшейдер на шахте и, по совместительству, одна из организаторов Всероссийского фестиваля поэзии им. А. Бельмасова 2013–2016 гг. Публиковалась в журналах «Огни Кузбасса» (Кемерово), «Начало века» (Томск), «БЕГ» и «Русский писатель» (Санкт-Петербург), «ЛИФФТ», «Московский вестник», «Наше поколение» (Кишинёв, Молдова), в московском еженедельнике «Слово» и др. Автор поэтических книг: «На тонких струнах любви», «Кольчугино колечко», серии книг для детей издательства «Феникс» «Весёлые трафареты» («В лесу», «На ферме», «Транспорт», «Овощи-фрукты»). Член Союза писателей России с 2015 г.

Отец

Давно не слышно канонады…
Но слышен гул – здесь шахта рядом…
Когда детишкам сладко спится –
Идут шахтёры вереницей –
Там мой отец… Он каждый раз
Целует на прощанье нас.


Шахтёрская пехота

Отбой, закончена работа!
И, чёрным обливаясь потом,
По шпалам бодро, как по нотам,
Идёт шахтёрская пехота…

В пластах угля звенят пустоты,
Летят по штреку анекдоты,
А «на-гора», неся заботы,
Идёт шахтёрская пехота…

Идёт шахтёрская пехота.
Дожить до пенсии охота.


Зимой

Солнце глаз чуть-чуть приоткроет –
Утро комкает тишину.
Гул стремится пчелиным роем,
Сна остатки, с дорог смахнув.

Собирая в дорогу мысли,
Сяду в утреннее авто.
Снег ложится накидкой чистой
На асфальтовое пальто.

Подавляю в себе дремоту…
Здесь, в Сибири закон такой:
По темну спешу на работу,
По темну прихожу домой.


Бесконечно дорого

Сменю бесконечную зиму на бесконечность лета,
Где есть бесконечное море и бесконечность света,

Где новых лиц бесконечность, и свежий весенний ветер,
И вместо зимней суровости день золотист и весел.

Смогу я там затеряться в лицах мне не знакомых,
Где даже холодный камень живёт по другим законам…

Смогу ли?… А может, лучше остаться, пока не поздно,
И вспомнить, как в тихой речке ночью купаются звёзды,

Дремать под берёзой летом под шёпот знакомых листьев,
Под шелест листвы осенней забыться в собственных мыслях…

Уйти в знакомые дали, где детство, как быль и небыль,
Где есть бесконечное небо и бесконечность снега…

Где бегали наши дети и воспоминаний ворох,
Где почерк родного края мне так бесконечно дорог.


Бесприютность

Раньше здесь теплом дымились пашни,
Золотое поле колосилось,
Бегали с утра детишки наши
В междугрядьях маленькой России.

Заросли полыни и осоки
Даже на кладбищенской дороге…
Вороньём разносится тревога
И летит от запада к востоку…

В безнадёге деревеньки утлой
Журавли весной заголосили –
Голос веры, что вернётся утро
В бесприютность маленькой России.


* * *
…А ещё говорили: «Вот раньше-то было!
У сибирской зимы свой суровый закон…»
Вновь соврал календарь – к нам зима подкатила,
Навалила сугробов до самых окон.

Брызги рыжей листвы заполняют пробелы,
Не желая оставить ни шанса зиме,
А зима заправляет хозяйкой умело –
Посреди октября дарит свой комплимент.

И с утра раскрасневшийся дворник Егоркин
Вроде рад и не рад неосенним дарам.
В октябре средь двора возвышается горка,
От нежданного счастья визжит детвора.


Сибирской зиме

У нашей зимы очень крепкая жизнь,
Ударит морозом – ты только держись!

Крещенский – он самый из самых повес –
Пытается прямо под шубу залезть.

Добраться он хочет до мозга костей,
Но лишь для нерусских он страшный злодей,

В Сибири сподручней с морозом дружить,
Жар русского духа в нас не затушить.

Крестом осеняясь, в купель захожу –
Любая погода подвластна «моржу».


Всё так банально

Всё так банально и так привычно.
И слава богу, что всё отлично.

Простое утро, совсем не праздник…
Простые чашки, простые фразы.

Полоски солнца на стол упали.
Нам друг без друга прожить… едва ли.

Всё так привычно, всё так нормально.
Любить банально, и жить банально…

Но это утро за занавеской!
И наше Счастье в кроватке детской!


Самое главное

Самое главное счастье на свете,
Это когда появляются дети…

Нежность без меры, когда на подушке
Чувствую запах любимой макушки,

Как я целую твои локоточки,
Пальчики, ямочки и ноготочки…

Пульс не унять мне, когда ты с пелёнки
Мне доверяешь и тянешь ручонки.

Счастьем дышу, не живу, а летаю,
Эти мгновения в сердце вплетаю!


Бабушке

Ночь крадётся чёрной кошкой,
Испугавшейся свечи.
Тянет из сеней морошкой,
Хлебным духом из печи.

Вспомним, милая, о прошлом
Или просто помолчим,
Пусть молчанье о хорошем
Растворяется в ночи.

Посиди со мной немножко,
Слово нужное скажи,
Проведи своей ладошкой
Мне по краешку души.


Ещё не время

Пришла беда, стоит у двери…
Я не могу в неё поверить!
Я не хочу её примерить,
Зачем стоит у нашей двери
Упрямо?

Я по тебе уже тоскую,
С болезнью я борюсь вслепую…
Я от судьбы не жду ответа
Мне нет роднее человека,
Чем мама…

Больница, белая палата –
Ещё не время для заката!
Я поделюсь с тобою кровью,
Здоровьем, жизнью и любовью!
Встань, мама!


На аллее Пушкина

Здесь моё искрилось детство
С первыми веснушками…
Я душой пришла согреться
На аллею Пушкина.

Сказок много есть на свете –
Но его – дороже мне…
Пушкина читаю детям –
Вырастут хорошими!


Света

Я весну искала в межсезонье где-то
И кричала небу: Света, света, света!

Яркий май остался в бликах предрассветных, –
обернувшись ветром, я влетела в лето…

Промелькнуло лето – бабий век не долог,
Я пришла к ответам, но уже за сорок…

За спиною осень пёстрым силуэтом
закричала вслед мне: Света, Света, Света!


У витрины

Богатством сверкают витрины,
Гламуром и лоском маня,
И, глядя на эти картины,
Вздыхает дочурка моя…

Пойдём мы от этого места,
А вечером дома – вдвоём,
Состряпаем счастье из теста,
Любимую песню споём…

Украдкой смахнула слезинку,
Встряхнулась… Чего это я?
И дочке сказала: «Соринка…
Чуть-чуть не попала в меня».


Жилище поэта

Пусть жизнь протекает обычною прозой
В рассказах о прошлом и о настоящем…
Жилище поэта – особенный остров,
Когда вдохновение животворяще.

Зачёркнуты строки безжалостно будут,
И строчка одна, та, которую нужно, –
Нечаянно вспыхнет под стать изумруду,
И рифма окажется очень послушной.

Сидишь за столом, но над миром парящий,
Горишь маяком в полутьме, прямо в космос…
Когда вдохновение животворяще,
Жилище поэта – особенный остров!


* * *
Когда душа нагая,
без сорочки,
И нужная в тебе возникнет
строчка…
Надрывностью,
а может, тихой грустью…
Вдруг, от неё
на сердце что-то хрустнет,
Так зазвучит,
ни от кого не спрячешь,
Когда душа и сердце
просто настежь,
Ты видишь:
ключ
от смысла жизни найден,
И счастлив ты,
пусть не на год,
но на день.

_______

«Энергия будущего» — совместный проект "Литературной газеты" и Сибирской угольной энергетической компании (АО «СУЭК») посвящен культуре и повседневной жизни людей в регионах присутствия СУЭК.

Координатор проекта Мария Ануфриева
Светлана Уланова
«Литературная газета», №50(6580), 21 декабря 2016


promo yarodom september 20, 2012 20:29 4
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…

?

Log in

No account? Create an account