mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Почитать об истории мысли...

Ещё история науки здесь, здесь и здесь

5 книг об интеллектуальной истории
Что читать из трудов по истории идей в их изначальном контексте, советует Иван Болдырев / «5 книг» / Статья 2012 года

Что почитать о когнитивной психологии, теории эволюции или русском языке? В разделе публикуются рекомендации ученых 5 книг по области их исследований с объяснением, почему ту или иную книгу важно и необходимо прочитать. ©

Ещё «5 книг» о...


___

На первый взгляд, интеллектуальная история занимается исследованием развития научных и философских идей так же, как история философии или история науки. Коренное отличие же здесь состоит в принципиальной важности контекста. Очевидно, что мысль не рождается из ниоткуда, хотя именно в этом неявная позиция традиционных исторических подходов. Авторы, чьи имена связаны с интеллектуальной историей, так или иначе старались избежать такого упрощения.
Познакомить нас с ними согласился Иван Болдырев — кандидат философских наук, НИУ ВШЭ, докторант университета им. Гумбольдта, Берлин

1. Рингер Ф. Закат немецких мандаринов (М.: НЛО, 2008)

Это исследование очень известного американского историка идей, посвященное становлению и развитию немецкого академического сообщества, то есть т.н. «мандаринов» – людей, которые, с одной стороны, занимали очень высокое положение в немецкой академической и социальной иерархии (преподаватели университетов, адвокаты, известные журналисты и т.д.), с другой стороны, принимали участие в публичной дискуссии, посвященной судьбе своей страны. Рингер показывает, как было организовано это сообщество, какие интересы преследовали эти люди, какие партии формировались в этой среде и как получилось в Германии то, что получилось и что нам хорошо известно.

Слово «мандарины» он заимствует из китайского, потому что в Китае была в известном смысле меритократия, т.е. чем больше ты образован, тем более высокое место в социальной иерархии ты занимаешь. В предельном случае это Касталия. Может быть, это не очень точный пример, взятый у Германа Гессе, но это тоже клан лучших, которые воспитываются изначально как лучшие, знают себя как лучшие, получают больший доступ к образованию, культуре и считают себя творцами и хранителям этой культуры. Слово «хранители» очень важно для той консервативной тенденции к закреплению, удержанию некоторых ценностей, которым, как считали эти мандарины, угрожает опасность со стороны нового индустриализма, демократизации, доступа плебса и масс к образованию и т.д. Но Рингер одновременно пытается показать, что были более здоровые, разумные силы в этой среде, которые отстаивали совсем другое видение развития своей страны.

Про эту книгу можно долго говорить, но смысл состоит в том, что она на очень большом материале, она очень вдумчиво написана, и она задала некую парадигму исследований академического сообщества, его роли в общественной жизни.

2. Leonard R. Von Neumann, Morgenstern, and the Creation of Game Theory (Cambridge University Press, 2010)

Книга посвящена формированию математической теории игр, которая легла в основу современной экономической теории (большинство экономических моделей сейчас теоретико-игровые и используют этот математический аппарат). Но это не просто история науки, а интеллектуальная история, потому что это история науки в очень широком и разнообразном контексте. Леонард демонстрирует, что теория игр, развитая фон Нейманом и Моргенштерном, изначально была не просто одной из математических теорий, а что сама логика ее развития была укоренена в огромном количестве параллельных и очень интересных форм развития знаний в социологии, в лингвистике, в антропологии (речь идёт о структурализме). Ну, и в общем это было некоторое общефилософское движение, в котором ключевую роль играло понятие структуры. И Леонард показывает некоторые гомогенные формы рассуждения в разных науках, причем иногда между этими формами можно продемонстрировать прямую связь. Он реконструирует, каким образом люди общались, влияя друг на друга, а иногда это был просто цайтгайст – дух эпохи, дух времени.

То, что мы знаем только по учебникам, в таком рафинированном виде, очищенном от всякого рода контекстов, благодаря контекстуализации обогащается. Мы получаем совершенно новую картину, казалось бы, знакомой со студенческой скамьи формы знаний.

3. Фуко М. Слова и вещи (Спб: A-cad, 1994 и др.)

Все знают об этой книге, она была переведена на русский еще в 1977 году, но подлинных последствий в нашей стране до начала 1990-х не имела.

Фуко сам отказался потом от своего проекта «эпистем» как всеобъемлющих познавательных матриц, в которые вписывается любое знание той или иной эпохи. Однако даже без этого проекта (реализуемого, кстати говоря, у того же Леонарда) философские притязания Фуко, филигранный анализ источников, отказ от ценностных иерархий и стереотипов («этот текст сейчас классика, надо анализировать его, а это периферия, ее используем в последнюю очередь») по-прежнему актуальны, как и его неповторимый стиль, вдохновляющий любого историка или философа и придающий копанию в архивах возвышенный смысл.

4. Дмитриев А.Н. Марксизм без пролетариата: Георг Лукач и ранняя Франкфуртская школа. 1920-1930-е гг. (СПб.: Изд. Европейского ун-та в СПб; М.: Летний сад, 2004)

Саша Дмитриев – один из людей, которые продвигают у нас интеллектуальную историю. Его книга, во-первых, о творчестве замечательного философа Георга Лукача и его связях с Франкфуртской школой. Т.е. это история философии – с одной стороны, с другой стороны – это история институционализированных форм знания. Это история политических взаимодействий, потому что Лукач был очень политизированной фигурой, и история его контактов с Франкфуртской школой, и история Франкфуртской школы. Но это еще и результат архивной работы – очень кропотливой работы по исследованию взаимодействий и контекстов. При этом книга имеет явный тезис. В результате контекстуализации мы получаем совершенно определенное суждение о возможности или невозможности левой мысли сегодня, в том числе и в России. Это большой, толстый том, который очень интересно читать.

Все хорошие книги по интеллектуальной истории имеют сверхзадачу. То есть речь идет не просто о том, чтобы рассказать историю, а чтобы, во-первых, рассказать историю (не в смысле "history", а в смысле "story") хорошо, что бы это ни значило. И второе – у интеллектуального историка должна быть некоторая позиция, которая не априорна по отношению к тому материалу, который он изучает, а которая вырабатывается в диалоге с этим материалом и которая предполагает знание не просто внешних обстоятельств и перерывание чужого грязного белья (мол, Ханна Арендт спала с Мартином Хайдеггером, и это повлияло на их философию). Человек, который пишет книгу по интеллектуальной истории, должен быть не только историком, но и должен хорошо понимать тот материал, которым занимается. Научный материал, если речь идет об истории науки, философский материал – если речь идет о теоретических позициях в гуманитарных науках. Если вы пишете историю математики, не зная математики, то вам грош цена как интеллектуальному историку! Вот в этом очень важный момент в истории идей.

5. Koselleck R. Vergangene Zukunft. Zur Semantik geschichtlicher Zeiten (Frankfurt am Main: Suhrkamp 1979)

Книга, ставшая одним из базовых источников немецкой школы «истории понятий» – попытки изучать прошлое сквозь призму семантики. Неслыханная по сложности, в общем бесконечная задача решается Козеллеком и его соратниками изящно и интересно.

История понятий – это история и идей, и слов, и скрытых за ними социальных структур и институтов. В этом переплетении мы можем не только бесконечно обогащать контексты, но и обосновывать наши суждения количественно (через частоту употребления/цитирования, с помощью дискурс-анализа и т.д.). Историческая семантика вполне допускает подобные методы, если они сочетаются с герменевтическим видением и по-немецки дотошным вниманием к исторической ткани.

© «ПостНаука», 5 июня 2012

Tags: великобритания, германия, европа, запад, известные люди, истина, история, книги и библиотеки, культура, литература, математика, мудрость и философия, наука, писатели и поэты, рейтинги, россия, символы, сша, ученые, франция, экономфинбиз, эпохи
Subscribe
promo yarodom september 20, 2012 20:29 8
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments