mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Categories:

Боролся, искал, не сдавал_ся... / Памяти Жореса Алфёрова

Ещё известные учёные здесь, здесь и здесь, в т.ч. ещё с Алфёровым

Ученый и Гражданин
Памяти Жореса Алферова / Созидатели

Он был выдающимся – Человеком, Ученым, Гражданином. Его заслуги невозможно перечислить. Как и звания, титулы, награды. Да и ни к чему, достаточно сказать коротко: он – легенда отечественной науки. Его глубоко уважали и высоко чтили в России и за рубежом. ©

Ещё в «Созидателях» и ещё ушедшие известные здесь, здесь и здесь


Фото: Максим Блохин

Взгляд исподлобья: испытующий, выжидающий. Грустные, как у всякого интеллигента, глаза. И очень усталые. Знает ответы на любой вопрос. Потому что слишком давно живет на земле. Увы, теперь все уже в прошедшем времени: знал, жил.
Его родители были убежденными коммунистами. Он пошел в них. И даже институт окончил, названный именем Ленина: Ленинградский электротехнический. Но на вопрос о партийной принадлежности отвечал: «Моя партия – Академия наук».

У него был брат – Маркс, понятно, в честь кого. Он тоже тяготел к науке. Но погиб на Великой Отечественной. Если бы не это несчастье, возможно, у России было бы два выдающихся Алферова.

Его назвали Жорес – в честь Жана Жореса, французского социалиста, застреленного накануне Первой мировой войны. «В 1983 году в Париже в магазине я покупал электропилу. Надо было написать имя и адрес, куда доставить покупку. «Жорес?!» – изумился продавец. Я продолжал: «Надо доставить на рю Жак Дюкло». Продавец крикнул кому-то: «Эй! Смотрите! Здесь русский, которого зовут Жорес, а живет он на улице Жака Дюкло!» Он был одним из руководителей французской компартии».

К науке его приохотил школьный учитель. Хотя некоторое время он мечтал стать журналистом. А в детстве хотел стать артистом.

Всю жизнь следовал девизу главного героя романа Вениамина Каверина «Два капитана» Сани Григорьева: «Бороться и искать, найти и не сдаваться». Но при этом оговаривался: «Важно понимать, за что ты борешься».

Не каждому дано понять, что Алферов открыл, доказал, изобрел. Но все знают – что-то очень важное, а что-то и поистине гениальное.

Он не просто Нобелевский лауреат, а еще и единственный на планете Нобелевский лауреат – депутат парламента. Честен, открыт, радетель Отечества. Недаром был полным кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством». Многое отвергал, хотел сделать иначе – и в жизни, и в науке. Не мог и не хотел принимать это бездушное и меркантильное время. Как-то сказал, что утром напевает: «Вихри враждебные веют над нами, темные силы нас злобно гнетут». Через несколько лет его спросили, не изменился ли «репертуар». Он ответил, что верит в положительные изменения, но они идут так медленно, что он по-прежнему встает с этой песней.

Он много лет был депутатом Государственной думы.

«Парламент не должен превращаться в организацию, которая штампует любые предложения правительства и администрации президента. А он у нас стал таким. Смешно слышать, когда было сказано, что парламент – не место для дискуссий. Парламент – место именно для дискуссий.

Законы нужно создавать и думать о них, не считая, что кругом – жулики и воры. А исходя из принципа, что основное население страны – порядочные, честные люди»…

Говорил – депутаты могут быть независимы от партийной принадлежности и все решения должны принимать сами. Ничего не случится, если они проголосуют вопреки генеральной линии своей общественной или политической организации. Главное, чтобы это было на пользу делу.

В далекие времена, которые он помнил, все дороги были открыты для молодежи. Поэтому было много желающих учиться, созидать. Из этих людей, жаждущих знаний, произрастали таланты, которые становились опорой и надеждой страны, ее мозгом. Он не мог понять, почему сейчас за учебу надо платить деньги. Получается, бедный талант хуже богатой бездарности? Плати – получишь диплом! Нет денег – свой талант можешь зарыть! Грустно вопрошал: «Откуда же взяться новым Ломоносовым, Менделеевым, Поповым, Курчатовым?»

Не могут расти таланты и при существующей системе обучения в школе, считал он. К примеру, ЕГЭ категорически отвергал: «По тому принципу, по которому существует единый государственный экзамен, можно сдавать экзамен по правилам уличного движения».

Его любимая шутка: «Мы – страна оптимистов. Все пессимисты уже уехали». Его тоже звали за границу: «Первое приглашение от американцев я получил в 1971 году. Через несколько лет после этого разговора я встретил ученого, которому сам же помог уехать. Он сказал: "За два года в США я заработал денег больше, чем за всю предыдущую жизнь. Но сделал гораздо меньше, чем за это же время у себя дома. Такой замечательной творческой атмосферы, стимулирующей к работе, какая была у нас в родном физтехе, в американских университетах нет".

Если бы мы сохранили Советский Союз с его основными принципами, то очень может быть, что этот ученый вернулся бы. Но наука у нас не могла развиваться, поскольку так называемые реформы проводились теми, кто ничего не понимал в науке и считал, что в НИИ – сплошь бездельники, целыми днями пьющие чай и кофе».

Развал СССР был его болью. Он приводил красноречивые трагические цифры: ВВП России упал на 31 процент, Украины на 69, Белоруссии на 96 – эта республика была сборочным цехом Советского Союза.

Представьте, что будет, если США распадутся на 15 независимых и не очень дружелюбных государств! Впрочем, и фантазировать не надо - первая в мире экономика просто развалится.

«Американцы радовались развалу СССР, поскольку избавлялись от очень сильного соперника. Но пройдут годы, и политическое руководство США тоже поймет, что для Америки и для планеты в целом разрушение Советского Союза было весьма нежелательным. Сохранить единый Советский Союз как державу с крепнущей демократией и развивающейся экономикой было в интересах не только нашего населения, но и народов всего мира».

Когда он получал Нобелевскую премию, Би-Би-Си проводила круглый стол с новыми лауреатами. Рядом с ним сидел профессор Чикагского университета Джеймс Хекман, получивший награду по экономике. Он сказал, что во второй половине ХХ века весь мировой научно-технический прогресс двигался благодаря научному и экономическому соревнованию СССР и США. И добавил: «Очень жаль, что это соревнование закончилось».

Считал – Гайдар, Чубайс и иже с ними развалили экономику, а заодно и Советский Союз, не потому, что были «агентами империализма» и получали инструкции в ЦРУ. Просто они были идеалистами – без знаний, опыта. Уже потом у них появился корыстный интерес. Объяснял: «Вообще говоря, корысть присуща людям биологически. И на этом в значительной мере строилась идеология реформ: мол, у каждого появится стимул. Но вот условия для обогащения были предоставлены только избранным!»


___

Он возмущался: «Променять несовершенный, бюрократический, но социалистический строй, в котором пусть с дефектами, но все же реализовывались гуманистические принципы, на сомнительную свободу жить в условиях дикого капитализма, олигархии, ограбившей миллионы людей, – значит согласиться на несоразмерную, катастрофическую цену. Заплатив ее, Россия территориально отброшена к допетровским временам, экономически – в разряд слаборазвитых стран. И это плата за то, что, постояв в очереди, ты можешь получить иностранную визу?»

Он был уверен, что средний класс – миллионы инженеров, научных сотрудников, заводских специалистов – провалились в «черную дыру», лишились опоры, превратился в «челноков», торговцев и спекулянтов – иначе они не смогли бы свести концы с концами. Масса людей оказалась обманута и сегодня влачит жалкое существование. Главной в России стала проблема выживания. Но далеко не все выжили…

«Сегодня мы отстаем от передовых стран в пять-семь раз. Увеличивая производство сырьевых ресурсов, увеличивая глубокую переработку, совершенно очевидно, что абсолютно нереально догнать передовые страны. Единственная дорога для решения основной экономической проблемы нашей страны – создание и развитие экономики знаний, развитие экономики, основанной на достижениях науки и наукоемких технологий».

Он делал для науки все, что мог. Учредил Фонд поддержки образования и науки, который по праву называют фондом Алферова. И передал туда часть денег из Нобелевской премии.

Несмотря ни на что был уверен, что все изменится к лучшему, и ученые из России еще удивят мир и обязательно будут получать Нобелевские премии.

Его согревала надежда: «Будущее России – наука и технологии, а не распродажа сырья». Дай-то Бог, Жорес Иванович.

Вечная Вам память.
Валерий Бурт
специально для «Столетия», 4 марта 2019

Tags: 20-й век, биографии и личности, гении, даты и праздники, деградация, диссида и оппозиция, идеология и власть, известные люди, кризис, критика, народ и элиты, наследие, наука, нобелевская премия, ностальгия, общество и население, память, партии и депутаты, политика и политики, предательство, противостояние, развал страны, родина и патриотизм, россия, смерти и жертвы, советский человек, современность, социализм и коммунизм, справедливость, ссср, трагедии, траур, ученые
Subscribe
promo yarodom september 20, 2012 20:29 5
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments