mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Categories:

Что такое эскапизм?

Людмила Ливина, Ежедневный познавательный журнал «ШколаЖизни.ру»

Из размышлений деда Егора

– Хеллоу, дедуля! – Здравствуй, пигалица! Выбралась, наконец, уважила старика.
– Дед, какая я тебе пигалица? Мне уж сорок скоро, Петьке – тринадцать, а ты все – пигалица, свиристелка!
– Свиристелка и есть: прыгаешь, суетишься – ничего в этой жизни не понимаешь!
– Ага, ты много понимаешь в жизни, эскапист несчастный!
– Эс…, эк… кто? Опять иностранными словами обзываешься, ты по-русски скажи.
– А по-русски не скажешь. Нет такого понятия в русском. Эскапизм – бегство от реальности. Ты от нормальной жизни к черту на кулички сбежал, сидишь тут один, без телевизора, даже без света. Значит ты – эскапист. И учить меня жизни не имеешь морального права!


Такой вот разговор состоялся у меня с внучкой. Задел он меня.

Это правда, что живу я у черта на куличках – до города больше 100 километров, на моем участке дачи, в основном заброшенные, кончаются, дальше только лес. Это правда, света здесь нет. Лет двадцать назад хотели было линию тянуть, посуетились-посуетились, да и отступили: не для кого стало.

Вода у меня из колодца, хорошая вода, вкусная. Дом крепкий, из бревен (сам сруб перевез из брошенной деревни), и печку сам сложил, русскую, настоящую, с полатями и лежанкой. (Когда чертежи искал, всю библиотеки перелопатил. Тогда еще были такие, научно-технические.)

Опять же огород, сад, пчелы – три улья, курей пяток да петух горластый вместо будильника. Летом – грибы, рыбалка: километрах в пяти озерцо есть, там караси – в локоть. А уж зори здесь такие, что сердце занимается, глядишь – не наглядишься. Это ль не жизнь? Чего от нее бежать?

Но задело. Решил я в энциклопедии порыться. За последние три года мне внуки всю старую мебель и все книги, что мы годами собирали, перевезли – топи, говорят, ими печку: не нужны больше. В компьютере все есть. Я сначала ахнул: как это, книги жечь! А потом поразмыслил: книги разные есть, каким-то только в печке и место. А другим, нужным, почет и уважение – полки сделал из старых шкафов: журналы технические отдельно, собрания сочинений отдельно – может, еще перечитаю. Ну, а уж для энциклопедии, большой советской, пришлось отдельные полки в прихожей делать – никуда эти 50 томов не влезали. То есть, не пятьдесят, а сорок девять. Второй том, на букву «Б», давно потерялся.

 В энциклопедии «эскапизма» не было: я уж и на «эск» и на «экск» смотрел – видимо, не было этой ерунды в советское время. А нынче есть. Жизнь, стало быть, такая пошла, что от нее бежать надо.

 Вот в старое время люди, случалось, от жизни уходили – в монастырь затворялись. Тогда это называлось – «спасались». Это как? Эскапизм или нет?

 Но ведь мало кто на такое решался. А нынче от жизни заполошной, суетной – ни дать ни взять бега крысиные – каждый второй «спасается». По-своему. Кто уж совсем пропащий, тот – в водку. В городском-то доме, где квартиру я внучке оставил, у нас что-то вроде клуба алкашей образовалось. К восьми уж к магазину мужиков 15 подтягиваются, ждут, когда откроют, – глотку залить. Моего возраста уж почти и нет, молодые больше. И весь день вот так кучкуются: то одного, то другого за водкой снаряжают. Работы, говорят, нет. А зальют за пазуху и счастливы. Это вот – эскапизм.

 Или правнучек у меня иной раз летом приезжает, Петька, – весь день сидит кнопки нажимает за своим «небуком». Ни в лес, ни на речку его не выпроводишь, пока заряд не кончится. Все в свои игры играет. Мне показывал. Это, говорит, я. Рыцарь в белом. Прыгает, как блоха, бегает – мускулы играют. Всех монстров пострелял, на другой уровень вышел, опять бегает. А сам-то внучек жирком заплыл. Как-то на озеро его взял – он и километра не прошел – спекся. «Не могу», – говорит и дышит, как лошадь загнанная. Тьфу! Разве из него мужик вырастет? Вот это самый эскапизм и есть. Бегство от реальности.

 А мать его, пигалица, та, что меня эскапистом обозвала, как пойдет стонать: и работа-то у нее отвратная, и бабы, с которыми работает, – сволочи, и мужик у нее безрукий да безденежный. В общем, нет жизни! Одна радость – в книжку уткнуться.

Как-то раз забыла такую у меня, я поглядел. Барышня раскормленная в летаргию впала, а через год очнулась – тонкая да прекрасная. Кавалеры зараз в нее повлюблялись, вот и мучится – кого выбрать. Там еще она которого-то спасла, а он ее мужем оказался. Ох и муть! А пигалица эту книжку из рук не выпускала, с дороги за ней вернулась. «Мне, – говорит, – без такой книжки нельзя. Я когда читаю, и все неприятности свои забываю».

 А еще меня эскапистом называет.

 Нет, милые. Это вы от реальности, которую сами себе создали, убежать стараетесь. А у меня здесь – жизнь!

Tags: города и сёла, жизнь и люди, идеология и власть, менталитет, нравы и мораль, современность, цивилизации
Subscribe
promo yarodom сентябрь 20, 2012 20:29 8
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments