mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Кому он нужен, этот русский письменный?

О пользе графомании


Это мне так кажется, или очень безграмотен стал народ? Ни чины, ни звания, ни возраст, ни пол – ничто не устанавливает границы этой безграмотности. Впрочем, чему удивляться, все объяснимо.


В старину люди довольно рано переставали писать. В школе надо было быть грамотным – за соблюдение правил пятерки ставили. Получишь диплом о высшем образовании – и прощай, оружие!

За стенами вуза ни книги особо не были нужны (разве только развлечься очередным «Вечным зовом» в толстом журнале?), ни тем более умение писать. В иной избе, если деток школьного возраста не водится, – уж и тетрадного листа не найдешь, чтоб записку нацарапать, типа: «Я на усадьбе, картошку тяпаю». Да и удобнее ж просто гаркнуть, чтоб информация неслась с посада красного на посад глухой.

Письменным классом были, естественно, писатели, журналисты, подвид – рабселькоры, ученые в замках воздушных. О, сочинители протоколов – милиционеры в кителях серых (параллельно – писатели в белых халатах, авторы историй болезней). Вольнолюбцы-нарушители дисциплины, создатели романтических объяснительных. Мелочь всякая – производители документации по всяким собраниям и совещаниям: комсорги-парторги, выборные и нанятые секретарши...

Основной вид сочинительства для масс был – переписка с родными. Мобильник сейчас эту нишу занял и рингтонит оттуда. О том, что дочь брата выходит замуж, мы узнаем не из лично доставленного приглашения, а из профиля племяшки ВКонтакте. Там же и фотки будущего родственника посмотрим. Пробежимся по стене – погрустим от детского умения материться без повода...

Да, так о писательстве и грамотности. Вернее, о сочинительстве в широком смысле, о готовности мысли свои на публику вылить в виде более или менее связного текста. Сейчас такого сочиняющего народа – тьмы, тьмы и тьмы. Самородки попадаются – читать бы да перечитывать.

По сию пору страдаю об одной блогерше, в некий момент случайно залетевшей в ШЖ. Кажется, та феечка звалась Лидочкой? Как писала! Как пришло в голову – так и вылилось, выпелось, спонтанная речь, что называется. Брильянт чистейшей воды, после встречи с ней в джойсове «Улиссе» не метод видишь, а зеркало.

А то еще случилась поэтесса из Одессы – при желто-зелененькой аватарке. Наши-то, местные-то (снобы!) чаянно или нечаянно обидели ее – и она аннигилировалась, так жаль. Успела ли я копирнуть ее стих о пушкинской Натали?..

Но это лирическое отступление, занесло.

Итак, в СССР писателей имелось много, но меньше, чем сейчас, – трудоемким, не в пример нынешнему, был процесс писания, не говоря об издании. И значит, все те безграмотные и малограмотные, что о языковых нормах и правилах, стилях и методах спокойно забывали за порогом школы или вуза, – без писательства спокойно жили. Они были читателями.

Грань меж писательством и читательством была четкой, как Берлинская стена.

Сейчас читатели – еще и писатели. Сидят в Сети и пишут. Вот туточки, в ШЖ, сидят и пишут: на граммы той руды, что попадает в выпуски интернет-журнала, приходятся архивные залежи из тонн пустой породы.

Так что причина описанного в начальном абзаце роста безграмотности – и соответствующих страданий граммар-пуритан о порче языка – просто-напросто в росте востребованности русского письменного. Эти изменения обусловлены практикой. Если 80 процентов русскоязычных предпочитают кофе числить в среднем роде – так оно и будет, и пусть остальные проценты заткнутся. И мягкий знак в «заткнутся» независимо от контекста поставить придется, если этого захочут (так!) 80 процентов.

Но мы, составляющие эти самые ничтожные 20 процентов, придем почитать тексты легиона новопрославленных писателей. И прочтем, и скажем им: «Кофе – мужского рода! А «захочут» – это не стиль автора, а его безграмотность». И отмывайтесь-оправдывайтесь, большевики!

Мне нравятся эти процессы. Нет, не кофе в среднем роде нравится, а сам процесс вовлеченности масс в создание текстов. Людям нравится писать – вот что замечательно.

Снижение среднестатистической грамотности идет за счет роста востребованности русского письменного. Язык письменный – все ж новая ступень по сравнению с языком устным. Чтоб что-то сказать – даже думать не надо. Чтоб написать – подумать приходится.

То, что описал Пушкин, способен почувствовать простой смертный:

...И мысли в голове волнуются в отваге,
И рифмы лёгкие навстречу им бегут,
И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,
Минута – и стихи свободно потекут...

И пусть чувствуют, и пусть осознают свои порывы и ощущения, пусть пишут – они делают то, что им нравится, и что не запрещено законом.

У меня был к этому тексту хороший эпиграф. Призыв другого нашего классика, Сергея В. Воробьева: «Пешите лучше!». Спустя минуты размышлений одумалась: сути текста больше соответствует краткое и побудительное: «Пешите!»

Пишите-пишите, друзья! Ошибетесь с запятыми или с какими жы-шы – добрые люди помогут, навтыкают так, что по-олбански гутарить разучитесь.

Люба Мельник
Ежедневный познавательный журнал «ШколаЖизни.ру»


Tags: грамотность, культура, мнения и аналитика, русский язык, современность, юмор и сатира
Subscribe
promo yarodom сентябрь 20, 2012 20:29 8
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments