mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Вести из цветника: «Спасём детей – спасёмся сами!»


«ХОРОШО, ЧТО У НАС НЕ БУДЕТ ВОЙНЫ»

Внучка Маша, которой на днях исполнится семь лет, рассказывает про свой сон:

«Будто бы война. Я ела чёрные квадратики хлеба. Смотрела в окно. А там – рушились дома». Сказав это, она немного подумала и закончила свой рассказ словами: «Хорошо, что у нас не будет войны!».

Мои слова: «интересный сон» были отвергнуты: «Дед, разве сон этот интересный? Он – страшный!».

Я согласился с нею.

«МНЕ НИКТО НИКОГДА НЕ РАССКАЗЫВАЛ ПРО ВОЙНУ»

Это я услышал вчера от Даши.


Даше восемь лет. Учится во втором классе нашего лицея. По её словам, получает хорошие оценки. Наверное, так оно и есть, она развитая, сообразительная.

Почти всё свободное время Даша гуляет в моём цветнике. Когда появляется там, то высматривает меня в зарослях цветов и мчится ко мне по тропам, кои я называю экологическими, на своём самокате, сопровождаемая Бимкой - верным пёсиком. Что-то тянет её ко мне. Может, мои беседы с нею? Не знаю. Но на днях она сказала: «Вы – мой единственный друг!». Не скрою, мне приятно было слышать это.

Вчера, как и в прошлые дни, мы опять долго беседовали. Говорили о разном. Но больше – о войне. О той, Великой Отечественной. Даша похвасталась: «Сегодня в лицее я пела песню о войне. Меня похвалили». Я сказал: «Какую же песню пела? Ты можешь спеть её мне?». «Могу» .- ответила Даша. И стала петь: «Бьётся в тесной печурке огонь. На поленьях смола, как слеза…». Я тоже похвалил её. А потом спросил: «Даша, в этой песне есть слова, которые сейчас редко употребляют. Вот они: –землянка, печурка, поленья… А ты знаешь, что они означают?». «Нет. - сказала Даша.- Ни одного такого слова не знаю. Не знаю, что такое землянка. Не слышала о поленьях. Да и про смолу тоже ничего не знаю». Рассказал ей обо всём во всех подробностях. Девочка слушала с интересом.

«А что ты знаешь о Великой Отечественной войне, о нашей, русских, победе в той войне?- задаю Даше новый вопрос. «О войне? О войне тоже ничего не знаю. Мне никто никогда не рассказывал про войну». - услышал её ответ.

Никто никогда не рассказывал… А ведь в том же лицее был повод рассказать про Великую Отечественную войну. Когда Даша спела свою песню, её учительница могла бы завести интересный разговор. О той же землянке, в которой спасались от холодных осенних ветров и дождей, зимних морозов наши солдаты; которая была такой же защитой для мирных жителей, чьи дома сожгли немецко-фашистские захватчики…

Я не виню ту учительницу. Вообще школьных учителей не виню, которые ныне, по сути, перестали заниматься с обязательным в советское время нравственным воспитанием своих учеников. И суть не в том. что учителя сейчас другие. Нет, многие из них по-прежнему добросовестные. Всё дело в том, что школьным преподавателям заниматься нравственным воспитанием детей… некогда. Они тонут в посылаемых руководящими центрами бумагах, с сотнями вопросов, на которые учителям надо ответить тоже письменно. Это ведь и в детских садах так же. Летом прошлого года руководители садиков ежедневно строчили ответы, в частности, на такой интересный вопрос: «Какой процент покоса травы?». Это «вышестоящие» следили за тем, как быстро скашивается бурьян на территории детских садов.

Нет времени позаботиться о нравственном воспитании детей и у многих родителей. Работой заняты. А выдастся свободный день – выходной или праздничный – едут на «природу» - жарить шашлыки; или же «отдыхают» у телевизора. А ребёнка – на улицу: «Иди, погуляй. Ты уже большой (большая). Найди себе занятие»…

А детям необходимы постоянные беседы со взрослыми. И если нет таких душевных разговоров на все интересующие ребёнка темы, то мальчишка или девчонка постепенно «уходит» от родителей. Такие дети начинают искать собеседников на стороне.

У Даши таким собеседником оказался я.

Балуют меня своим вниманием и многие другие девчонки и мальчишки. После уроков забегают «на огонёк», рассказывают о своих достижениях, или же – об огорчениях, которые у них, как и у взрослых, тоже бывают.

И вот – давняя моя мечта: создать в городе институт внешкольных детских воспитателей; чтобы было таких воспитателей хотя бы по два-три на каждый микрорайон; чтобы они вели с детьми беседы на разные темы, вовлекали мальчишек и девчонок в разные подвижные игры, сажали вместе с детьми цветы, деревья и кустарники. Это бы в значительной степени уменьшило нынешнюю тяжесть беспризорности многих детей при их живых родителях. Где взять воспитателей? Это не проблема. В городе ещё достаточно полных сил пенсионеров с педагогическим образованием. Как-то заинтересовать их, и они откликнутся на призыв: «Спасём детей – спасёмся сами!».



Хотелось бы согласиться и с её словами: «Хорошо, что у нас не будет войны». Но я не уверен в том, что войны у нас не будет. Маше об этом, естественно, не сказал. Пожелал ей, чтобы впредь никогда не снились страшные сны о войне, и чтобы, действительно, не было этого всенародного горя – войны.


«В НАШЕМ КЛАССЕ ДОБРОТУ НЕ ЛЮБЯТ»

- Кристина, ты вот, на мой взгляд, добрая девочка, заботишься о других людях. Наверное, тебя одноклассники любят?


Это я говорю ещё одной моей маленькой собеседнице, которая тоже «прикипела» к нашему школьному цветнику. Кристине десять лет. Она учится в третьем классе лицея.

Ответ Кристины был для меня неожиданным.

- В НАШЕМ КЛАССЕ ДОБРОТУ НЕ ЛЮБЯТ.

- А что же у вас любят? – задал ей новый вопрос.
- Грубость.- ответила девочка. – У нас все – грубияны. Только одна девочка, Алеся, нормальная.

Кристина родилась в Будапеште – столице Венгрии. Её отец был там в длительной командировке, и потому в Будапеште жил с семьёй.

- Где лучше жить – в Будапеште или в Ульяновске? – продолжил я свой расспрос.

- Конечно, в Будапеште.- не задумываясь ответила Кристина. – Там люди культурные. А ещё – там цветы, много цветов. В Ульяновск е цветов мало…

Вот так. А между тем, ульяновские власти давно уже объявили нам, жителям города, что готовятся к тому, чтобы сделать Ульяновск культурной столицей Европы. Может, прежде чем делать такое громкое заявление, им бы следовало побывать в Будапеште, а потом сравнить, как обстоит дело с культурой там, и у нас, в Ульяновске?

Я сказал Кристине, что во время Великой Отечественной войны мой отец получил медаль «За взятие Будапешта» и я её храню так же, как и другую его медаль – «За отвагу».

- Здорово! – сказала она на это. – Ваш отец герой.

А потом спросила:

- Вы тоже воевали в ту войну?

- Нет,- сказал я. – К сожалению, не воевал. Когда война началась, мне было три года.

- Война – это страшно.

Сказав это, Кристина помолчала, а потом добавила:

- И чего это люди воюют друг с другом. Вот и мальчишки наши… Всё время дерутся, жвачку, чипсы друг от друга отнимают. Разве так трудно им быть добрыми?

Долго обдумывал эти её слова:»Разве так трудно им быть добрыми?».

У меня появилась симпатия. Нет, не к Кристине – девочка уже давно мне симпатична. Симпатия – к её родителям, которые сумели дать своей дочери такие прочные нравственные основы. Да и во всём остальном девочка развитая. Кстати, Кристина пишет стихи…

Tags: вов и вмв, детство, добро, жизнь и люди, нравы и мораль, общество и население, память, поколения, регионы, современность, традиции, ульяновск
Subscribe
promo yarodom september 20, 2012 20:29 8
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment