mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Category:

Последние дни Романовых в Крыму

Левые революционеры убили 19 Романовых из 60-ти человек, официально принадлежавших к этой фамилии. Множество вчерашних великих князей досидело в Крыму до 1919 года. У Романовых был шанс и спасти Россию – немцы в обмен на признание Брест-Литовского мира предлагали им корону.


Бегство Романовых из Крыма на английском корабле «Мальборо», апрель 1919 г., на переднем плане – вдовствующая императрица Мария Фёдоровна

К началу гражданской войны 1918-1920 гг. число членов императорской фамилии превышало 60 человек, включая герцогов Лейхтенбергских. В итоге из это числа погибли 19 Романовых (к примеру, семья Николая II, 7 великих князей из 15, и т.д.). А что же стало с другими Романовыми? Все они отправились в эмиграцию. Но не сразу после свершения революции, а спустя год или даже два-три. Наиболее массовой была группа Романовых в Крыму, и мы посмотрим именно на неё.
Но для начала напомним, как происходило отречение Николая II. Утром 2 марта 1917 года находясь в Пскове, в ставке ген. Н.В.Рузского, он получает 7 телеграмм: от великого князя (далее в.кн.) Николая Николаевича, генерала М.В.Алексеева и командующих фронтами. Все они настаивали на отречении царя от престола в пользу сына, цесаревича Алексея с регентством в.кн. Михаила Александровича. Николай сначала соглашается, но затем меняет решение и подписывает Манифест о передаче престола брату.

Согласно действовавшему в России ещё со времён императора Павла I закону о престолонаследии, этот акт царя был изначально незаконен: он мог отречься за себя, но не имел права отрекаться за сына. Вот что писал по этому поводу лидер кадетов П.Н.Милюков: «Замена сына братом была, несомненно, тяжёлым ударом, нанесённым самим царём судьбе династии. К идее о наследовании малолетнего Алексея публика более или менее привыкла: эту идею связывали с возможностью эволюции парламентаризма при слабом Михаиле».

В оправдание действий Николая II ряд великих князей высказывали версию о сумасшествии царя. Вот что писал адмирал в.кн. Александр Михайлович: «В морском уставе, который весьма строгий и командиру дана власть самодержца, есть статья, что если командир сойдёт с ума, то офицеры могут его арестовать. Вот Россия находится сегодня в состоянии корабля, которым командует сумасшедший». А князь Ф.Юсупов, муж племянницы бывшего императора Ирины Александровны, в письме в.кн. от 14 февраля 1917 года (т.е. ещё до февральской революции) писал: «Я уверен, что пассивное отношение Государя ко всему, что происходит, является результатом его лечения Бадмаевым. Есть такие травы, которые действуют постепенно и доводят человека до полного кретинизма».

Совершенно необъяснимым образом повёл себя и в.кн. Михаил. Его манифест об отречении поражает своей непродуманностью, расплывчатостью и полным отсутствием каких-либо правовых основ, определявших положение Романовых при новой власти.

Большинство Романовых с радостью приняли Временное правительство. Хорошо известно одно упоминание французского посла М.Палеолога, но мы ещё раз приведём его: «Проезжая по Миллионной, я замечаю великого князя Николая Михайловича. Он открыто перешёл на сторону революции и сыплет оптимистическими заявлениями. Я его достаточно знаю, чтобы не сомневаться в его искренности, когда он утверждает, что отныне падение самодержавия обеспечит величие и спасение России».

В первые дни после Февральской революции судьба и самой императорской семьи выглядела оптимистично. Керенский 7 марта заявлял: «В самом непродолжительном времени Николай II под моим личным наблюдением будет отвезён в гавань и оттуда на пароходе отправится в Англию». 10 марта это подтвердил и посол Англии Бьюкенен, что царю и его семье будет оказано гостеприимство на английской земле.

Но через несколько дней что-то произошло не только внутри Временного правительства, но и правителей стран Антанты. Императорскую семью берут под стражу в Царском селе. Об истинных причинах такой перемены мы, вероятно, никогда не узнаем.

Но факт остаётся фактом – от семьи Николая II отворачиваются не только родственные монархии, но и даже совсем близкие люди из семьи Романовых.

Одним из первых актов Временного правительства было лишение членов семьи Романовых содержания из казны. Потому многие из них постепенно перебираются в свои имения на южном берегу Крыма, где они рассчитывали более-менее сносно жить. Одним из первых – 13 марта 1917 года – туда прибывает в.кн. Николай Николаевич. Он сначала останавливается в царском имении «Ливадия», а затем перебирается в имение своей супруги в.кн. Анастасии Николаевны – в «Чаир».


Силы Временного правительства в Крыму

В.кн. Пётр Николаевич (в марте 1917-го он находился в Киеве) с семьёй поселяется в своём дворце «Дюльбер». В Киеве же тогда жили мать Николая II, императрица Мария Фёдоровна, с в.кн. Александром Михайловичем. Временное правительство предоставило им Киевский дворец, телефон и телеграф. Однако вскоре перед страхом расправы украинских националистов они оба тоже перебираются в Крым. К ним присоединяется младшая дочь Марии Фёдоровны, в.кн. Ольга Александровна и др. Всё это семейство основывается в своём крымском имении «Ай-Тодор». Местный комиссар В.Жоржолиани вручил Романовым длинный список того, что они не должны делать. Отныне они фактически состояли под домашним арестом и могли свободно перемещаться лишь в пределах имения.

Немного позднее в свои крымские имения «Кореиз» и «Сосновая роща» прибыли Юсуповы – князь Феликс Феликсович-мл. с женой Ириной Александровной, их маленькой дочерью и родителями – Феликсом Феликсовичем-ст. и княгиней Зинаидой Николаевной.

В общем, на южном берегу Крыма к апрелю 1917 г. оказалась большая группа Романовых. В конце апреля на ялтинский рейд прибыли два военных корабля с 500 матросами, которые доставили Романовым немало хлопот. Так, Ф.Юсупов вспоминает: «27 апреля тесть, проснувшись, увидел у своего лба револьвер. Банда матросов, присланная Севастопольским советом, ворвалась в дом. В итоге главарь банды унёс у императрицы Марии Фёдоровны старую Библию, заявив «Это контрреволюционная книга, и такая почтенная женщина, как вы, не должны отравлять себя подобной чепухой». Интересно также то, что в это время Черноморским флотом продолжал командовать адмирал Колчак.

Однако приказ матросам лично Керенского и кн. Львова, не трогать больше Романовых, возымел своё действие – до ноября 1917 г. всё это семейство было оставлено в покое, и изнывало от скуки. Князь Г.Шервашидзе, бывший губернатор Тифлисской губернии, обер-гофмейстер, камергер императрицы Марии Фёдоровны пишет в сентябре 1917 г.: «Хозяйством в Ай-Тодор заведует Н.Фогель… Здоровье её Вел. за последнее время совершенно поправилось. Она начала свои прогулки и ходит так быстро по пересечённой местности, что я не могу за ней следовать. Её Вел. получает письма из Тобольска, от сына и внучек. Они пишут, что, наконец, устроились довольно уютно, и что относительно даже лучше, чем это было в Царском Селе».


Революционные матросы, явившиеся для обыска по распоряжению Севастопольского Совета на виллу Дюльбер.
Фото кн. Романа Романова. 1917 г.

Единственной проблемой для Романовых в этот период стало движение крымско-татарских националистов. Автохтоны Крыма заявляли, что Романовых надо выдворить с полуострова, и если это не сделает Временное правительство, осуществят они. (Забегая вперёд скажем, что в декабре 1917 года было создано «Крымско-татарское национальное правительство». Позднее, в июне 1918 г., с приходом немецких войск, татарские националисты обратились к Вильгельму II с предложением восстановить на полуострове ханство под протекторатом Германии. Однако бывший царский генерал М.Сулькевич, по происхождению литовский татарин, при немцах вынужден был удовлетвориться вместо ханского титула постом премьера Краевого правительства.)

С ноября 1917 г. обстановка в Крыму резко ухудшилась. Матросы Черноморского флота свергли умеренный Совдеп. В декабре под контроль матросов был взят Севастополь, в январе под их контроль стал переходить южный берег Крыма. Падение городов происходило очень просто. К городу подходили военные суда, пушки наводились на его центральную часть. Матросы сходили на берег. Так пали Евпатория, Ялта, Керчь, Феодосия и пр. 13 января 1918 г. пала и резиденция краевого правительства Симферополь. Ф.Ф.Юсупов-мл. так описывал революционных матросов: «Руки их были покрыты кольцами и браслетами, на груди висели колье из жемчуга. Среди них были и мальчишки лет 15-ти – многие были напудрены и накрашены. Казалось, видишь адский маскарад».

Новая власть предстала перед Романовыми в лице комиссара Севастопольского Совета Задорожного. Он объявил, что все Романовы должны переехать в имение в.кн. Петра Николаевича – в «Дюльбер». Исключение было сделано для Романовых, вступивших в морганатические браки и потерявшие право на престолонаследие. В своих имениях остались сестра Николая II в. кн. Ольга Александровна, его племянница, княгиня И.Юсупова и члены их семей, а также младшая дочь в.кн. Петра Николаевича, Надежда, которая во время пребывания в Крыму вышла замуж за князя Николая Орлова.

Задорожный объяснял перемещение Романовых в «Дюльбер» тем, что имение легче охранять от «несознательной части матросов».

В течение 5 месяцев Севастопольский Совет охранял Романовых от поползновений других Советов, особенно Ялтинского, порывавшегося несколько раз арестовать сидельцев. Позднее Ф.Ф.Юсупов, в.кн. Ольга Александровна и в.кн.Гавриил Константинович говорили, что «севастопольский комиссар Задорожный был своим человеком, только прикидывающимся большевиком».

А в.кн. Николай Николаевич утверждал, что всё это время шла «большая игра вокруг нас». «Из Смольного передали, что Совет народных комиссаров составляет «Декрет о царской фамилии». В нём говорится, что всем членам царской фамилии, в т.ч. Николаю II разрешается выехать за границу», – вспоминал он.


Комиссар Задорожный

По всей видимости, Романовых хотели разыграть в игре с Германией, с которой в это время шли переговоры о мире. Кайзер Вильгельм II приходился дядей свергнутому русскому царю, и было неясно, какую позицию он займёт в вопросе спасения царской семьи. Но уже позже выяснилось, что из всех стран Европы только дипломатические службы Испании и Дании пытались вызволить из революционной России царскую семью и их родственников. Свидетельства же немецких дипломатов, показывают: «Если бы мы настояли на выдаче императора, Россия бы приняла это условие, как и остальные условия Брест-Литовского мира, безоговорочно».

Уже 1 мая 1918 г. немцы занимают Севастополь. Однажды ранним утром в.кн. Александр Михайлович, как он вспоминал, увидел растерянного и испуганного комиссара Задорожного. Он уже именовал в.кн. полным титулом, а не «гражданином», как ранее. Задорожный сообщил, что через час к нему прибудет немецкий генерал, что Ялта занята немцами, представитель которых звонил в «Дюльбер» и грозил повесить Задорожного и большевиков, если что-нибудь случится с их пленниками.


Романовы на палубе корабля «Лорд Нельсон», куда они пересели с «Мальборо», апрель 1919 г.

Появление немцев оказало магическое действие на большевиков. Княгиня Л.Васильчикова вспоминала: «Большевистский дух немедленно выветрился. Престиж немца был так велик, что хотя германские силы в Севастополе были незначительны, и в нашей местности (Кореиз) их представляли всего 2 солдата на нижнем шоссе, этого оказалось достаточно, чтобы восстановить порядок».

Бывшие узники «Дюльбера» при немцах стали наслаждаться свободой. Молодёжь стала собираться у Юсуповых в «Сосновой роще», и устраивала весёлые вечеринки. Романовы старшего поколения возобновили конные прогулки и на яхте. Императрица Мария Фёдоровна и в.кн. Ольга Александровна с мужем и маленьким сыном переехали в имение Георгия Михайловича «Харакс», семья Александра Михайловича вернулась в «Ай-Тодор», а в.кн. Николай Николаевич и в.кн. Анастасия Николаевна обосновались в «Кичкине».

На следующий день после занятия Кореиза представители немецкого командования посетили великого князя Николая Николаевича. Тот попросил немецкую охрану не ставить, предпочитая охрану русскую. Вскоре к Романовым прибыл адъютант Вильгельма II, который изложил им предложение кайзера «провозгласить императором России того из членов императорской семьи, кто согласится подтвердить Брест-Литовский договор». Но никто из Романовых на эту сделку с немцами не пошёл.


Романовское имение «Дюльбер»

Полгода под немцами пролетели быстро. С поражением Германии и заключением 11 ноября 1918 года Компьенского перемирия обстановка в Крыму вновь изменилась. Новое правительство Соломона Крыма, вышедшее из недр Таврического губернского земского собрания, обязалось всеми силами «содействовать объединению расколовшейся России». В дальнейшем в судьбе «крымских Романовых» сыграли те условия Компьенского перемирия, которыми устанавливалось право стран Антанты иметь доступ на территории России, оставленные немецкими войсками.

Командование английских военных кораблей, беспрепятственно появившихся 24 ноября 1918 года на севастопольском рейде, имело указание от короля Георга V и его матери, королевы Александры, сестры Марии Фёдоровны, оказать помощь русским родственникам. Под англичанами у семейства Романовых жизнь снова наладилась. Но – опять ненадолго.

В феврале 1919 года Красная Армия заняла почти всю Украину и подошла к Одессе, оккупированной французами. Все понимали, что скоро настанет очередь Крыма. Время от времени вдовствующую императрицу навещали британские офицеры, предлагая ей срочно уезжать из Крыма. В апреле 1919 г. она приняла это предложение. «Новость о немедленном отплытии вдовствующей императрицы и в.кн. Николая Николаевича распространилась молниеносно и вызвала настоящую панику – вспоминал Ф.Юсупов. – Со всех сторон приходили с просьбами об эвакуации. Мы с Ириной явились на борт «Мальборо».

Среди пассажиров «Мальборо» не было в.кн. Ольги Александровны с семьёй и в.кн. Александра Михайловича. Последний покинул Крым ещё 25 декабря 1918 года на английском корабле «Форсайт». А в.кн. Ольга Александровна объявила матери, что они с мужем, полковником Куликовским, решили переехать на Кавказ, где он собирался вступить в Добровольческую армию. Ростов, куда они добрались с большим трудом, обманул все надежды: А.Деникин отказался принять великую княгиню. Значительно раньше Куликовского с просьбой о вступлении в Белую армию обращались к Деникину и старшие сыновья Александра Михайловича – Андрей, Фёдор и Никита. Но Деникин ответил, что «что присутствие членов и родных семьи Романовых в рядах Белой армии нежелательно».

На несколько месяцев в.кн. Ольга Александровна и Куликовский обитали в станице Ново-Минской. Там у них родился сын Гурий. В ноябре 1919 года они стали пробираться в Новороссийск. Там они остановились в датском консульстве, где их разыскал Томас Джеймс, командир флагманского корабля «Кардифф». 1 февраля 1920 года в.кн. Ольга Александровна, её муж Куликовский и дети покинули Россию на английском торговом корабле. 19 февраля 1920 года итальянский пароход «Семирамида» увозил из России последних Романовых – в.кн. Марию Павловну и в.кн.Андрея Владимировича.


В.кн. Ольга Александровна и полковник Куликовский

По сути, Романовы оказались не нужны ни одной силе, принимавшей участие в разломе России – ни немцам, ни верхушке Белой армии, ни англичанам, ни тем более большевикам. Все эти силы какое-то время пытались разыгрывать карту «семьи Романовых», но не находилось никого, кому нужна была эта карта. Древний российско-германский род был стёрт с политической карты Европы.

******
На что жили Романовы в Крыму

Временное правительство, как мы уже писали, отказало всем Романовым в содержании из казны. Но власти не препятствовали вывозу ими ценных вещей из Петрограда и Киева. Все Романовы, оказавшиеся в Крыму, вывезли туда фамильные драгоценности и ценные вещи.

На протяжении 1917-1919 г. они распродавали фамильные драгоценности, еду им обеспечивали крымские поместья.

Кроме того, вдовствующей императрице помогало датское консульство. Полная сумма этого довольствия не известна, но, к примеру, есть сведения о величине одного платежа – так в октябре 1917 года датский посол передал ей 25 тыс. рублей.

Помогали деньгами Романовым и англичане – пособие могло составлять до 200 фунтов-стерлингов на семью.

Об объёме богатств, оставшихся у «крымских Романовых» может сказать один факт. При бегстве из России имущество только великого князя Николая Николаевича-мл. составляло 200 мест, размещённых на палубе «Мальборо». А Мария Фёдоровна вывезла свои драгоценности, после её смерти оценённые ювелиром при дворе английских Виндзоров на сумму 159 тыс. фунтов-ст.


Императрица Мария Фёдоровна на английском корабле «Мальборо», рядом с ней виден багаж на палубе –
имущество, вывозимое Романовыми из России

В написании материала использована книга «Романовы и Крым», Симферополь, изд-во «Бизнес-Информ», 2011, 1 тыс. экз.

Tags: биографии и личности, гражданская война, европа, история, красные и белые, крым и севастополь, миграция и беженцы, правители, развал страны, революции и перевороты, романовы, российская империя, страны и столицы, фото и картинки
Subscribe

Posts from This Сommunity “романовы” Tag

promo yarodom september 20, 2012 20:29 14
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments