?

Log in

No account? Create an account

Мы родом ...

Летопись: Люди, места, события, свидетельства


Previous Entry Share Next Entry
Праздники: Загадочная «Левада»
Я витрина
mamlas wrote in yarodom
О праздности

Скрывать не буду - о русской праздничной культуре говорить нелегко. Русский праздник, ежели возможно в данном случае нивелировать, - действо надрывное, я бы сказал даже, тяжелое. Дело не только в пьянстве - в конце концов, карнавальная культура во всем мире немыслима без опьянения. Проблема более сложная, она сопряжена с "комплексами" русской нации.

Здесь я расскажу исключительно об аутентичных праздниках, имеющих глубочайшие традиции. Почти все они имеют языческие корни. Это важно, ибо люди, считающие себя православными, на самом деле исповедуют религию, которую не знают и считают чуждой. Впрочем, лучше сами ознакомьтесь с материалом и сделайти свои выводы, которые, вероятно, не совпадут с моими.


Фото и текст © Геннадия genamikheev Михеева

Why is matanya?
Репортаж с Курской земли

…И настает день, когда радостные жители села Саморядово в праздничных одеждах выбираются из своих хат – и отправляются на луг, свершать непонятное действо. Праздник называется «Левада». Говорят, это система магических обрядов, призванная избавить село от напастей…


…Любовь Васильевна Косинова еще накануне праздника попросила, чтобы я посмотрел фильм под названием «Тимоня». Его случайно обнаружил один из сыновей Косиновых и перезаписал на диск. Фильм, если честно, оставляет не слишком приятное впечатление. Снят он был в 1969 году группой молодых кинематографистов, выпускников ВГИКа (в титрах я прочитал: «сценарий В.Голованова, постановка Т.Богдановой, оператор Г.Шпаклер…»), а художественные руководителем проекта был великий Марлен Хуциев.

Если сказать коротко, кинопроизведение – сплошной сумбур. Люди в старинных одеждах поют, пляшут, играют на архаичных музыкальных инструментах, бессмысленно бродят по селу… В общем праздно проводят время и нисколечко не работают. Пока смотрели кино по компьютеру, муж Любови Васильевны Иван Федорович давал пояснения (Любовь Васильевна была занята подготовкой к празднику): вот эта женщина умерла недавно, тот мужик давно скончался, эту женщину парализовало… В общем, сорок с гаком лет – расстояние для человеческой жизни катастрофическое.

Иван Федорович сам в том 69-м году был еще малым ребенком и довольно смутно помнит, как по Саморядову ходили одетые по-городскому люди и нанимали людей для съемки. За съемочный день платили бешеные по тем временам деньги, три рубля. Людей просили одеться в старинное (в то время старой одежды в каждом доме были буквально забиты сундуки) таскали по селу и просили «играть» свое, привычное. Как и в те времена, так и в нынешние, саморядовцев, да и жителей окрестных сел не надо учить плясать «Тимоню», местный традиционный танец. Собственно, народ не понимал, чего хотят киношники, но относился к творческому коллективу уважительно. Москвичи уехали, а вскоре до Саморядова дошли слухи о том, что якобы киногруппу за фильм «Тимоня» чуть не посадили. Якобы, за растрату. Кино упрятали в спецхран, будто в наказание. И «Тимоню» в Саморядове увидели только через сорок лет! Если судить в понятиях 60-х годов прошлого века, ействительно: сорок лет назад снимать на цветной «Кодак», хорошими камерами было не просто круто, а почетно. В те времена даже гениальные «Семнадцать мгновений весны» и «Андрей Рублев» сняты были на советскую черно-белую пленку – из экономии… И вдруг начинающим кинематографистам дают эдакие преференции… Загадка.


2.

Передам мое личное впечатлении о фильме – уже после того как я увидел танец «Тимоня» вживую. Тогдашних столичных киношников, видимо, «золотую молодежь», увлеченную культурой хиппи и восточными практиками, поразила экзотичность танцевально-песенной культуры села Саморядова, так непохожей на русские песни-пляски, которые мы привыкли наблюдать на официальных «праздничных концертах». Взять местный музыкальный инструмент «кугуклы»: это же та самая «флейта Пана», из мифологии скандинавских народов! Представляют собой кугуклы набор тростниковых палочек разной длинны, в которые надо дуть сбоку. Звук выходит глухой и таинственный. Похожий инструмент есть у индейцев Южной Америки, он, кстати, используется в мистических обрядах. Факт, что на подобных инструментах играли древние словяне еще до того как изобрели балалайки и гармошки. Так вот: москвичи в 1969 году настолько были потрясены саморядовской культурой, что… полностью впали в зависимость от нее. И к черту сюжет, фабула, смысл!

В фильме нет комментариев, вообще текста нет. Только песни и танцы. Понять слова песен невозможно, песни сливаются в заунывное гудение. Ритм, задаваемый кугуклами либо топаньем ног, рваный, дикий какой-то. Но главное, как теперь принято говорить у молодых, – «драйв», бешеная жизненная энергия, которую танцующие буквально выплескивают. И явный эротизм, пронизывающий все и вся… Взять например такой элемент как пляска… на скамье. Для чего на скамье-то? Одна версия – от тесноты в хате, ведь народу много, а пространства не хватает. Но мне пояснили: ногами стучали до момента, пока скамья не треснет!..


3.

Ну, и последнее соображение по поводу «Тимони». Непрерывно повторяемые движения, слова – это как мантра, вводящая в транс. Получается, люди в «Тимоне» впадают в особое радостное состояние, в котором не чувствуется усталость, теряется ощущение времени. Так пляшут какие-нибудь африканские аборигены. И так снимается неимоверное напряжение, накапливающееся за год. «Тимоня» - своеобразное очищение, как говорили древние греки, «катарсис».

Позже Косиновы мне показали вырезку из газеты 1947 года. Этот клочок случайно нашли чуть не в туалете; листок слишком удачно был уронен в щель между досками и там пролежал много-много лет. На пожелтевшем газетном оттиске женщина в старинном наряде, а в краткой заметке пояснено, что изображена Евгения Ивановна Голубович, «хранящая старинные традиции русского села». Любовь Васильевна восхищалась: «Представляете: послевоенная разруха, в стране голод… а наших саморядовских женщин приглашают в Москву, на ВДНХ – представлять нашу «Тимоню»!..» И это при Сталине, в эпоху сурового «советского ампира»!

…И кто бы мог представить: до войны Евгения Ивановна семь лет «от звонка и до звонка» отсидела в далеком сибирском лагере, лес валила. И всего лишь за то, что спела частушку, намекающую не несовершенство советского строя… Вернулась она из Сибири неозлобленной, все еще полной жизненной энергии, устремленной в светлое будущее… В те времена, правда, не разрешали праздновать «Леваду», считали этот праздник «несовместимым с моральным обликом советского человека». «Левада», считай, возродилась одновременно с появлением в Саморядове Дома ремесел. А случилось это в 1992 году.


4.

На самом деле это уникальное учреждение не в Саморядове находится, а на противоположном берегу речки Воробжи, в селе Козыревка. Хотя оно и называется «Саморядовским домом ремесел». Занимает дом ремесел помещение бывшего Дома быта. Жаль, конечно, что культурное бытовое обслуживание населения ныне не в фаворе… Однако с удовольствием констатирую: и Саморядово, и Козыревка Господом не обижены. В первом селе действует единственный на всю область колхозный маслосырзавод. Здешнее сельхозпредприятие «Надежда» очень даже успешное: здесь и поля возделаны, и скотины немало. Во втором недавно построен один из крупнейших в России свинокомплексов. Хотя хозяин у свинарника иной, нежели в колхозе, свиноводческое предприятие тоже носит название «Надежда». Видно, собственники посчитали, что корабль поплывет именно так, как его и назовешь… До создания капиталистических сельхозпредприятий здешние, еще не объединенные колхозы назывались «Ударник», «Красный пахарь» и «Ленинский комсомол». Эти далеко не «уплыли»…

Недавно, кстати, в Саморядово привозили г-на Дмитрия Медведева. Конечно, «шухеру» навели много, охраны понагнали немеряно, так что народ так толком и не увидел первое лицо государства. Нарядили в праздничные одежды и мастеров Дома ремесел. Дмитрий Анатольевич посетил лишь свинарник да маслосырзавод – а вскоре укатил его кортеж дальше, по государственным делам. Ни Дома ремесел, ни много еще чего любопытного он не увидел. Ах, как жаль первых лиц и вообще всяких таких членов! Они ведь самого интересного не видят… Жизни! Дело не только в Доме ремесел. В двух шагах от маслосырзавода «красуются» развалины бывшей колхозной бани. Саморядовцы очень в нее любили ходить, а одна из нынешних матеров – так вообще заведовала общественным помывочным заведением. И наверняка не сказали Дмитрию Анатольевичу, что и маслосырзавод не построен заново, а под колхозное предприятие всего лишь переоборудован бывший детский садик. Теперь садика в Саморядове нет…


5.

Дом ремесел по сути – почти семейное заведение. Его директор Любовь Васильевна Косинова и заместитель по хозяйственной части Иван Федорович, как я уже говорил, супруги. Ткачихой работает родная сестра Ивана Федоровича Татьяна Федоровна Косинова. Еще одна ткачиха Татьяна Михайловна Багданчикова – двоюродная сестра Ивана Федоровича. Вообще ткачество, изготовление рушников с архаичными узорами, пришедшими еще из языческих времен, - «козырное» занятие саморядовских мастеров. На саморядовских рушниках немало диссертаций написано… Другие мастера – дальние родственники Косиновых. Любовь Васильевна Карачевцева – мастер по плетению лаптей. Людмила Васильевна Деревягина – руководитель детского фольклорного коллектива «Крестьяночка». Валентина Николаевна Дудина ведет взрослый фольклорный ансамбль «Саморяды». Как видите, коллектив небольшой. Но очень даже творческий! И, как минимум, все заботы по организации и проведению «Левады» ложатся именно на Дом ремесел.

Нравы в Саморядове просты, а народ здесь действительно хлебосольный. Поселили меня в доме Деревягиных. Супруги, Людмила Васильевна и Василий Павлович (заслуженный комбайнер, замечательный и трудолюбивый человек) не взяли с меня ни копейки, кормили «от пуза», а, когда я уезжал, снарядили мне в дорогу «тормозок»: со вкуснейшими мясными котлетами, с местными традиционными котлетами из капусты с яйцом, с масляными пирогами и холодцом с хреном (последнее – самое любимое праздничное саморядовское яство).

Живут Деревягины на улице под названием Поповка. Последним саморядовским попом, то есть, священником, был прадед Людмилы Васильевны Павел Васильевич. Храм разрушили – по причине того, что саморядовцы (а вкупе с ними и жители окрестных селений) шибко блюли традиции и долго не отказывались от исконной своей веры. Прадед репрессий избежал: за него люди заступились. Но позже, когда в стране воцарилась атмосфера страха, расстреляли одного из его сыновей (и родного дедушку Людмилы Васильевны), Константина Павловича. Просто за то, что он был сыном священника. Еще раньше, в Гражданскую, расстреляли другого батюшкиного сына, Василия Павловича. Он был первым коммунистом в Саморядове, и казнили его белогвардейцы. Поди, разбери тогдашние времена… Однако факт: после того как по стране пробежали волны репрессий, традиционный саморядовский праздник «Левада» был забыл на долгие годы…

Немного об истории села Саморядово; она очень даже необычна. Вплоть до середины XVII века в здешних местах жить было небезопасно, ибо вольготно гуляли здесь крымские татары, принося страх и разорение в мирные села. Все поменялось при царе Алексее Михайловиче, ибо государство российское окрепло, и новая засечная черта отсекла злодейское племя от плодородных земель. Однако, когда появились здесь первые русские селения, ощутился острый недостаток в мастеровых людях. И призваны были из Рязанской земли столяры, плотники и бондари, в количестве 30 семей. Переселенцы основали свое селение в новом месте, и строились «своим рядом», независимо. Так было положено начало селу Саморядову.


6.

Вскоре переселенцы обратились с челобитной к царю – с просьбой выделить им пахотные земли по берегам реки Ворожбы. – от села Махов колодезь до села Будище. Вскоре последовал указ государя, а к нему приложено было сопроводительное письмо воеводе Суджи Якову Шишкову. Документ сохранился в архивах. Вот выдержка из письма царя воеводе от 13 марта 1747 года: «……по воле Великого князя Алексея Михайловича Все Великая и Малая и Белая России Самодержца по указу воевода Яков Иванович Шишков дал с записью в своей книге выпись суджанским детям боярским Пахому Алексееву сыну Горбатому, Павлу Михайлову сыну Кононову, Михаилу Сергееву сыну Дурневу, Алексею Тимофееву сыну Горбатому, Исаю Андрееву сыну Колкову Ивану Фатееву сыну Мижукину, Матвею Ермолаеву сыну Лохтину (список длинен, а потому полностью приводить его не буду – Г.М.)… просящих поместную землю в Суджанском уезде в деревне Саморядовой на речке Воробжи, что он Пахом Горбатый со товарищи били челом Великому Государю Всея Великая и Малая и Белая России Самодержца, а в челобитной той написано в прошениях детей боярских отдать им землю на Диком поле со всякими угодьями. По их челобитной земля отдана им в поместья и на ту землю выписана им разграничительная бумага…»

По легенде, кстати, село Саморядово через несколько лет после основания подверглось набегу татар, и было сожжено. Поселенцам пришлось отстраивать село заново, на прежнем месте. Саморядовцев в округе называли «москалями». Характерно, что это прозвище носят они по сию пору.

Мастеровитый люд в Саморядове не переводился. Однако постепенно, в результате войн и репрессий, плотников, столяров да бондарей становилось все меньше да меньше. Дело в том, что мастера всегда жили богаче простых крестьян, а зажиточные при любой власти вызывают раздражение у бедняков. Злобных и завистливых людей хватает и Саморядове, отличающемся трудолюбием и прилежностью селян… В общем, случилось так, что ремесленников либо расстреляли, либо отправили в лагеря… ну, а выжившие сгинули в горниле войны. И, кстати, о войне. Во времена оккупации в Саморядове стоял гарнизон итальянцев. Это были очень воспитанные люди, уважавшие местные обычаи и нравы; итальянцы говорили: «Ах, если бы не война, мы бы у вас учились трудолюбию и старательности!» Может, это и кощунственно звучит, но в Саморядове не осталось ни одного скверного воспоминания об оккупации.


7.

Конечно, радостно, что в Саморядове сохранились женские ремесла. Однако… неужели мужские умерли? Но как я обрадовался, узнав, что один мастер-бондарь в Саморядове все же есть! Зовут его Николай Николаевич Щетинин. Направляясь в конец села, который называется «Дурасовкой», я ожидал увидеть согбенного, украшенного сединами старика. Когда я увидел крупного широкоплечего мужика лет шестидесяти, удивился: неужели мастер так молод?.. Мужик вообще меня с панталыку сбил: «Николай Николаич? Так это сын мой! Он в лесу сейчас, дубы пилит, подождите, скоро будет. Он интересный парень, и у него высшее бондарское образование!» Ничего себе… «Согбенный» Николай Николаич – сын этого мужичины?..

Вскоре на «Жигуле» действительно прикатил молодой парень, раза в полтора выше и шире своего отца, Николая Петровича. Как и все богатыри на Руси, Николай Николаевич оказался добродушным парнем. Он рассказал:

- Я учился на индустриально-педагогическом отделении, и как-то захотелось мне вникнуть в это дело. Так вышло, что все мои предки бондарями были, а на отце все прервалось. Отец – электрик, и как-то ему неинтересно было с деревяшками возиться. А когда умер мой дед Петр Ильич, один из последних бондарей на селе, мне всего-то семь лет было. Я, конечно, видел, как он бочки делал, но о том, чтобы учиться, даже, конечно, не задумывался… А в институте я поставил вопрос ребром: либо сейчас займусь бондарным делом, либо никогда!

На третьем курсе Щетинин начал собирать материал по бондарному делу, всю Курскую область объездил в поисках мастеров. К сожалению, бондарей в области к тому времени почти не осталось… Мода на деревянные бочки прошла, натуральный продукт вытеснили пластмассовые канистры, банки и прочие емкости. По счастью, от старых бондарей остались инструменты, и в немалых количествах: бондарные скамьи, фуганки, скобелки… Потихонечку Николай Николаевич овладел этим редким искусством. А, когда стал преподавать в Саморядовской школе технологию, организовал для детей кружок «Юный бондарь». Теперь наверняка можно сказать, что в Саморядове всякий молодой человек может бочку дубовую сделать! Вот только не дружит Николай Николаевич с Домом ремесел. Считает, что мастер не в «команде» работать должен, а сам по себе. Что ж, мастеру легко рассуждать, когда у него стабильный заработок учителя. Нынешние мастера Дома ремесел раньше и в детском садике, и в бане, и в иных социально значимых учреждениях трудились. Таковых не стало… У них-то другого заработка кроме ремесленного нет…

Смысл и происхождение слова «Левада» до сих пор невыяснен. По сути праздник этот – широкое народное гуляние на «зеленой траве», приуроченное к православной Троице. Издавна собирались на вольном лугу, на пригорке между селами Козыревка и Будище, называемом «Рубеж». Собирались на праздник жители нескольких сел: кроме Саморядова, Будища и Козыревки это Растворово, Моховое, Вирюновка, Черный Олех, Ошловка. Сохранились сведения, что в эти дни любили обливать друг друга водой. Возможно, и праздник назывался «Левадой» потому что «обливались». Танец «Тимоня» - лишь малая часть «Левады». Основное действо праздника – хоровод, или по-местному, «карагод». Кружились обязательно против движения солнца. Неизвестно точно, для чего это делалось, но факт, что обязательно в Троицу лил дождь. Вообще, как и все крестьяне мира, жители Саморядского «куста» надеются на добрый урожай. Главный враг урожая – засуха. И «Ливада» по своей сути представляет собой своеобразное обрядовое действо, призванное «выпросить» у природы дождь. И дождь, что характерно, приходит!

Исследователи довольно глубоко изучили «Ливаду», и многие из них пришли к выводу, что праздник этот имеет языческие корни. Селяне обращаются к неким непонятным силам. К христианству эдакое действо имеет весьма отдаленное отношение. В «Ливаде» не принимает участие священник. И, кстати, в «Ливаду» устраивались кулачные бои. Шли село не село, и обставлялись драки весьма торжественно. Ну, как тут не вспомнить древние славянские «ристалища», описанные в русских летописях?

Музыкальные инструменты в «Леваде» использовались весьма специфические. К уже описанные «кугуклам» добавлялись рожки и «пыжатки» (своеобразные флейты из тростника). Только в относительно недавнее время к ним присоединились балалайка и гармошка.

Конечно, праздник трансформировался. Напомню, что сорок лет назад, когда московские киношники снимали фильм «Тимоня», «Левада» не праздновалась. По сути все обрядовое действо сотрудники Дома ремесел восстанавливали заново. Учились у стариков искусству изготовления «пыжаток», рожков и «кугукл». Записывали слова старинные песен, изучали движения «Тимони» и «карагода». Нет, много в саморядовцах сохранилось на «генном» уровне! Однако систематизация еще никому не мешала.


8.

И в заключение расскажу про семью Косиновых. Главное богатство Любови Васильевны и Ивана Федоровича – их три сына: Евгений, Александр и Юрий. Сыновья уже взрослые, а в начале 90-х, когда мальчики были еще малышами, Любовь Васильевна Бога молила, чтобы хотя бы один из них на гармошке научился играть. Иван Федорович всю жизнь шоферил, и музыкальный дар его как-то стороной обошел. А вышло в итоге, что играют на гармошках все три сына. И не только на гармошках, но и на многих других народных музыкальных инструментах! Именно сыновья Косиновых ходили в свое время по старикам и собирали крупицы воспоминаний о старых народных обрядах. Именно они возродили искусство изготовления «кугукл». Они «разговорили» старых пожилых женщин, «выудили» у них многие секреты. Сыновья открыли миру «Моричку», Марию Алексеевну Бочарову, которая хорошо помнила старые «Левады», умела делать «флейту Пана». Про Марию Алексеевну во многих газетах писали, по телевизору ее показывали. А не будь Косиновых, эта удивительная русская женщина так и ушла бы из жизни никому не известной…

Дети у Косиновых достойные. Евгений академию искусств заканчивает, он будет «руководителем хора». Сашка недавно вообще поступил в знаменитую «Гнесинку», на отделение народных инструментов. Его, правда, сейчас в армию призвали. Так вот сейчас звонит с Севера, с Кольского полуострова, волнуется: как там «Левада», удачно ли прошла? Юра по музыкальной части не пошел, он на программиста сейчас учится. Но (как я уже говорил) с музыкой парень тоже «на ты», родителям в проведении праздника помогает.


9.

Поскольку в семье Косиновых дети - студенты, родителям приходится содержать большое семейное подворье. Косиновы держат и лошадь, и корову, и телочку, и поросят, и кроликов, и гусей. Земли у семьи – гектар, и вся она занята огородами. Такие же примерно хозяйства почти у всех саморядовцев. Трудолюбивые здесь живут люди. А ведь известно: кто умеет работать – тот и праздник умеет отметить красиво. Для бездельника-то весь праздник – напиться и упасть под кустом. В Саморядове тоже пьют, не скрою. По сути и праздник «Ливада» - пиршество, только очень уж шикарно обставленное. Но ведь в том-то и смысл нашего существования: из серой и невыразительной жизни соткать потрясающее и ни на что не похожее полотно. Хочется верить, что саморядовское «полотно жизни» будет еще долго радовать нас и наших потомков удивительными своими цветами и оттенками!

Геннадий Михеев

Фильм «Тимоня»
Этнографический фильм. 1969 г. СССР Авторы сценария: В.Голованов, Т.Богданова Постановка Т.Богдановой Художник П.Аносов Худ. рук. М.Хуциев Директор М.Воловик

promo yarodom september 20, 2012 20:29 4
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…

  • 1
(Deleted comment)
Поправьте, пожалуйста, не "кугуклы" а кугИклы. И добавлю про фильм, потому что лично у меня он оставил совсем другое впечатление. Сюжет там все таки есть. Хотя возможно действительно чтобы "увидеть" его надо заранее иметь представление о местной культуре. Все праздничное действо фильма это Свадьба. А дальше в это действо вставлены разные отступления "про жизнь", близко или далеко со свадьбой связанные. Есть кусочек о том как будущий жених только начинает ухаживать за невестой, где он с ней пляшет и потом догоняет в поле. Есть кусочек где невесте впервые одевают женский головной убор. Кусок с юмором, как баба уплясалась так, что вроде и померла, да потом вскочила и дальше плясать, и т.д. И все это под соответствующие песни. А завывания и непонятность пения это увы следствие плохой сохранности пленки.

Поправить кому в первую очередь, автору или здесь в посте?

Если позволите, то оставлю всё, как есть, но с видением всеми Ваших поправок?

PS Но фильм - ... достояние (не отказываюсь от слов).

Да, конечно, пусть будет так, с моим замечанием про кугиклы.
Про фильм не спорю. Просто думаю тут надо разделить. Это прекрасное этнографическое свидетельство: того какие были костюмы, как их носили, как плясали, какие песни и как пели и т.д. Сейчас многое из того что снято в фильме ушло безвозвратно. Например плачь-причитание по умершей, очень-очень сомневаюсь, что сейчас там еще найдутся бабушки помнящие это и могущие исполнить. А на видео пусть маленький кусочек, но звучит. С этой точки зрения, конечно, те рамки надуманного приезжими студентами сценария, в которые они и запихнули отснятое и увиденное, только мешают всей этой этнографии, может быть и уродуют ее. Но другого нет. Так что в этом смысле и такое "кино" большая удача.

Я ведь щас скажу: - А снимите-ка сами! ))

Именно критика, именно разговор. А то молчат ведь!

Запостил (ради дела).
http://yarodom.livejournal.com/601757.html

Левада

(Anonymous)
Статья могла бы быть написана более грамотно, руководитель ансамбля была Голубович Евдокия Ивановна. Ну а что касается фильма "Тимоня", то это совсем не сумбур, а отражение многих русских традиций и обрядов. Попробуйте сейчас найти кого-то, кто правильно и так ярко покажет обряды.

Фильм классный уже тем что он есть. И слава богу что нет особой фабулы созданной горожанами да ещё из Москвы. Просто приехали впали в транс и засняли. Господи какие мы идиоты! Какой фундамент культуры утратили. И как мелка по сравнению с этим живым народным основанием культура салонная. То что создавал великий гений Модест Мусоргский , или Титан Глинка - это грандиозно, но простые русские крестьяни создали нечто глубинное и тектоническое за несколько тысячелетий до великих композиторов.
Что имеем не храним , потерявши плачем. И многие русские даже не хотят знать своей культуры. И о да! Я русофил! Видимо потому что чистокровный этнически русский.
Всё просто- надо создать машину времени, слетать в прошлое , взять там инструкторов по русской культуре, и возродить её в форме , для начала, исторической реконструкции. Одна проблема- создать машину времени. А Косиновы её уже создали! Низкий поклон настоящим Русским Людям Косиновым

Всё будет нормально: и машину времени создадим, и русскую культуру сохраним, и пошеям басурманам наддадим.

Тимоня

(Anonymous)
Живу выше Саморядово и Ваш рассказ просто прошиб слезу. Спасибо что так просто и непредвзято описали быт Саморядово и Козырёвка. Мало чем отличаются сёла выше и ниже по течению речки Воробжа. Жаль, что это безвозвратно уходит в небытие. Сегодня спорил с молодыми учителями, для которых народное творчество отстой. О вот "пляски" под буханье и визжание эстрадных инструментов -- это класс. Вот этим к сожалению заканчивается самобытность наших предков. Сейчас скачаю фильм и пущу трансляцию на улицу, чтобы люди помнили что у нас есть история и самобытность!

Пишу из Прибалтики это для вас россиян что то вроде ближнего "забугорья". Ребята вы бы видели с каким уважением латыши относятся к своей этнографии. Нам бы у них поучится стоило бы. И не смотря на то что плёнка старая, не смотря на то что создатели фильма могли бы оставить коментарии или записать расказы местных жителей и т.д. Спасибо что этот фильм был заснят, что он сохранился, и что выложен в ютуб. Низкий поклон всем тем кто пытается помнить, хранить и "достучаться" до других. Сергей "Карагод" Латвия.

Тимоня

(Anonymous)
"ТИМОНЯ" - отличный фильм, и с точки зрения его построения, и с точки зрения , сохранения народной культуры.
начало фильма - портреты женщин в костюмах рифмуются совершенно с крупно снятыми цветами - это правильное сравнение. Нарядные, сложные платки, головные украшения, действиетлньо, похожи на цветы.
повторы, казалось бы, бесконечные повторы в звуке - - это как мантра, как молитва, ведущая к очищению..
очень красивый фильм, и люди понимали, что они делают, иначе бы так не получилось.
Это Параджанов - только о русской культуре, и гораздо лучше. у Параджанова - просто красивые кадры, без мыслей и почти без чувств, а здесь все есть.

  • 1