mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Categories:

Машина времени наяву: Наследство строптивого графа

Собираемые в рубрике «Машина времени наяву» очерки преследуют определенную цель: показать, что сто, триста или тысяча лет - не такие и большие сроки для истории одного народа.

В нашем, русском мире все взаимосвязано и генетическая память (а, вероятно, и память "живая") оказывает мощное влияние на современность. Жизнь русского народа многогранна, но явно она была бы неполной без адекватного понимания ключевых моментов русской истории, осознания достижений и ошибок наших предков.

Давайте помнить наше родство!

Фото и текст © Геннадия genamikheev Михеева

Про людей и коней графа Строганова
Репортаж со Псковщины


...Как-то даже издевательски звучит история о том, как во время Второй Мировой лошадей из конного завода №18 эвакуировали в Кировскую область. Постановление тогдашнего советского правительства было простым: любым способом сохранить русскую рысистую породу. Люди и лошади шли по Великой Русской равнине один год и две недели. Животные погибали, люди от болезней и лишений умирали, но несмотря ни на что 17 лошадей в Волышово после оккупации вернулись. Маточное стадо было сохранено. И теперь в родословных нынешних лошадей записаны предки в 8-м и даже 9-м коленах. А это, между прочим, еще дореволюционные времена, то есть эпоха такого непонятного для нас графа Строганова...


Графские чудачества

Все здесь связано с тайной. Дело в том, что последний владелец усадьбы Волышово, граф Сергей Александрович Строганов, не был в своем любимом детище 30 лет, вплоть до своей кончины. Дворец во время непонятного отсутствия графа пустовал, но каждый день все его пятьдесят комнат прибирались, в них сохранялось тепло и уют. Все усадьбенные службы работали, причем, в имении было три управляющих: конной частью руководил англичанин Пейдж, парковой и агрономической - немец Мозерт, строительной и хозяйственной - украинец Пеший. Для каждого из них был выстроен флигель - в стиле их национального духа. Тем не менее в экономическом плане усадьба была убыточной и ее содержание стоило графу немалых денег. Средств у представителя богатейшего русского дворянского рода хватало (доходы приносили уральские заводы), а потому, живя в своей Ницце, Сергей Строганов особо не волновался за положение своего владения. Он был уверен в том, что, приехав в Волышово в любой день, он сразу окунется в привычный для себя уют. Но приезжать он не хотел.


2.

Когда в 1923 году из Франции пришло известие о смерти барина, волышовские бабы, говорят, плакали навзрыд, ползали вокруг дворца на коленях и целовали камни. Странно, ведь большинство из них графа отродясь не видывали, тем более что в самой усадьбе с 1919 года действовал Сельскохозяйственный институт, учрежденный большевиками.


3.

Существует официальная версия, объясняющая поведение графа. С первой своей супругой, Евгенией (урожденной Васильчиковой), они прожили около года и она умерла от чахотки. Якобы после смерти любимой супруги Строганов не хотел бередить воспоминания. Но Евгения была похоронена в другом месте, в имении Выбити, что в Новгородской губернии. Тем более что у графа была в Ницце вторая жена, тоже, говорят, любимая. Детей от обеих жен у графа не было (возможно, бездетность графа - своеобразная плата за темные делишки его предков, поморских купцов Строгановых, бывшими некогда богаче самого царя). А потому не было и прямых наследников. Есть непрямые наследники и о них мы расскажем чуть позже, пока же приходится констатировать: одна из великолепнейших русских усадеб переживает не просто трудные времена, а настоящий крах.

Лошадь с коровой бодается...

...Маточное отделение в местечке Дорогини, что в одном километре от Волышова, издали похоже на неприступную крепость. Здесь, в этих таинственных стенах, возведенных по прихоти Строгановых, живут кони и люди. И тем, и другим приходится туго.


4.

В год смерти любимого, но непонятного графа на базе конной части имения был создан конный завод, получивший в советском реестре название “Псковский конезавод №18”. Сельхозинститут быстро закрылся после того, как студенты и преподаватели сожрали всю барскую скотину и перепортили огороды, а конная часть лихо пошла вверх. Последние годы советской власти вообще были для конезавода “золотым веком”.


5.

В Дорогинях, в отделении жеребцов-производителей, до сих пор живет конь по кличке Бродяга-Я. Никто уже не помнит, сколько ему лет, да этого и не требуется, потому что Бродяга-Я в течение 11 лет был в звании “непобедимого бойца Киевского ипподрома” и уже в преклонном возрасте бегал наравне с двухлетками. Такие бойцы удостаиваются особенной почести: умереть от старости и быть похороненным на Горке, в пантеоне для великих лошадей. Здесь, на Горке лежат другие жеребцы, составившие славу Волышову: Альтин и Отелло.


6.

Раньше за право испытывать у себя рысаков из Волышова боролись все ипподромы страны, в данный же момент проходят испытания только 6 лошадей здешней селекции - и всего на одном, Тверском ипподроме. Общее поголовье лошадей не превышает 160-ти. Плохо и с продажами: за прошлый год конезавод продал всего 12 племенных лошадей. Плюс еще 20 были проданы на мясо. И это несмотря на то, что цена на племенного рысака не поднимается выше 50 000 рублей. Считай, благородный конь стоит немногим больше обычной коровы. И, надо сказать, Волышовский 18-й завод еще не на последнем месте среди российских конезаводов! Есть и такие, кто живет гораздо хуже.


7.

Еще в 1963 году, когда советское правительство направило в Волышово специально закупленных в Голландии коров особой молочной породы. Начальство руководствовалось тем, что здесь имеется замечательная кормовая база, основы которой были заложены еще графским управляющим - немцем. И теперь эти коровы дают в год не меньше 6900 литров молока на вымя, тем самым обеспечивая благосостояние конезаводу. Правда, недавно конезавод стыдливо снял с себя ярлык “Конного завода №18” и теперь хозяйство скромно именуется СПК “Псковский”. Директор предприятия Виктор Иванов откровенно признается, что лошади для них - хобби. Коровы - истинная работа, предмет обожание и в чем-то религия. За счет коров хозяйство смогло построить новые фермы, закупить технику и вообще эти животные позволяют с оптимизмом глядеть в будущее.


8.

Контора СПК расположена на территории усадьбы, в одном из бывших флигелей управляющих. Ни этот флигель, ни все остальные здания усадьбы не ремонтируются. По сути люди живут и работают среди графских развалин. В лучшие времена конезавод старался подкрашивать фасады и следить за парком. Теперь времена настали такие, что из-за аварийности старых графских конюшен лошадей переселили в другие конюшни. Тоже, между прочим, вновь отстроенные. В неофициальной беседе директор обронил очень, на мой взгляд, важную фразу: “А зачем нам средства вкладывать, если мы здесь на птичьих правах? Даже не арендаторы, а так, недоразумение...” А еще Виктор Егорович вспомнил, как сюда приезжали некие люди, представившиеся потомками Строгановых. Даже карту здешних земель XIX века откуда-то привозили. Им даже вроде бы и предлагали взять усадьбу в аренду. А наследники сказали “Только в собственность...” И гордо уехали на крутых иномарках.


9.

А кто же хозяин в реальности? Большую часть ХХ века им было ГОСУДАРСТВО. У нас в стране получается так: государственное - значит ничье.

Поиски “крыши”

Строгановскому дворцу сначала везло. Даже фашисты при отступлении его не повредили, а ведь в барском доме располагался штаб немецкой 16-й армии. После войны во дворце располагалась сельская школа, но где-то перед самой перестройкой случился обыкновенный русский казус. Задумали в соседнем селе Логовино строить новую школу, с бассейном. Ну и для разминки построили маленькую временную школу в самом Волышове. Естественно (хотя и звучит это горько), получилось как всегда: стройку учебного гиганта заморозили, волышовкие детишки до сих пор ютятся во времянке, ну а графский дворец разваливается и растаскивается.


10.

Хорошо еще, нашлись энтузиасты пожелавшие хоть что-то сделать для сохранения архитектурного шедевра. Директор музея из районного центра, города Порхова, Лидия Васильева упросила полицию взять бронзовых грифонов, полтора столетия украшавших парадный вход в графский дворец, под свою опеку. Теперь они украшают вход в районное УВД. Некоторые вещи хранятся в самом музее: дворцовая мебель, чугунные перила, предметы помещичьего быта. Но главное, чего добивалась Лидия Тимофеевна - ставку смотрителя в усадьбе. Даже в сталинские времена в Волышове был садовник, которые не только следил за сохранностью уникального дендропарка, но и не давал шальным людишкам разворовывать все, что плохо лежит.


11.

На месте, в самом Волышове, долгие годы боролась за правду и сохранение красоты простая учительница математики Волышовской школы Антонина Ивановна Антонова. Уже будучи на пенсии, Антонина Ивановна вела при школе краеведческий кружок, в котором дети по крохам собирали факты из истории усадьбы. Взрослые в Волышове заняты коровами - это их способ выжить (что тоже надо уважать). У Антонины Ивановны была надежда на то, что в детей будет заронена искра любви к прекрасному и к истории. Но дети всякий раз вырастали - и... в общем, коровы - это заработок, а усадьба какого-то там графа - место, где можно чем-то поживиться. Попить на графских развалинах пива - шик особенный. Именно поэтому почти все стены в дворцовых комнатах расписаны молодежным “граффити”.


12.

Дошло до того, что Лидия Тимофеевна с детьми написала письмо к Путину с просьбой хотя бы помочь покрыть крышей усадьбенную церковь Всемилостивого Спаса. Ответ - молчание.

В городе Нью-Йорке, между прочим, существует Строгановский фонд, которым управляют отпрыски рода Строгановых. Однажды, уже на памяти Александра, эти господа предлагали дирекции конного завода составить смету на ремонт усадьбенных построек. Но Дирекция ничего не сделала, так как и за смету нужно платить деньги.


13.

Приезжал в Волышово один из “наследников”, американский мультимиллионер Пол Родзянко. Он приходится Строганову каким-то родственником, но сильно не дружит с французской ветвью наследников русских графов, лидером которой является некая Элен Людинсгаузен, дочь Ксении Щербатовой-Строгановой, внучатой племянницы Сергея Строганова. Так вот, поводили, поводили этого Пола по усадьбе, а потом он тихонько попросил одного из местных чиновников отойти в сторонку и стал задавать вопросы про форму собственности, в которой находится усадьба, про адекватность руководства конезавода и областных чиновников. Уехал он недовольным. Бывала здесь в свое время и Элен, тоже человек не бедный, но результат, как и в первом случае, вышел такой же. На сегодняшний день графские отпрыски не отстегнули от своих щедрот ни-ши-ша.
Геннадий Михеев
Tags: города и сёла, животные, жизнь и люди, история, культура, наследие, нравы и мораль, память, поколения, провинция, регионы, север, сельское хозяйство, современность, традиции, фото и картинки
Subscribe
promo yarodom september 20, 2012 20:29 8
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments