mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Фотоистории: Внучки Николая Угодника

«Искусство вести рассказ при помощи фотографий, без сомнения, дается непросто. Уверен, для этого недостаточно знать законы и правила творческой фотографии и уметь их грамотно применять. Надо понимать жизнь. И любить мир и людей, тебя окружающих.»

Фото и текст © Геннадия genamikheev ихеева


Молитвами Николая
Репортаж с Калужской земли, г. Малоярославец, 2003 год


Вот уж поистине в монастыре нужно терпение и еще раз терпение. Довольно долго мы ждали, когда девчонки вернутся из городской больницы. Там они устраивали импровизированный концерт для больных в честь Крещения. Дружит монастырь с больницей. Но вот, наконец, старенький автобусик прогремел через монастырские ворота. Девчонки веселой гурьбой выбежали на площадь. Дети - как дети. Ну, ничего не указывает на их принадлежность к женскому монастырю.


Из одиннадцати девочек, что живут в белостенном домике рядом с воротами Никольского монастыря старинном городе Малоярославце (остальные восемь воспитанниц старше двенадцати лет живут вместе со старшими), Вера кажется серьезной и тихой. Не зная о ее прошлом, нельзя сказать, что она чем-то отличается от своих относительно благополучных сверстниц. Но между тем...


2.


3.


4.

Родилась она на святом и прекрасном острове Валаам. Но к святости поначалу не имела никакого отношения. Ее семья - многодетная и нищая - оказалась под прессом самого, пожалуй, тяжелого недуга - наркомании. Все, что было в доме, уходило на приобретение проклятого зелья. Спасли ее частые походы тайком от матери в монастырь. Страшной бедой “наградила” ее природа: родилась она с “волчьей пастью”. Одна странница божья, матушка Екатерина, приметила девочку, похожую в то время на сущего звереныша - и сумела поместить ее в больницу. Шутка ли: в свои девять лет Вера не умела говорить, зато, в скором времени, девочка научилась читать. Да, да! Бывает и такое... Потом ей сделали сложную операцию. И вера, шаг за шагом, училась произносить слова.


5.


6.


7.

Сейчас в Вериной речи почти не чувствуется то, что совсем еще недавно она не могла внятно произнести самые простые слова. Постоянные занятия с логопедом дали свой результат. Но, самое главное, судьба так распорядилась, что окружена она добрыми людьми, не подчиняющимися звериным законам. Что с ней стало бы в обычном детдоме? Да затюкали бы ее - если не дети, так взрослые - и вырос бы из нее еще один ненавидящий белый свет закомплексованный человек.


8.


9.


10.

Почему я так категорично говорю? Ну, во первых, из детей, что собрались в монастырском приюте, нет непроблемных. За каждой из девочек лежит жизненная трагедия. Как правило, все они имели несчастье воспитываться в семьях наркоманов и алкоголиков. Кого-то из девочек подбирали на улице, кого-то отсуживали, некоторых родители отдавали сознательно, понимая, что сами не в состоянии содержать ребенка. Во-вторых, они все равны перед своими воспитателями - и все одинаково любимы. А в третьих...


11.


12.


13.

Взрослые сестры - монашки - имеют свое прошлое, которое они, по правилам, оставляют за стеной обители, когда приходят туда (их, к примеру, не благословляют даже называть свои “светские” имена). А в этой прошлой жизни многие из насельниц были людьми интеллигентных профессий. В том числе - и преподаватели. А здесь - возможность реализовать свое умение на практике!


14.


15.


16.

Так при обители появилась настоящая школа. Чтобы девочки не расслаблялись, каждый месяц представитель РАНО проводит что-то вроде аттестации. Результаты проверок показывают, что в монастырских классах успеваемость гораздо выше, чем в обыкновенной школе. А после окончания учебы в приюте девочки продолжат образование в Калужской православной гимназии. Но учатся они там заочно, без отрыва от молитв и послушаний. А в праздности в русском монастыре пребывать не принято.


17.


18.


19.

Сегодня Вера твердо говорит, что собирается свою жизнь связать с монастырем. Но держать насильно ее здесь никто не будет. По достижении совершеннолетия она будет сама определять свою дальнейшую судьбу. В конце концов, не всякому дано прикипеть к монастырской жизни.


20.


21.


22.

Я же (наверное, весьма субъективно глядя) заметил следующее. Взрослые сестры, работающие воспитателями, кажется светились счастьем от того, что им матушка настоятельница дала такое послушание. Как ни крути, пускай они и невесты Христовы, инстинкт материнства еще никто не отменял. Наверное, потому девочки окружены таким теплом...

А чего еще нам не хватает в жизни кроме любви?


23.


24.


25.

И так, наверное, приятно, как только попавший в приют ребенок, у которого в глазах, будто затаилось зло, отогревается. А пройдет еще немного времени и прошлая жизнь кажется только страшным, но дале-е-еким кошмаром. По рассказу старших сестер, прошлое лишь изредка возвращается к детям. Во сне. Подойдешь к бредящему ребенку, погладишь его по головке - все зло мира вновь уплывает в небытие. Многие из девочек даже родителей своих забыли (плохое вообще забывается легко). И на вопрос: “Откуда вы?”, вполне искренне отвечают: “Мы - внучки Николая Угодника!” (Это небесный покровитель монастыря.)

И - сдается мне - они вовсе не врут.
Геннадий Михеев
Tags: детство, женщины, жизнь и люди, нравы и мораль, образование и воспитание, православие, регионы, север, сироты, современность, традиции, фото и картинки, храмы и монастыри, христианство
Subscribe
promo yarodom september 20, 2012 20:29 8
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments