mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Categories:

Начало печатного слова

Русское Средневековье: Начало печатного слова
О первых шагах русского книгопечатания

Звучащее слово заденет вас мимоходом и скроется за углом памяти. Электронное слово, дикое, полуграмотное, прошамкает что-то и ощетинит свой щербатый рот. Но печатное слово встанет твёрдо, строго, величественно – и ничего с ним не поделаешь: не вырубишь топором, не смоешь водой, ни сожжёшь.


Электронные и аудиокниги в сравнении с напечатанной, бумажной – всё равно что разряженные пёстро нувориши перед потомком древнего дворянского рода. Чтение отредактированной, свёрстанной и отпечатанной в типографии книги стало делом вкуса, воспитания и, может быть, даже престижа. Читающий напечатанное на бумаге слово приобщается к традиции, которая появилась 450 лет назад, вместе с первой на Руси типографией. ©

Московская друкарня

Слухи, сплетни, обвинения, угрозы. Иван Фёдоров Москвитин и Пётр Тимофеев Мстиславец – чародеи, волшебники, они общаются с нечистым. Иначе не объяснить, почему они не по одной, а сотнями – сотнями! — выпускают книги.

Пяти лет не прошло с тех пор, как в Москве была основана первая типография, или как называли её тогда, друкарня, а мастера-типографы были вынуждены бежать не только из столицы, но из страны – в Польшу, под защиту короля Сигизмунда-Августа. Там уважительнее отнесутся к просветителям, там нужно книгопечатание, там пан Ходкевич предложит им работу.


Таков был результат жёсткой конкуренции первопечатников с переписчиками, которые не без оснований видели в новом ремесле угрозу своему древнему и почётному делу. Сам Иван Фёдоров обвиняет, в первую очередь, высокопоставленных чиновников: «Мы подвержены были там (в Москве — ред.) беспрестанно всяким озлоблениям, не от самого государя, а от многих начальников, духовных и светских, которые из зависти умышляли на нас многие ереси, намеревались было превратить во зло и погубить в конец Божие дело».

Основание друкарни

Всего две книги успели выйти в московской друкарне: подготовка к печати и сама печать были занятием куда более трудоёмким и длительным, чем теперь. Но даже при тогдашних темпах работы типографии рукописные мастерские не поспевали за ними. И – что немаловажно – при книгопечатании исключались отклонения от канонического, сотни лет назад отредактированного церковью текста. Ещё на Стоглавом соборе были осуждены рукописные книги, изобиловавшие ошибками и, тем не менее, служившие основой для богослужений. А ведь малейшая неточность в тексте Библии может привести к ереси – потому об основании типографии заботился главный церковный иерарх, митрополит Макарий, и сам царь Иван Грозный.

Разрешение на строительство Печатного двора в Китай-городе было дано царём в 1561-м или 1562-м году, а в 1563-м, 19-го апреля по старому стилю, Фёдоров и Мстиславец приступили к набору первой книги. Без малого через год, 1-го марта 1564-го, на российском книжном рынке появился «Апостол».

Две книги

«Апостол» считается первой напечатанной на Руси книгой из тех, что имеют выходные данные, то есть датировку и место издания. Содержание «Апостола» составляли «Деяния», «Послания святых апостолов» и отдельные песни «Псалтири». Фронтиспис украшен гравюрой сидящего перед рукописью евангелиста Луки. Книга оставляет впечатление подлинного произведения искусства не только за счёт аккуратного, выверенного набора, но и благодаря 48-ми орнаментальным заставкам. Оканчивается «Апостол» росчерком, похожим на тот, что использовали немецкие каллиграфы.


Поскольку московская мельница выпускала бумагу довольно низкого качества, книга отпечатана на французской бумаге.

Вторая книга мастеров – «Часовник» — скромнее в сравнении с «Апостолом». Это сборник ежедневных молитв. Рассчитанная на широкую аудиторию, она выходит почти сразу двумя изданиями.

Почему Иван Фёдоров?

Ещё во время обучения в Краковском университете Иван Фёдоров познакомился не только с образцами печатной книги, но и с самим её производством: в польской столице тогда работало сразу несколько типографов. Без сомнения, читал будущий русский первопечатник и книги, напечатанные кириллицей в западно- и южнославянских странах. Не последнюю роль в том, что именно Фёдоров возглавил государственную московскую типографию, стал тот факт, что он служил дьяконом в кремлёвской церкви Николы Гостунского, а, следовательно, был знаком с митрополитом Макарием и, возможно, самим царём. Знали его не только как священника, но и как одного из мастеров разгромленной за несколько лет до основания Печатного двора типографии Сильвестра.


Первая типография, нестяжательство, просветительство

«Апостол» считается первенцем русского книгопечатания, однако на деле это не первая, а лишь восьмая книга, напечатанная в Московии. Семь её предшественниц – три «Четвероевангелия», две «Псалтири», «Триодь постная» и «Триодь цветная» — были изданы друкарями, работавшими под покровительством ближайшего сподвижника царя, священника Сильвестра. Известны имена мастеров первой частной друкарни. Все они выходцы из Новгорода: Маруша Нефедьев, Васюк Никифоров и (возможно) Фёдор Сырков. Активное участие в издательском деле принимал и сын Сильвестра Анфим, взявший на себя руководство типографией после того, как впавший в немилость царя отец отправился на послушание в Соловецкий монастырь.

Иван Фёдоров помогал мастерам первой типографии в издании некоторых книг. Впоследствии, в самостоятельной работе, он развивал методы печати, зародившиеся здесь (а возможно, и внедрённые здесь им самим). Точно так же Фёдоров использовал в своих изданиях и европейские техники книгопечатания.


Примечательно, что именно под крылом нестяжателя Сильвестра появилась первая типография. Сам состав первых книг, как ни странно, говорит об идеологической подоплёке дела. В разгар борьбы иосифлян с нестяжателями сторонники церковной собственности доходили до утверждений типа: «Не требе ныне по евангелию житии!» и «Грех простым чести апостол и евангелие!» Поэтому печатание Евангелий в сильвестровой типографии, равно как и выход фёдоровского «Апостола», были своеобразными способами борьбы православных с иосифлянами-фарисеями.

Сам Иван Фёдоров относился к книгопечатанию как к просветительской деятельности. Даже когда гетман Григорий Ходкевич передал ему во владение деревню, первопечатник не смог отказаться от дела своей жизни и предпочёл «вместо житных семян духовные семена по вселенной рассевать».
Григорий Саблин
Tags: биографии и личности, даты и праздники, история, книги и библиотеки, культура, литература, наследие, образование и воспитание, православие, русский язык, русь, средневековье, турция и византия, христианство, юбилеи
Subscribe
promo yarodom сентябрь 20, 2012 20:29 8
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments