mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Categories:

‎Письма из глубинки‎: Город Тарковского, Ч.1/2

Это попытка подачи материала в новом формате. В одном посте содержатся один старый репортаж и три новых.

Смена платформы связана с тем, что яндекс слил народ другому хостингу, на мой взгляд, неадекватному в плане подачи рекламного блока. Окончательно на новую платформу переходить не буду, хотя, мне лично нравятся строгость и простота гугла. К тому же фотки большие.

Отмечу особенность формата текстов: я рассказываю не о своих впечатлениях, а о судьбах реальных людей.


Фото и текст © Геннадия genamikheev Михеева

Город Тарковского
Репортаж с Волги (Ивановская область)


Здесь несколько срезов жизни городка на Волге, который недавно получил прозвище "города Тарковского".
***
Посмотрите на эту фотографию:


Сразу видно, мальчик из асоциальной семьи. Фотография была сделана несколько лет назад в Юрьевце. Недавно вновь побывал там, отдал в музей диск со старыми фотографиями их этого прекрасного города. Женщины посмотрели видеоконтент и обратили внимание именно на эту фотографию: "Ой, мы знаем этого мальчика! Он очень, очень скверный человек, уже четыре дома в нашем городе поджег..."

Теперь всмотритесь еще раз в эту фотографию: а не написаны будущие преступления в глазах еще невинного ребенка? Кто-то заметит: "Да чего ты спекулируешь - ВСЕ дети обездоленных семей ТАКИЕ. В конце концов, мальчик просто тебя испугался..." Ну, да - напряжение в глазах малыша читается. Но все же представьте: а вдруг маленький человечек всматривается сквозь плоскость изображения в свое будущее?

В этом и суть фотографии как творческого занятия: мы фиксируем видимый мир, думая, что просто самовыражаемся. На самом деле реальность САМА прорывается сквозь завесу наших заблуждений, чтобы сказать: "Человек, ты только тешишь свой язык образной речью, но есть подлинное бытие. Всмотрись..."

Как там у поэта:

За поворотом, в глубине лесного лога,
Готово будущее мне верней залога.
Его уже не втянешь в спор и не заластишь.
Оно распахнуто, как бор, все вглубь, все настежь...


Теперь, собственно, мой рассказ. Он о городе Тарковского.


2.

Град отвергающий

“...И тогда полторы тысячи человек бросились к патриаршему приказу, были мужики с дубинами, бабы с ухватами; попы всех четырнадцати церквей вытащили Аввакума на улицу, били, топтали и полумертвого бросили под избной угол. Воевода наскоро созвал пушкарей и бросился на выручку. Разыскав, они умчали его на лошади в протопопов двор. Прознав про то, горожане снова взволновались и подступили к двору, у которого воевода выставил заслон...”

Так закончилось восьминедельное пребывание Аввакума Кондратьева в городе Юрьевце, куда он был поставлен протопопом, то есть, главным городским священником. А случилось это в далеком 1652 году. Чем же не потрафил юрьевчанам будущий духовный лидер старообрядчества? Да благочестия, понимаешь, ему не хватало! Город богатый: “в обиход” царя” в год дает 21 осетра, 50 белорыбиц, 70 громадных стерлядей, отправляющихся в Москву живыми в “прорезных” стругах. Юрьевчане исправно вносили многочисленные подати в казну церкви, потому как входил город тогда в патриаршую область, но даже при таком оброке здесь процветали 57 лавок, 16 кузниц и 13 рыночных полков.

Но слишком уж любят скоморохов да медведей. У мощей Симона блаженного, ходившего по преданию по воде через Волгу, кликушествуют лживые пророки, дети боярские в корчмах до исподнего проигрываются, а потом кирпичами друг другу головы ломают, многие невенчанные живут, мужики с женками в одних банях моются, а туда же ходят монахи с монахинями... Попытка установления порядка не удалась.

Как, наверное, и любая попытка решительно переустроить общество. За последующие годы рецидивы благонамеренности повторялись неоднократно. Но тема эта слишком скучна, чтобы заострять на ней внимание. Шагнем лучше вперед лет эдак на 350, то есть, в наше время.


3.

...Когда в Юрьевец приехала телевизионная группа из Англии, они просили Светлану поводить их по городу. Перед европейцами стояли три цели: найти пьяного, безработного и детей. По закону подлости (забавно, что местная, юрьевецкая рок-группа именно так и называется: “Закон подлости”) ни пьяных, ни безработных не попадалось. Зато было много детей, которым англичане задавали единственный вопрос: знают ли они, кто такой Андрей Тарковский? Дети знали. Правда, не очень. Путались немного: то ли он был писателем, то ли композитором, то ли кино снимал (для детского понимания это, в сущности не слишком разнится: творческий человек - и все). Но на кинематографическом варианте все-таки останавливалось большинство по той простой причине, что в музее Тарковского (а в нем побывали все юрьевецкие дети) им показывали не книжки, не пластинки, а мультики.

Но ведь любой вам скажет, что фильмы Тарковского предназначены вовсе не для детского восприятия. Да и не всякий взрослый их понимает. Тем не менее, на последних Днях Тарковского, которые приурочены к дню рождения режиссера (4 апреля), когда в кинотеатре показывали его фильм “Андрей Рублев”, случилось невероятное: все досидели до конца, в том числе и дети. А фильм, между прочим, длится 3,5 часа! После первой серии специально сделали антракт, чтобы те, кто притомился, смогли бы незаметно “свалить”. Никто не ушел.

В маленьких городах люди по-особенному восприимчивы к слову; каждое вскользь и, вроде бы, безо всякой подоплеки брошенное слово может весьма больно ранить. В этом смысле жители крупных городов более “твердолобы”. Вот, скажи я, к примеру: “в Юрьевце большая плотность музеев на душу населения”, - будет обида. Поэтому применю казенные слова: в городе существуют три музея, четвертый почти готов и в проекте значится пятый. Работают музеи: Историко-художественный, Тарковского и братьев Весниных (уроженцы Юрьевца, архитекторы, чье главное детище - Днепрогэс). Собран материал для музея ремесел и промыслов города, который будет называться “Амбар”. Так же планируется создать музей сказок режиссера Александра Роу, тоже родившегося здесь. Тарковский (вот уж богата здешняя земля на кинематографистов!) родился не в Юрьевце, а в селе Завражье, на противоположном берегу Волги, но в доме, где теперь его музей, он провел несколько лет своего детства.


4.

Лично для меня (какой-никакой, а все же мужчина!), в общем-то приятно было, что сотрудницы музеев - молодые, обаятельные женщины, любящие свое дело и умеющие рассказывать. Из их рассказов я, правда, понял, что самая опытная из девушек работает в этой системе всего два года. Где же те люди, которые стояли у истоков хотя бы того же музея Тарковского, открытого в 1996 году? Внятного ответа я не получил, но по некоторым намекам ясно было, что в недалеком прошлом здесь бушевали нешуточные страсти. Честно говоря, не хотелось вдаваться в их смысл. Цель моя была проста: найти хотя бы одного человека, стоящего у истоков. Девушки посоветовали связаться со Светланой Жихаревой.

- ...И, все-таки, можете вы объяснить, зачем на меня вышли? - пытала меня Светлана. Худенькая, высокая, белой куртке, с зонтиком в руках, она чем-то напоминала добрую фею из сказки. - Ведь я всего лишь преподаватель в детской школе искусств...

Мы встретились у давно заброшенного магазина “Старая керосинка” и Светлана вела меня к себе домой, в район Пушкариха, на самую окраину Юрьевца. Ну, как объяснить Светлане, что любой журналист - даже я, грешный - попытается “докопаться” до первоистоков той или иной идеи. А, значит, до человека.

- Кто, кроме вас, Светлана Константиновна, сможет внятно рассказать о том, что было? Ведь, насколько я осведомлен, материалы по тому же Тарковскому стали впервые собирать именно вы...

- Насчет темы “Тарковский и Юрьевец”, - может быть, и так. Но знаете ли вы, что у нас в городе было одно из сильнейших на Волге краеведческих обществ? Его уничтожили в 30-х...


5.

Несмотря на дождь, Светлана с нескрываемым удовольствием показала мне свою гордость: цветы. Сам я в них почти ничего не понимаю, но, судя по тому, что только в саду их произрастает больше 200 (!) видов (плюс еще столько же в доме) картина складывается грандиозная. Водя по саду, хозяйка этого “цветочного пиршества” рассказывала:

- Я открыла, что жизнь цветов в чем-то выше, чем жизнь человека. У них другая система обмена информации, им не нужен разум, но отчасти им можно позавидовать. Японцы говорят: “Хочешь быть счастливым - выращивай хризантемы”.

- У вас хризантем много. Значит, делаем вывод...

- Счастье - вещь эфемерная. Я часто вспоминаю одну древнюю заповедь: “Будь счастлив как можешь, но не за счет счастья других...”

Выяснилось, что к нынешней концепции множественности музеев Светлана относится неоднозначно. В частности, к идее музея сказок. В жизни Александра Роу был такой эпизод: ему запретили снимать кино, он приехал в Юрьевец и всю ночь провел у Богоявленской церкви. Он плакал, хотя, будучи сыном ирландца и гречанки, имел не слишком близкие отношения с православием (когда-то его отец был сюда “выписан” из Ирландии богатым юрьевецким купцом как специалист-электрик).

По образованию Светлана - историк. После института он работала в родном Юрьевце учителем, потом специалистом в РайОНО, сейчас же она преподает в детской школе искусств английский, историю искусств и художественную вышивку. С музеями отношения у нее, как уже говорилось, напряженные:

- Я не была согласна с тем, чтобы Тарковского помещали в музей. Нужен был Дом, но в результате получился какой-то мемориал. А когда я начала борьбу за музейные фонды, меня просто-напросто устранили. Но это теперь не важно: все эти люди уже наказаны. Когда-нибудь все придут к тому, что нужен Дом с живыми воспоминаниями, а не музей-труп. Я недавно натолкнулась на советскую сказку, записанную костромскими краеведами где-то в 20-х: “Мужик рубил иконы, а баба их жгла в печи. А они не горят. Что делать? “Вот так чудо!” - воскликнула баба. А ей оттуда голос: “Это еще не чудо. Чудо будет впереди.” И родила баба черта. Думают: “Куда же его девать?” И в колодце топили, и в печи жгли, и в подполе держали. Не пропадает. И решили: отдать его в музей...”


6.

Материалы по Тарковскому Светлана начала собирать еще в 80-х, когда режиссер считался диссидентом. Однажды, когда она еще преподавала в школе историю, на переменке к ней подошли совсем молоденькие юноша и девушка. Представились: Андрей и Кира Истратовы. Они показали Светлане обгорелый клочок газеты и пояснили: “Вот, были в гостях у родственников, жгли старые газеты и наткнулись на это...” Клочок содержал Светину статью в местной газете “Волга”. О Тарковском. Завязалась дружба, которая вылилась в значимое для города событие: в 90-м году они провели фестиваль “Дни Тарковского”, в организации которого помогала Марина Арсеньевна Тарковская, сестра режиссера. Они проводили этот фестиваль три года, после чего “бразды” перешли к другим людям. Опять же, связано все было с какими-то интригами. Дни Тарковского, тем не менее, теперь проходят ежегодно и, по сути, являются самым значительным городским событием.

Пообедав (Светлана угостила меня “фирменным” лакомством - вареньем из физалиса), мы направились к школе, где в 2 часа должны были начинаться занятия. Светлана там преподает английский язык. Пьяные (а, возможно, и безработные) попадались часто. Даже, слишком. В городе, как выяснилось, не работает ни одно производящее предприятие. От экономики происходят и все городские беды.

Хотя, бедность породила один - правда, сомнительный - “плюс”. Центр города давно не переустраивался, отчего он сохранил неповторимый колорит, ощущение того, что будто бы целый век был где-то бесследно потерян. Светлана рассказала мне о том, как некие отважные люди однажды спасли город (в настоящее время она уточняет их имена). Когда заполняли Горьковское водохранилище, полгорода по проекту должна были уйти под воду. Нашлись смельчаки, которые подались в столицу, взяв с собой альбом с видами Юрьевца. Они какими-то одним им ведомыми способами пробились лично к Сталину и смогли-таки убедить генералиссимуса пересмотреть проект и распорядиться построить защитную дамбу.


7.

Когда мы проходили мимо этой дамбы, Волгу штормило: увесистые волны шумно бились о бетонные стены, в которых виднелись промоины. Тарковский суда приезжал в зрелом возрасте - он готовился снять фильм о своем детстве (“Зеркало”) - и, говорят, был сильно расстроен. Тихая, с перекатами Волга превратилась в бескрайнее море и погребла в своей пучине красивейший Кривоезерский монастырь, стоявший аккурат напротив центра Юрьевца (его мы прекрасно знаем по картинам Левитана “Тихая обитель” и “Вечерний звон”). Для дамбы к тому же срыли Георгиевскую гору - его любимое место. В общем, город своего детства он не узнал.

Я вдруг подумал: а многие ли знают из нас, россиян, кто такой вообще Тарковский? Одна юрьевчанка, простая женщина, сказала мне как-то: “А по мне, у него “тараканы в голове”. Ну, природа у него красивая, а остальное... философия”. Какое-никакое, а все-таки мнение. Некоторые и того не смогут сказать. И даже не знают, что Тарковского изгнали из России. Кстати, эта женщина высказала мнение о том, что с момента создания водохранилища город Юрьевец был как бы проклят. Глупость, конечно, но ведь действительно закрылась Льнопрядильная фабрика, являвшаяся градообразующим предприятием (на ее территории теперь функционирует только ночной бар “Сталкер”). А уж о том, что когда-то здесь с успехом работали лыжная фабрика и пивозавод - уже давно забыли.


8.

...Из-за дождя мы немного запоздали. Детишки уже ждали и буквально облепили Светлану. Все знают, как трудно детям дается язык, так вот, на уроке заметно было, что английский малыши усваивают с удовольствием. Наверное, особенная энергетика моей героини здесь не на последнем месте. Когда мы еще шли по тихой и уютной улице Ленина, Светлана обронила, что занимаясь с маленькими детьми, она сама получает невыразимое удовольствие:

- ...Меня однажды восхитила фраза Эразма Ротердамского: “Учитель - это вторая должность после царской”. И я так же думаю о педагогической деятельности. Знаете, я в детстве очень хотела заниматься автомобилями, я обожала копаться в двигателях внутреннего сгорания.. А теперь мой “двигатель” - это дети.

- Вы же - историк...

- Есть вещи, когда обычные слова неприменимы. Однажды некий чиновник мне сказал: “Вы никто” (я пыталась защитить человека). Вы знаете, я даже не обиделась. Хотя бы, потому, что знаю, что я “второй человек после царя”. Это он - никто...

- Но ведь бывали минуты, когда все хотелось бросить - и уехать? Мне кажется, в этом городе вы одиноки...

- Меня даже приглашали. Но мне везде плохо. И только здесь иногда бывает хорошо. Я много ездила, хорошо знаю Лиссабон, излазила вдоль и поперек Афины. Но как же мне оставить Юрьевец, если здесь все - мое?

После окончания занятий мы со Светланой Жихаревой расстались. Она, как Мери Поппинс, раскрыв свой зонтик, стремительно “растворилась” в дожде.


9.


10.


11.


12.

... прошло десять лет…


13.

Град обреченный

По вечерам на главную улицу Юрьевца, Советскую, выпускают цепных псов и молодых парней с «полторашками» пива в явно чешущихся руках. На меня, незнакомого мужичка с фотоаппаратом, особи смотрят с некоторым пониманием. Я не из их мира, а потому попытки контактного единоборства со мной чреваты. Тем более что по Советской время от времени стремительно проносятся полицейские «УАЗы», создавая видимость правопорядка…

Прекрасный и великий город Юрьевец лежит на дне. Во всех смыслах. Дно «физическое» объясняется простым фактом: старый Юрьевец находится ниже уровня Горьковского водохранилища и защищен дамбой. Ну, а что касается «духовного» дна… Столкнулся я с одним довольно своеобразным явлением. Пресловутая улица Советская раньше называлась Егорьевской. Георгий Победоносец – небесный покровитель города, и в день Святого Георгия священники, монахи и паства свершают крестный ход вокруг города. Считается, что крестный ход защищает город от напастей на весь год. Я специально приехал к этому дню, и был сильно удивлен, что священство вокруг города не пошло. Бабушки – пошли. Священство, сославшись на то, что владыка, мол, не приехал, и некому было их благословить, пошло после торжественной службы не вокруг города, а… в трапезную. Неужели даже духовные люди уже не верят в защитную силу Креста?

Духовная жизнь Юрьевца всегда была непроста. Через много-много лет потомки тогдашних юрьевчан в честь выгнанного с позором протопопа Аввакума назвали улицу своего города. Такова наша Россия… Я вообще вот, что думаю о нынешнем Юрьевце. Это модель всей России после того как из ее недр будет выкачан весь углеводородный запас. Город без будущего, обреченный на медленное вымирание.

Изначально я хотел назвать материал «Белый город», ибо так назывался Юрьевец в Средневековье. Но как это сделать, ежели на месте Белого города сейчас пустырь? Нет его, древнего Юрьевца! А вот Юрьевец, изгнавший Аввакума, как это ни печально, есть. Он явно не «гламурен». Правда, одну улицу отделали – улицу Тарковского. Она для туристов, и на ней расположены юрьевецкие музеи, коих насчитывается три. По Советской улице туристов не водят. Впрочем, отступив влево-вправо от улицы Тарковского, турист все равно все увидит и поймет…


14.

Вообще я вот, что заметил: многие юрьевчане, однажды оставив город, в зрелом (но не пенсионном!) возрасте возвращаются на Родину. Утверждают, что тянет их в Юрьевец непреодолимая и непонятная сила. Везде им плохо, только здесь душа покой обретает. Ностальгия?..

Взять местную гордость, клуб юных моряков «Мечта». Его выгоняют из старинного здания на Советской, сославшись на то, что в особняке нет пожарного выхода. Об этом мне рассказал преподаватель клуба Владимир Сергеевич Терентьев. Да, формальная причина – несоответствие нормам. Но все знают, в чем дело: нищему городскому бюджету «гордость» не по карману. Уже сокращена команда речного катера, уволены сторожа… Да, клуб близится к закату. Зато напротив него перестраивается старинное здание пивзавода. Хозяин хочет открыть там развлекательный центр по типу «казино-женщины-вино». Другой нувориш купил Юрьевецкий порт, хочет открыть там закрытый яхт-клуб. Неужели Юрьевец превратится в развлекательный центр для сильных мира сего? Если «сильные» переживут кризис… Да нет, они-то не только переживут, да еще и руки погреют! А вот переживет ли город – еще вопрос… Вот будет «прикольно»: шикарные казино и яхт-клубы среди бараков! Или – не «прикольно», а больно?

В клубе занимается больше 200 юрьевецких детей. Они бредят морем, и педагоги буквально заражают их любовью к морским просторам! Но заниматься им приходится где придется. Владимир Сергеевич в «Мечте» преподает историю российского флота и морское дело. Хотя по профессии он радиофизик. После университета работал в Нижнем Новгороде, в НИИ; изучал космическое пространство, но через шесть лет потянуло молодого ученого домой, да и к тому же родители болеть стали, надо было им помогать… У Терентьева три дочери. Одна живет в Нижнем, вторая в Ростове, третья – так вообще уехала в Ирландию. Вот дочери пока что ностальгию не явят… Или время не настало?

Терентьев работал в Юрьевце директором электросети; задумал он построить городскую котельную – такую, чтобы одна и для всех почти многоквартирных домов и организаций. Не дали Владимиру Сергеевичу это дело осуществить, посчитали: это ж сколько персонала на маленьких кочегарках надо сократить! В общем, с обидой ушел Григорьев в Дом пионеров. Вместе с группой энтузиастов стал создавать клуб юных моряков. Параллельно выдвинулся в депутаты горсовета. Григорьева даже избрали председателем горсовета. Однако должность такова, что председатель по сути – «генерал без армии»: у тебя нет ни подчиненных, ни прав. Уже 90-е годы настали, и сменяющиеся главы города и района старались хапануть побольше. Хватали – и уходили в сторону. Законодательство российское такие правила устанавливало, что можно было хапануть безнаказанно. Вот, соответствующие люди, временщики, и прорывались к властной «кормушке». И никто у чиновников уже не спрашивал, где они свой первый миллион заработали… А город между тем все глубже и глубже опускался на экономическое дно. Григорьев пытался этому противостоять, но ему намекнули: «Сиди тихо, если жить хочешь!» В конце концов, Владимира Сергеевича «увели». Еще в 80-е годы улица Советская была похожа на какой-нибудь голландский городок – она представляла собой сплошной цветник. Цветы в 90-е исчезли быстро…


15.

В «Мечте» все было иначе. Там собрались подвижники можно сказать, люди «не от мира сего». Это Сергей Павлинович Андреев, Вячеслав Яковлевич Морковкин, Николай Сергеевич Блинов. Последний при клубе создал оркестр духовых инструментов, единственный в городе. Когда Блинов еще на льнофабрике работал, его воспитанником был Валера Леонтьев, ставший знаменитым эстрадным певцом. У клуба даже свой теплоход был! Получилась с ним позорная история: поставили теплоход на ремонт, и на стапелях его… разобрали на металлолом. И вот теперь, получается, «Мечта» неугодна власти… Были ведь у клуба договоры с российскими флотами, очень много выпускников на боевых кораблях служили или служат.

Что теперь будет с «Мечтой»? Скорее всего, ее вообще не будет. Когда говорят пушки наживы, музам приказано заткнуться… Молодежь юрьевецкая свой выбор сделала: все бегут, бегут как можно дальше от Юрьевца. По мнению Григорьева это системный кризис. И он не только в маленьком городке Юрьевце; такова вся почти российская провинция. Если через городок не проходит труба, по которой прокачивается нефть или газ, он обречен. Впрочем, педагоги клуба настроены на лучшее. Сейчас, к примеру, строятся новые ялы (шестивесельные лодки). Остался клуб без механизированных плавсредств – на веслах да под парусами будут ходить! Идут в «Мечту» дети разных возрастов, эсэмески шлют Григорьеву: «Когда приходить?», «Где встречаемся?» Когда Владимир Сергеевич про Волгу рассказывает, про историю Юрьевца, про подвиги русских моряков, дети внемлют, вопросы задают. В общем, интересно им в «Мечте». Так, по мнению Григорьева, и воспитывается любовь к малой родине.


16. Ирина Голубева (тогда она была совсем-совсем юной...)

…Еще одно необычное место в Юрьевце – театр-студия «Забава». С его основательницей и руководителем Ириной Голубевой я познакомился у нее дома, в районе Пушкариха на улице Гагарина. Улица хотя и названа в честь покорителя Космоса, даже не асфальтирована. И кругом – грязь, грязь… Возле дома Ирины стоит сломанный «Москвич»,рядом два сруба, которые кто-то вроде начал собирать, да внезапно бросил. В семье случилась драма. Отец семейства уехал на заработки в Нижний Новгород. Так большинство юрьевецких мужиков поступают, дабы прокормить семьи. Там он встретил женщину и остался у нее жить. Такое тоже часто случается. Знаете… когда ты пребываешь в большом городе, да с перспективами, трудно адекватно думать о том, что дома тебя ждут жена с детьми да проблемы, проблемы… Тут, как говорится, не суди да не судим будешь. Ну, а то, что трое детей осталось там, в Юрьвце…так одна девочка уже совершеннолетняя!

…Ирина прежде сводила меня к своим родителям. Она хотела просто показать замечательных людей, оптимистов, которыми она искренне гордится. Мы застали Валентину Ивановну и Анатолия Ивановича Хреновых за заботой: на своем участке они насаживали новый сад по системе «Польмета»: три груши и семь яблонь. Валентина Ивановна всю жизнь работала в школе, преподавала химию и биологию. Анатолий Иванович – речник, ходил по Волге на самоходной барже. Интересный факт: родители уезжали в другой город, и 27 лет не видели Юрьевца. Покидали они зеленый, ухоженный Юрьевец, в котором было полно молодежи. Вернулись в какую-то «сталкерскую зону», в город, который уже в пять вечера вымирает, и люди замыкаются в своих домах. Даже магазины в Юрьевце закрываются в пять! Жуть? А все же – Родина!

Валентина Ивановна духом не пала. В городском клубе она для взрослых юрьевчанок ведет кружок плетения на коклюшках «Кружевница». Кое-что в Юрьевце все же не изменилось, а именно – большие, яркие звезды. Конечно, звезды хорошо видны потому что уличного освещения нет, «паразитный свет» не мешает созерцать ночной небосвод. Но, может быть, и ради этого стоит любить маленький город?..


17.

Дочь Ирины Ксения поступила в училище культуры, она мечтает стать артистом кукольного театра. Сыновья Иван и Елисей – школьники. Они участвуют в «Забаве», умеют играть на народных инструментах и вообще артистичные ребята. В общем, достойные дети, Елисей - так вообще победитель областного фестиваля «Белый город», он поет замечательно. И маме дети во всем помогают. А помогать есть в чем, ведь Ирина пережила очень и очень много. Театр-студия только недавно появился. Его направление – фольклор, своеобразные «скоморошьи» действа, в общем, отражение народной, карнавальной культуры. Ирина вообще любит все радостное, она оптимист. И трудно поверить, что совсем недавно она боролась с тяжелейшей болезнью. Три года на инвалидности была, пережила две операции, несколько химиотерапий. Она победила рак! Однако, именно в этот непростой момент, из семьи ушел муж…

Жизнь Ирины складывалась в общем-то счастливо. Мама в свое время настояла на том, чтобы дочь получила образование златошвейки и послала ее учиться в Торжок. Выучилась, получила «красный» диплом – и все равно пошла по своей стезе. Ирину в культуру тянуло, в артистическую деятельность. Хотя некоторое время и проработала в Торжке мастером-золотошвейкой, параллельно получила режиссерское образование. Ирину пригласили в Юрьевец, предложили место в клубе деревни Махлово. И там она проработала до 2005 года. Вышла замуж, родила детей. И вроде бы хорошо там было, но колхоз обанкротился, люди без работы остались, и началось массовое бегство из деревни. Родители помогли приобрести старенькую избушку в городе, на улице Гагарина. Муж наладился на заработки ездить, потом болезнь, разлад в семье…


18.

«Забаву» Ирина создала не только для того, чтобы смысл жизни наличествовал ( без него, смысла, все же трудно…). Ирина несмотря ни на что верит, что Юрьевец возродится. Ее принцип: чтобы город снова стал красивым, каждый юрьевчанин должен этого захотеть. Но как людей-то заразить страстью к возрождению? Ответ Ирины таков:

- Надо постичь наши «корешки». Знать историю своего города, понимать, для чего ты здесь живешь. И главное, что надо понять: нет лучших мест! Самое лучшее – то, где ты родился, вырос. Человеку, который свою маленькую родину считает забытым Богом уголком, везде будет плохо…

…Юрьевец сгубили проходимцы. Юрьевчане и сами виноваты, что попустили людям, которые пришли только с одной целью: урвать. Возродят городтолько подвижники. Такие люди здесь есть. Да, их маловато, их притесняют, унижают… Но, может быть, и на их улице настанет праздник? Шансы есть. Все зависит от воли самих юрьевчан.


19.

А это комната Андрея Тарковского...
Tags: биографии и личности, города и сёла, жизнь и люди, известные люди, история, культура, нравы и мораль, провинция, регионы, родина и патриотизм, фото и картинки
Subscribe

promo yarodom сентябрь 20, 2012 20:29 14
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments