mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Categories:

‎Письма из глубинки‎: Город Тарковского, Ч.2/2



20.

Крестьянский ресторан

Красуется на берегу Волги деревянный терем, на фронтоне которого гордо начертано: «Ермак». Этот единственный ресторан в городке Юрьевец открыт всего год назад. «Искушенный» россиянин проворчит: «Ну, опять бандюга какой-нибудь дело свое открыл. Или в крайнем случае чиновник…» Не попал! Ресторан «Ермак» на самом деле построил и содержит… обыкновенный крестьянин.

Буду точен: «Ермак» не ресторан вовсе, а кафе. Виктор Исхаков объяснил мне, что для того чтобы получить статус «ресторана», нужно выбить вдвое больше разрешительных документов. Да и чтобы «кафе» построить, нужно было ой, как много чиновничьих стен пробить! Впрочем, в «Ермаке» все построено по ресторанному образцу. Все с пылу – с жару, обслуживание по высшему уровню, персонал культурный. Недавно Исхаков уволил двух официанток. Они позволили себе выпить спиртное на работе. Официантки сейчас судятся, отстаивают свои права. Виктор Федорович и на суде стоял на своем: «Культура обслуживания должна быть на первом месте!»

Здание ресторана на самом деле вовсе не построено. Терем – значительно переделанная старинная постройка. Новый сруб слишком даже дорого обойдется. Откуда такое «звонкое» название взялось: Юрьевец – родина покорителя Сибири Ермака Тимофеевича. Исхакову предлагали назвать заведение стандартно: «У Федорыча», однако он настоял на своем. Он ведь сам из Сибири родом, точнее, из Амурской области.

Дела не в сезон идут в «Ермаке», откровенно говоря, не очень. Юрьевец - очень-очень бедный городок, в котором закрыты все предприятия. Ну нет почти таких юрьевчан, которые могут себе позволить поход в ресторан… Ставка на гостей города – дачников и туристов. Проблема в рекламе. В нашей стране, если честно, социализм-то разрушили, а вот цивилизованный капитализм так построить и не сумели. Один крупный чиновник за городом имеет свой бизнес (базу отдыха). Юрьевец украшен рекламными плакатами этой базы. Все другие предприниматели, имеющие отношение к туризму («Ермак» - не исключение) не могут разместить в городе свою рекламу, «не дозволено». Своя рука – владыка… Впрочем, Исхаков присутствия духе не теряет. Ресторан – его давнишняя мечта. Не только же в земле ковыряться да помет таскать!

Отдельного рассказа заслуживает семья Исхаковых, она по-своему удивительна. Живут Исхаковы в почти что заброшенной деревушке Махлово, в 25 километрах от города. У них большое фермерское хозяйство, «ударными» направлениями которого являются овцы (у Исхаковых отара – 200 голов) и перепела. Если говорить об овцеводстве, фермерское хозяйство «Золотое руно» получило статус «генофондового»: Исхаковы разводят элитных овец романовской породы, сотрудничая с научными институтами. Перепела – отдельная «песня»: перепелиная ферма деревни Махлово поставляет яйца в Иваново, в Нижний Новгород, в другие крупные города.

Факт, что у Исхаковых в деревне нет ни одного наемного работника, со всем справляются сами, при помощи своих же детей. Да и откуда работникам взяться, если в Махлово теперь только Исхаковы живут, да один опустившийся «бомж»? Вымирает, вымирает русская деревня… Считай, Махлово – маленький хутор, отдаленный от цивилизации. Странно представить, что хуторяне из эдакой глубинки ресторан в городе держат! Номинальным руководителем «Золотого руна» является супруга Виктора Светлана Александровна. Хозяин – директор фирмы «Исхаков и сын». Кроме ресторана Виктор Федорович намерен открыть и гостиницу. Но это в будущем, когда страна от кризиса выправится…


21.

«Сын» к названию фирмы приписан не случайно. Отцу действительно помогает старший сын Максим: он по сути все дела ресторана ведет, начиная от снабжения и заканчивая кадрами. С Максимом случилась знаковая история. Он окончил университет, и пристроился на работу в Ленинградскую область. Хорошее место занимал, с солидной зарплатой. Но понял: родителям надо помогать, иначе задуманное дело (ресторан) сильно рискует загнуться.

Вообще детей у Исхаковых семеро(!). Мария, старшая дочь, в банке работает, в Кинешме, и очень даже помогает родителям по экономической части. Дочери Маша и Лиза - школьницы. Еще двое маленьких детей, Олег и Валера, - племянники Виктора Федоровича. Несколько лет назад на Дальнем Востоке случилось несчастье, в автокатастрофе погибла мама мальчиков. Исхаковы по русскому деревенскому обычаю не могли детей не приютить.

Седьмой ребенок в семье – Ваня. Его мать – алкашка, отец исчез в неизвестности… Ну, пропадал пацан! Дальние родственники привели Ваню в соцзащиту и сказали: «Возьмите его, он нам не нужен!» Пожалели мальчика именно Исхаковы. Светлана Александровна с Виктором Федоровичем рассудили: «Семь – красивая цифра! Лишний рот – не помеха…» Порядок жизни у Исхаковых отлажен, папа все равно утром детей везет в школу села Ёлнать, пусть и Ванька с ними катается! Всего год прошел, а Иван в полной мере «вписался» в хуторскую жизнь. Любит с овцами возиться, отару по выпасу гонять. Золотой парень, трудолюбивый! Впрочем, таковы и все другие дети Исхаковых – как родные так и приемные.

Да, дети растут в деревенской атмосфере, привычны они к сельскому труду. А вот родителям в свое время пришлось привыкать к селу. Исхаковы приехали из Узбекистана еще когда у них было только двое детей. Жили они в маленьком городе энергетиков Ширин. Светлана Александровна работала учительницей начальных классов, Виктор Федорович – инженером. Городок окружали хлопковые поля, и по советско-феодальной традиции школьников осенью вывозили на хлопковые поля, работать. Почитай, до Нового года учебы у детей не было. А хлопковые поля обрабатывали с самолетов химикатами, отчего многие дети болели. Старший сын Максим стал аллергиком и у него начала развиваться астма. Исхаковым посоветовали: надо перебраться в Россию, в Среднюю полосу.

А по стране в то время уже гуляли перестройка и «новое мышление». Прослышали супруги, что в Ивановской области есть совхоз, куда приглашают молодые семьи «на подряд». Обещали сразу дать жилье. Исхаковы были молоды, легки на подъем. Дети действительно страдали на хлопковых полях, и они решились переехать очень даже быстро. Приехали они в деревню Махлово, имея всего лишь 350 рублей наличными, да пару фанерных чемоданов, которые к тому же были полупусты. Заключили договор с совхозом на «семейный подряд» и получили Виктор со Светланой в ведение ферму с молодняком, двумястами телочек.

Узбекский городок Ширин хоть и маленький, но он все же город. Новоявленные «семейноподрядники» скотину видели только на большом расстоянии и не знали сперва, с какой стороны к телочкам и подходить… Светлана коров жуть как боялась. Но что делать – если жизнь разительно поменяли, надо и к ее образу привыкать! С жильем совхоз не обманул. А вот с деньгами промашка вышла; выкормили Исхаковы стадо, сдали, а договорных денег не получили. Надо было как-то выкручиваться самим…

Поразил молодых супругов Юрьевец. Городок вроде ничего, но по контрасту с Узбекистаном в городе царила (и царит) грязь. Все овраги, канавы, ямы завалены мусором. Юрьевчане откровенно не любят свой город, не интересуются историей, и молодежь настроена бежать, бежать… Впрочем, Исхаковы тогда безвылазно жили в Махлово, строили хозяйство. Это сейчас, в связи с началом ресторанного бизнеса город стал им ближе физически. Душой мои герои все же к деревне прикипели. Правда, когда Исхаковы начинали свой крестьянский путь, Махлово была очень даже большая деревня. Потом, когда совхоз загибаться начал, Махлово все ужималось, ужималось… Теперь это уже хуторок, а вокруг заброшенные, зарастающие лесом поля. Бери – да возделывай! А некому…

Виктор Федорович хотя родом с Амура, больше всего набрался мудрости у узбеков. Главная поговорка на Востоке: «не имей сто рублей, а имей сто друзей». Исхаковы стали «обрастать» друзьями, связями. В Узбекистане такой принцип действует на 100%, у нас приблизительно на 75. Важно, что у Виктора Федоровича «язык подвешен». Простому мужику из глубинки, не умеющему грамотно излагать мысли, все же труднее было бы «раскрутиться».


22.

Виктор после того как обман вышел с «семейным подрядом», еще и в совхозе успел поработать – сначала водителем, потом заместителем директора по коммерции, после - главным инженером. Все же плюнул, ушел, занялись Исхаковы на своем подворье выращиванием телят, мясо продавали. Позже, когда совхоз окончательно до ручки дошел, Виктора Федоровича звали его возглавить. Но спасать к тому времени было уже нечего – все разворовали… Потом Виктор Федорович стал «гонять» фуру с пиломатериалами в Краснодарский край. Однажды нашлись «добрые» люди: позвонили по «нужному» телефону, и у Исхакова вытащили все деньги. Много, много у нас «доброжелателей»…

Фермерское хозяйство Исхаковых сначала на выращивании телят строилось, потом на выращивании поросят. Постепенно Исхаковы обретали свою «нишу», находили комфортную позицию в рынке сельхозпродукции. Так появились овцеводство и перепелиная ферма.

А ресторан… это давнишняя мечта Виктора Федоровича. Едва он впервые увидел поистине «Богом забытый» Юрьевец, его первая мысль была примерно такова: «Эх, ежели б здесь хотя бы одно приличное заведение появилось!..» Овцеводство учит простой истине: одна паршивая овца стадо портит: один появившийся в стаде элитный баран может обновить породу. Таков и ресторан «Ермак». Она как яркое пятнышко на сером фоне! Появилась в связи с рестораном одна новая и весьма специфическая проблема, с которой Исхаковы раньше не сталкивались. Она называется просто: люди. В своем фермерском хозяйств Исхаковы до сих пор сами управляются. А здесь надо людей нанимать. И много, очень даже много общаться с чиновниками разных уровней. Когда Виктор Федорович в своем семейном фермерском хозяйстве трудится, он устает физически. Занимаясь ресторанными делами он устает морально.

Недавно Исхаковы за границей побывали: Виктор Федорович в Италии, Светлана Александровна – в Германии. Их пригласили по «фермерским» делам, в порядке обмена опытом. Интересно в Европе, много есть чему научиться. Но, когда супруги вернулись и оглянулись вокруг… поняли, что европейский опыт у на неприменим. Конечно, можно некоторые западные модели ведения хозяйства адаптировать и к нашим реалиям, отличающимся коррупцией и протекционизмом. Но для этого необходимо просто-напросто все у нас перевернуть с ног на голову.

Виктор Федорович окончательно понял, что у нас в России всего-то две проблемы: мы огромная страна и мы богатая страна. От огромности и богатства у нас неправильно перераспределяются доходы казны, попросту говоря, воруют, отчего большая часть населения, отлученная от «кормушки», пребывает в нищете. От такого неравновесия рождаются нерачительность, наплевательство, уныние. Ихаковы изначально, едва в Россию переехали, не могли понять: чего это люди в таком красивом месте живут (окрестности Махлово действительно прекрасны), а такие злые и завистливые? И все двадцать лет Исхаковы развивают свое дело в атмосфере ненависти – порой скрытой, порой – прямой. Первое, что они услышали, едва появившись в деревне: «Ну, какого хрена вы сюда приперлись? Хлеб наш сожрали, да еще и воду выпили…» По случайному стечению обстоятельств в Махлово колонка в этот день сломалась. На кого свалить? На чужаков… Один старик Виктору Федоровичу тогда заявил: «Понаехали тут. Чернож…е…» Исхаковы – русские люди, но не в этом дело. Пусть бы даже другой национальности –для чего оскорблять?

Теперь завистников в Махлове нет. Вымерли, сами собой… Исхаковы последнего оставшегося бомжа – и то подкармливают. На своем хуторе они сами себе начальники. Есть запас энергии – ресторан основали. Правда и в городе Виктор Федорович недавно услышал, когда проходил мимо полуразвалившегося барака: «Ничего, капиталист проклятый, придет наше время – будем тебя жечь, убивать…» Говорил не забулдыга какой-то, вполне благообразный старик. Ненависть, злоба сжигает людей… Почему?

Ничего, были и более крутые моменты! Когда Исхаковы только фермерством занимались, приехали как-то бритоголовые ребята на иномарках. Сказали: «Хозяин, мы будет тебя охранять, а ты за это нам отстегивать будешь…» И назвали непомерную сумму. Исхаков вынул из сейфа ружье, вывел детей на крыльцо и сказал рэкетерам: «Мужики, у меня другого выхода нет. Вот дети, вот ствол. В следующий раз приедете – буду отстреливаться до последнего патрона…» А ведь совестливыми оказались эти бритоголовые, больше не приезжали…

Много пережили Исхаковы за свою жизнь и наверняка еще переживут. И ведь сдюжат, ведь есть главное у этой замечательной семьи: согласие и взаимопонимание. Остается только пожелать, чтобы на Руси было побольше таких семей!


23.

Волшебство дочери Элвина

В мире Татьяны Улитовой все странно. Можно серьезно поверить, что она дочь сказочного волшебника Элвина. Хотя на само деле отец Татьяны Эльвиновны – уроженец глухой русской деревушки Суховки. Почему отца назвали в честь святого Элвина, осталось тайной. То ли родители в святцах эдакое вычитали, то ли поп, нарекший младенца именем, был великим романтиком… Только вышло, что дочь русского мужика Элвина действительно стала сказочницей. А, может быть, даже волшебницей…

Попав в здание Сельскохозяйственного колледжа, что на западной окраине Юрьевца, вы действительно можете окунуться в мир сказки. Даже слов не хватает, чтобы описать увиденное в двух просторных комнатах на первом этаже! Это и настенные панно, и глиняные поделки, и раскрашенные бутылки, и кожаные изделия, и шитье… И много-много-много кукол! Настоящее царство кукол – разного размера, фасона, стиля…

Все это именуется: «музей-театр «Истоки». Татьяна Эльвиновна специально пригласила одну из сотрудниц колледжа, разодела ее в костюм русской купчихи – и усадила на фоне вышитого панно, изображающего старинный русский город. Получается сюжет «Купчиха», как на картине Кустодиева. К Татьяне Эльвиновне вообще любят ходить, чтобы попозировать в какой-нибудь экзотической обстановке, да в необычных одеждах. Коллекция одежды Улитовой поистине уникальна. Она здесь же, в колледже хранится, с старинных кованных сундуках. И дома а тоже немало одежды. Только в него Татьяна Эльвиновна гостей не водит; стесняется того, что он так и не достроен.

В коллекции Татьяны Эльвиновны есть и японские кимоно, и индийские сари, и даже сирийский свадебный костюм. Многое мастерица пошила сама. Но есть платья оригинальные, присланные из дальних стран. Помогают добрые люди. Приехал как-то в Юрьевец дипломат, советник посольства России в Арабских Эмиратах. Его жена привезла, она родом из этих мест. Посмотрел уникальный музей-театр, восхитился… и теперь Евгений Евгеньевич (так зовут дипломата) регулярно шлет посылки с разнообразными восточными нарядами.

Жаль, Юрьевец теперь стал таким захолустьем, что туристов сюда приезжает очень даже немного. А ведь город-то по сути прекрасен! Весь в церквах, с улочками, застроенными еще в позапрошлом веке, с доброжелательными людьми… Но так вышло, что город имеет несчастную судьбу: здесь закрыты все предприятия, молодежь стремится уехать, да и вообще кругом царствует пессимизм… В семье Улитовых две дочери, и обе в Юрьевце давно не живут. Маленький «авторский» музей Улитовой – своеобразный «лучик» в этот провинциальном «болоте». Татьяна Эльвиновна своеобразно относится к городу, в котором ей довелось жить:

- …Вот иногда так обидно за Юрьевец! Кругом грязь и уныние… А ведь только в маленьких городах остались истоки настоящей, исконной Руси! Мы здесь живем такой жизнью, какой жили наши предки. Меня мои дети зовут в Подмосковье (дочери там живут); а у меня и мысли о том нет. Здесь русский дух, атмосфера удивительная. В Юрьевце вырос кинорежиссер Андрей Тарковский, и он многого здесь набрался. Дождь, «измученные предметы» (старые, потрепанные), усталые камни… Я ведь тоже чувствую, что вся эта удивительная натура одаривает особенной, непонятной энергией. Я жила в Вичуге, жила в Шуе, жила Заволжке. А по-настоящему раскрылась только здесь! Не знаю, почему…


24.

Особенный предмет изучения Татьяны Эльвиновны – славянское язычество. После образования Горьковского водохранилища волжская вода постоянно подмывает берег, и местные жители регулярно находят в отвалах странные фигурки людей или животных. Ученые утверждают: это образы языческих божеств. Улитова изучила находки, причитала книги по славянскому язычеству и построила своеобразный «пантеон» богов, которым поклонялись жители этих мест до той поры, пока сюда не пришло христианство. Татьяна Эльвиновна восхищена миром древности:

- По образованию я ветеринарный фельдшер. Училась в институте, но по жизненным обстоятельствам не смогла окончить: муж попал в тяжелейшую аварию и целый год был прикован к постели… Так вот, даже с высоты своего невеликого образования я понимаю: какой великий мир был у наших предков! Как они понимали и чувствовали природу, как они тонко чувствовали внутренние нити мироздания!.. Хотя я не нашла сторонников в плане язычества, я все равно рада, что имею возможность прикоснуться к миру славянской мифологии…

Татьяна Эльвиновна научилась делать древние фигурки из глины. Постепенно она начала понимать их назначение: в большинстве случаев они служили оберегами, защищали от действия злых сил. Улитова, разобравшись более-менее в сложнейшем духовном мире наших предков, решилась персонифицировать некоторых божеств. Проще говоря, она попробовала делись их в форме… кукол.

Про себя Татьяна Эльвиновна рассказывает следующее:

- Я родилась в старинном селе Парское, под Вичугой. Многое «втиснул» в меня дедушка Сергей Федорович Столетов, сельский учитель и оригинальный художник. Прежде всего дед научил быть внимательной к природе, чувствовать ее тонкие струны. Но лепить, рисовать я начала уже в зрелом возрасте. Вроде бы, ни с того – ни с сего, но позже я поняла, что это от дедушки, русского интеллигента. Много мне дала и бабушка, Ираида Ивановна: она на жизнь шитьем зарабатывала, и меня многим женским ремеслам научила. В каникулы, уже когда в городе Вичуге жила, я вырывалась на берега маленькой речки Парши и наслаждалось природой! Я до сих пор люблю быть одна, созерцать… Ну, а что касается моего нынешнего увлечения… оно поздно возникло, когда мне уже сорок исполнилось. Сначала я поднимала детей, выхаживала мужа, обшивала всех, на огороде выращивала еду… Знаете: в свое тридцатилетие я впервые в жизни по-настоящему увидела небо. Росли дети, и я смотрела вниз; ведь дети маленькие, надо следить, чтобы не упали, не набедокурили… На небо я по-настоящему стала смотреть, лишь когда дети в школу пошли. А в сорок лет я увидела красоту вокруг себя. Травинку, цветочек, букашку, камешек… неяркую русскую красоту. Только потом я узнала, что есть японские миниатюры, на которых неприметные с виду маленькие фрагменты природы представляются как образы Вселенной… А сейчас у меня такое ощущение, что я все не надышусь!..

Жизнь Татьяны Эльвиновны теперь построена так. С утра она встает и до обеда работает: шьет, лепит, моделирует. После обеда идет в городскую школу №2; там она преподает детям рукоделия, ведет творческое объединение «Волжская радуга». Ну, а вечером – в сельхозколледж, в музей-театр. С помещением помог директор колледжа Анатолий Анатольевич Мухин, человек мудрый и дальновидный. Когда-то Улитова здесь училась, получала образование ветеринара. И директор не забыл свою ученицу. Первое время Татьяне Эльвиновне даже зарплату положили, 700 рублей. Теперь, в связи с кризисом, и этих денег не платят. Но и выгоняют – и то хорошо…

Характерно, что свои работы Татьяна Эльвиновна почти не продает. Все, что она делает, собрано в колледже либо раздарено друзьям. Ну, если только маленькие картинки продаются. Но и они зачастую раздариваются. Что точно Татьяна Эльвиновна никогда не продаст – это куклы. Много кукол изображают конкретных персонажей либо реальных людей. Однако особенный интерес Улитова все же проявляет к мифологическим фигурам:

- Когда на наши земли пришло христианство, древнюю богиню Мокошь наши предки превратили в Параскеву-Пятницу. И все равно Параскева, как и языческая богиня, плетет нить судьбы, покровительствует женщинам. Сделала я Мокошь, а потом стала думать: какой образ придать богине Ладе? И помог мне Господь! Мне ночью представилась рыжеволосая женщина, а рядом с ней двое детей: Лель и Полель…


25.

Не сказать, что у Татьяны Эльвиновны собран целый «пантеон» славянских богов. Их немного в ее собрании, больше все же исторических вещей, нарядов, поделок… Улитову приютили в колледже не только благодаря тому, что она выходец из него. Татьяна Эльвиновна действительно чрезвычайно талантливый человек, да к тому же трудолюбивый. Между прочим, Улитову приглашали в другой город, Пучеж. Обещали дать хорошее помещение, где можно разместить коллекцию, положить достойный оклад. А она не согласилась:

- Я и сама не понимаю, почему меня притягивает Юрьевец. Да, судьба связывает меня Юрьевцем больше тридцати лет, и всякий раз, оставляя город, я стремлюсь сюда вновь. Город-то какой: холмы, холмы… Поднимаешься на высоту – и почти что у звезд оказываешься! А потом на двести метров вниз, к широченной Волге… В Юрьевце очень много талантливых людей, и здесь люди с Космосом соприкасаются. Я помню, какой это был зеленый, чистый город, как много здесь было цветов, молодежи… Мой муж в милиции служил, и, когда его сюда перевели, я так обрадовалась! Потом его перевели в Заволжск. Я там пожила – и сюда сбежала… У нас разлад был. А кончилось тем, что Валера за мной приехал. Я вообще мужу благодарна бесконечно! После аварии мы с дочерьми его выходили, подняли, но он инвалидом остался. Несмотря на боли, он много по хозяйству делает, и я знаю, что приду домой с работы – и на столе будет ужин. Или увлекусь, Валера ко мне приходит: «Танечка, ты иди, поешь…» И еще мне Валера советует, какой цвет использовать, какой тон, как линию провести. Муж – мой «домашний худсовет». И еще: недавно я увлеклась росписью бутылок и тарелок; на них я пейзажи нашего Юрьевца рисую. Валера меня попросил одну тарелочку, вторую… И нарисовал пейзажи – любо-дорого смотреть! Уже десяток тарелок расписал…

Татьяна Эльвиновна, без сомнения, человек творческий. У нее постоянно рождаются новые идеи, творческая мысль порой даже выплескивается наружу! Мастерица признается, что она и сама не знает, отчего идеи в ней пробуждаются, все как-то спонтанно возникает. В свое время Улитова предлагала городским властям, чтобы они нашли место для ее коллекции. Те ответили: «Вы что, нам детей кормить нечем, предприятия все стоят, а вы с какими-то куклами!»

Да, времена непростые, город в упадке. Но Татьяна Эльвиновна с оптимизмом смотрит в завтрашний день. Она уверена: Юрьевец поднимется и расцветет! Но случится такое, если каждый юрьевчанин хотя бы чуточку сделает положительного. Ну, для начала мусор возле своего дома приберет… Мир спасут созидатели!

Еще картинки из жизни Юрьевца:


26.


27.


28.


29.


30.


31.


32.


33.


34.


35.


36.


37.

Геннадий Михеев
Tags: биографии и личности, города и сёла, жизнь и люди, известные люди, история, культура, нравы и мораль, провинция, регионы, родина и патриотизм, фото и картинки
Subscribe

promo yarodom september 20, 2012 20:29 14
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments