mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Categories:

Правила жизни Геннадия Гладкова

Геннадий Гладков

Композитор, 78 лет, Москва
©
Я так думал в молодости: до 2000 года прожить бы, а там и ладно.

Когда война закончилась, мне было десять лет. Многие вокруг ходили с ножами, а у кого-то было настоящее оружие. Могли убить. У меня дядьку так убили. До войны он играл на ударных в клубе летчиков и меня туда с собой брал. Всю войну прошел — не тронули. А пришел с войны — убили.

Самым вкусным пирожным в моем детстве был черный хлеб, а сверху — сахарный песок. А сейчас хлеб плохой, быстро портится. В войну, оказывается, хлеб был лучше, чем сегодня.

Хвалить у нас в семье было не принято. Радость по поводу того, что мальчик рассказал стишок и все его теперь хвалят, — этого у нас не было. Но в школе я всегда был отличником.

Когда я поступил в консерваторию, мне по большому счету уже нечего было там делать. Но диплом мой подписан Шостаковичем. У меня спрашивают: «Какое у вас звание?» Ну народный артист, да. Но зато именно Шостакович подписал, что я композитор. Мало у кого есть такая подпись.

Не важно, когда придет успех. Аплодисменты после смерти и внуки смогут услышать.

Человек может любить классическую музыку и быть подонком. Культура — это нечто другое. Культура — это осознание долга. Если уборщица культурная, она подметает лучше бескультурной. У нее есть ответственность за свой труд.

На днях ко мне приезжало телевидение. Я начал им о чем-то рассказывать, а мне говорят: про это говорить нельзя, это политика. Так я же, говорю, про культуру рассказываю. А мне отвечают, что культура — это тоже политика.

Сегодняшние выборы ничем не лучше, чем при советской власти. Я прекратил ходить на выборы при Брежневе. У нас была соседка, которая собирала со всего этажа паспорта и голосовала за нас, и с тех пор я голосовал лишь один раз. Вот у «Единой России» еще недавно было 80 процентов. А меня все мучает вопрос: в чем идеология этой партии? Социалисты они? Либералы? Но нет, это не партия. Это клуб любителей хорошо пожить.

Советского Союза не стало в три дня. Так что сегодняшним властям надо быть осторожнее.

Я сейчас читаю Мамина-Сибиряка — про русские прииски. Рабочие в Сибири предпочитали у русских работать, а не у иностранцев. Говорили, что у иностранца опоздаешь, и он потом вычитает из зарплаты. А русский вообще ничего не платит, но зато когда праздник — выкатывает бочку с водкой. А когда уже совсем плохо, то жена идет жаловаться к хозяину, и он дает ей из жалости три рубля. Жить можно: русского человека уважили — на водку дали. Есть какая-то русская дикость, которую очень сложно истребить. Но с прогрессом мы, видимо, что-то утрачиваем, поэтому и боимся его как огня.

Во всем у нас до сих пор вечная недостача. Даже времени недостает. Пришла зима, а в Сибири еще не готовы.

Я химик и знаю, что если автоклав долго не сбрасывает давление, в какой-то момент он все разнесет к чертовой матери.

В России главное понятие — справедливость. Поэтому у нас всегда плевали на законы. Главное, чтобы по справедливости.

С возрастом я становлюсь марксистом. У Маркса написано: «Капитал — это кража». И я с этим согласен.

Раньше, при сдаче острого спектакля, мы ставили на сцене большой крест. Приходили чиновники и спрашивали: «Зачем здесь крест?» Мы говорили, что это авторское видение, и нас просили этот крест убрать. Так мы отводили внимание от содержания спектакля.

Есть такая игра — сквош, когда не нужен партнер, и ты играешь об стенку. Раньше в культуре была такая стенка — и об нее играли. А сейчас такой стенки нет, и никто не знает, как играть: ты подаешь мяч, а он просто улетает.

Сейчас в искусстве все можно, а ничего нет.

Мой любимый писатель Гофман большую часть жизни прожил на одном месте. И писал при этом про весь мир. Он брал карту Италии и с точностью описывал Венецию. А сам при этом сидел на своем балконе, смотрел на рыночную площадь под своими окнами. Художник таким и должен быть: сидеть на своем балконе и при этом видеть весь мир.

Я никогда не летал на самолете и не водил автомобиль. Один раз опоздал на поезд и решил полететь в Петербург на самолете. Но рейс отменили. И я решил больше не испытывать судьбу.

Гениальная русская поговорка «бабушка сказала надвое». Бабушка — наш великий философ-диалектик, которая знает и плюсы, и минусы. Курить — это плохо для здоровья, но иногда курение успокаивает. Выпивать — плохо, но иногда нужно снимать напряжение.

Раньше я рыбалку обожал, а теперь не могу — мне жалко рыбу. Когда-то при мне резали барана и просили его держать — сейчас я бы с ума сошел от этого.

В одной китайской книге я прочел: не слишком любите людей, потому что со смертью любимого человека умирает часть тебя. Это страшная идея, но в этом что-то есть. Умирать никому не хочется, даже частями.

Я оптимистический пессимист. Я считаю, что человечество погибнет. Но жизнь как таковая все равно продолжится — хоть что-то же будет существовать.

Раньше болельщики ходили на футбол, теперь ходят бить друг друга. Видно, 7 миллиардов — это слишком много для Земли.

Хочется, чтобы добро побеждало, поэтому я иногда смотрю боевики со Стивеном Сигалом. Там точно понятно, на чьей стороне правда.

Сегодня каждый спасает себя в одиночестве.
Записала Елена Мухаметшина
Фотограф Павел Самохвалов, февраль 2012
Tags: биографии и личности, жизнь и люди, известные люди, интервью и репортаж, культура, мнения и аналитика, мудрость и философия, мужчины, музыка и песни, нравы и мораль
Subscribe

promo yarodom сентябрь 20, 2012 20:29 14
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments