mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Categories:

Катар. Кафала

Кафала: крепостное право для гастарбайтеров в Катаре

Темой последнего месяца стал перехват властью одного из главных лозунгов оппозиции – борьба с миграцией. Борьба борьбой, но что дальше делать с азиатскими тружениками в России?



Тут может помочь опыт ещё одной газовой державы – Катара, где гастарбайтеры лишены всех прав, являясь практически крепостными. ©
Как и в России, основу экономики Катара составляет добыча углеводородов. На них приходится 85% экспорта, 70% дохода бюджета (в России сырьё в экспорте составляет примерно те же 80-85%). Но Катару повезло больше, чем нашей стране: здесь очень маленькая численность населения – около 250 тысяч человек – а потому углеводороды сделали всех его граждан богачами. По размеру ВВП на душу населения Катар занимает первое место в мире – 94 тыс. долларов. Относительно неплохо обстоят дела с «индексом человеческого развития» – по этому показателю аравийское государство стабильно находится на 35-40-х местах (для сравнения: Россия – 55-70-е места).

Но 250 тыс. – это катарцы с местным гражданством, ещё на территории страны проживает 1-1,2 млн. гастарбайтеров. Как в классическом нефтегазовом государстве, коренное население предпочитает не работать, максимум – находиться на госслужбе или в инвестконторах. Почти всю работу (отнюдь не только грязную) тут выполняют гастарбайтеры. Для интеллектуальных и менеджерских должностей есть европейцы и американцы (до 100 тыс. человек), для торговли – иранцы или индусы, для всех остальных работ – бесправная рабсила из Юго-Восточной и Южной Азии (от пакистанцев до филиппинцев). 95% катарцев имеют в своей семье хотя бы одного гастарбайтера, 50% – 2-х и более.

Через пару лет число гастарбайтеров в Катаре вырастет ещё минимум на 200 тыс. человек – они нужны для строительства инфраструктуры и стадионов к предстоящему Чемпионату мира по футболу 2022 года.


Как и россияне, катарцы тоже любят всё богатое и блестящее

При всех перечисленных плюсах – высоком уровне жизни и инфраструктурной обеспеченности, вэлфере и европейском менеджменте – Катар по типу управления остаётся средневековой мусульманской монархией. Абсолютная власть принадлежит эмиру (Хамад бин Халифа аль-Тани – он в 1995 году сверг своего отца, видимо, и его когда-либо кто-то свергнет из собственной семейки). Как и в России, эмир назначает протопарламент (Шура). В будущем монарх пообещал даже устроить «честные выборы» в Шуру из специально отобранных его семейством людей. Основой законодательства является шариат. Политические партии и профсоюзы запрещены. Покой монархии охраняет американская военная база. В общем, классический образец зажиточной, архаической полуколониальной тирании.

Такие же средневековые азиатские отношения царят и в трудовой сфере. Если на европейцев ещё распространяются основы почти светского законодательства (для них создан специальный орган «гражданского контроля», в т.ч. гражданский суд), то гастарбайтеры из стран Третьего мира находятся на положении бесправной скотины.

The New York Times рассказывает о буднях катарских крепостных, в роли которых оказались мигранты из слаборазвитых стран. Вот некая филиппинка Тереза Дантес. Она подписала контракт с агентством занятости на Филиппинах, чтобы приехать в Катар на работу в качестве горничной за 400 долларов в месяц, плюс проживание и питание. Но по приезду её работодатель сказал, что он будет платить ей только 250 долларов. Она согласилась и на эти деньги, поскольку ей надо кормить семью на Филиппинах. Спустя 8 месяцев Тереза попыталась уйти от катарца. Но не тут-то было. Хозяин рассмеялся ей в лицо и объявил, что без его согласия она не имеет права покинуть работу.

Таких рассказов можно приводить очень много. Суть одна – трудовые отношения катарских граждан и гастарбайтеров подчинены средневековой системе Кафала, которая фактически означает крепостную зависимость. Правозащитная организация Human Rights Watch называет эту систему проще – принудительный труд.

Кафала предполагает юридическую ответственность работодателей за гастарбайтеров, которых они взяли к себе. У работодателя есть обязанность помимо зарплаты обеспечивать работника рабочей визой и вообще брать на себя регулирование отношений с бюрократией, предоставлять кров и еду. Взамен гастарбайтер обязуется тот или иной срок не покидать своего хозяина (как правило, срок – 1-3 года). Всё время действия их уговора работник не только не может сменить работу, но и выехать из страны – его документы остаются у работодателя.


Ограничения прав гастарбайтеров есть и в других сферах – им запрещено арендовать жильё (и тем более покупать его), получать водительские права, открывать счёт в банке (без разрешения своего работодателя).

Нередко под действие Кафалы попадают и квалифицированные гастарбайтеры из Первого мира, если они ведут себя вызывающе. К примеру, американский управляющий сети ресторанов Насер Бейдун решил разорвать контракт с работодателем и вернуться на родину. Но ему пришлось провести в качестве «экономического заложника» 685 дней, пока его хозяин не смилостивился и не разрешил ему покинуть Катар.

Положение гастарбайтеров осложняется ещё и тем, что письменно Кафала заключается лишь с половиной работников, а с остальными – на основе устной договорённости. И именно в последней группе наиболее часты нарушения со стороны работодателей: самое распространённое – более низкая зарплата, чем было оговорено при заключении Кафалы. Около половины гастарбайтеров согласны работать за 400 долларов в месяц, но примерно в трети случаев на месте им платят только 250-300 долларов. Средняя продолжительность рабочей недели горничной в Катаре – 60 часов (в Саудовской Аравии 63,7 часа), строителей – 54 часа.


Но и эта система полурабовладения – полукрепостничества не останавливает мигрантов: они даже на этих кабальных условиях рады трудиться в Катаре. Это замечание к тому, что многие «аналитики» в России предрекают исход среднеазиатских мигрантов из России после введения для них визового режима. А ведь наша страна видится среднеазиатским гражданам вторым Катаром. Другое дело, что в России права и обязанности гастарбайтеров вообще никак не прописаны. И если бы был введён даже аналог средневековой Кафалы, это уже значительно цивилизовало трудовые отношения, в которых одной из сторон выступают мигранты.
Tags: азия, миграция и беженцы, нравы и мораль, современность, страны и столицы, труд, фото и картинки
Subscribe

promo yarodom september 20, 2012 20:29 14
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments