mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Categories:

Моей бабушке посвящается ...

Почему так быстро проходит жизнь?
Моей бабушке посвящается...

Я знаю, тебя скоро не станет… И не стоит лукаво обманывать себя и других, замалчивая неизбежное, неотвратимое и уже такое недалекое, и как ребенку мотать непослушно головой, упрямо талдыча: «Нет, нет, нет! Это неправда! Ты еще проживешь сто лет!», словно мое наивное отрицание близкого и неизбежного может все изменить. Не может. Жизнь и реальность другие, и время так быстро летит. ©

Я часто украдкой смотрю на тебя и вижу, что твой задумчивый взгляд все чаще и чаще непривычно отрешен, обращен внутрь тебя и уже где-то там, далеко, за гранью нашей земной суеты, чего никогда прежде не было. Раньше тебе до всего было первое дело, у тебя было мнение по всем вопросам – и домашним, и совершенно тебя не касающимся. А теперь ты словно нехотя привычно смотришь по телевизору новости или какой-нибудь бесконечный сериал, или без особого энтузиазма ужинаешь, идешь за привычной газетой, или приходишь со двора и торопишься к себе, на все вопросы устало махнув рукой, словно тихо говоря: «Ах, оставьте меня, оставьте со своими глупостями».

Каждый человек в нашей жизни у нас с чем-то ассоциируется. Что такое для меня моя бабушка? Что всплывает в памяти, как только я думаю о ней? Интересно, но алиментарные ассоциации почему-то самые сильные: грибы в банках и сушеные грибы, которые я так любил, жареная картошка с неповторимым вкусом детства, жареные семечки, консервированные яблоки и груши, кислое молоко на подоконнике и пойманные в соседском пруду караси и плотвички, которых я в обязательном порядке сушил. Потом вспоминаются семейные альбомы, которые я пересматривал чуть ли не каждый день, библиотека со старыми книгами с пожелтевшими страницами издания 50-60-х годов прошлого века и шевченковская ночь с тысячью мерцающих звезд, щедро рассыпанных по небу Создателем.

Как давно это было? В какие времена? Может, в прошлой жизни? Ну, конечно, в прошлой и словно чьей-то чужой жизни, лет эдак тысячу тому назад. Милая моя бабуся, вездесущая и неутомимая, встававшая раньше всех и ложившаяся позже всех, с сотней важных и нужных дел, шумная и веселая, вечная моя бабушка.

Три «горОда», на которых росло все, от укропа и до огромных «гарбузов», разбросанных в разных концах, которые нужно было успеть обойти, прополоть, полить, подправить… Я никогда не забуду, как я вынужденно гостил у тебя целых четыре месяца, выпавших сначала на твою «посевную», а потом и на «прополочную», и на «поливную», и мы каждое утро, как только солнце появлялось по-над верхушками дальних сонных сосен, отправлялись через близлежащие уже зеленеющие первой изумрудной травой поля.

Поначалу это была игра. Забавная и увлекательная игра для меня, городского жителя. Мы вскапывали тяжелую, сырую и еще спящую землю, бросали в нее какие-то семена, сажали какую-то рассаду, удобряли, поливали и совершали еще десяток-другой каких-то священнодейственных манипуляций. Потом мы делали перерыв, доставали какие-нибудь бутерброды, взятую из криницы еще холодную воду, обменивались впечатлениями, пророчествовали о будущем урожае. Весеннее солнышко пригревало все сильнее и сильнее, в воздухе звенело заливистое птичье пение, в траве стрекотало и жужжало на все лады, и все это было таким жизнепробуждающим и жизнеутверждающим, что не жить и радоваться без конца по причине какой-нибудь недавней печали уже не получалось.

Помню, как ты, я и твои подруги сажали капустную рассаду. Сажали всем, друг дружке, работали сообща, под удалую украинскую песню, и от этой коллективной работы, ради общего блага, когда никто ни с кем не конкурирует, не старается взять себе больше и показаться перед другим лучше, на душе становилось необыкновенно тепло и радостно. Позабытое в суматохе городской жизни чувство локтя (и не привычно в бок), простое и искреннее отношение без прикрас, добрый совет и радостная улыбка заставляли невольно мечтать о том, а не бросить ли все и не остаться ли там навсегда, чтобы вот так каждое утро ходить на поле, поливать капустную рассаду, петь песни и радоваться друг другу. Рассада потом, правда, вся померзла, но какое это имело значение?

Сейчас все три твои подруги, чьи простые лица странным образом стоят у меня перед глазами, хотя я видел их всего несколько раз, в другом, лучшем мире. И мне не верится, что в жизни все так просто и невыразительно: вот есть человек, а вот человека нет. Тихо так, незаметно. Есть, и тут же уже нет. Вот его лицо, полное жизни, звонкий голос, характерные манеры и странные привычки… и вот уже ничего из этого нет…

Помню одну нашу поездку. Поездок, на самом деле, было множество, мы были с тобой в Крыму, в Сочи, ездили к родственникам, но эта поездка отчего-то запомнилась особенно. Мне тогда нужно было забрать свои вещи у тетки в Киеве. Вещей было много, и ты, несмотря на свой немолодой возраст, решила мне помочь. Тогда мне еще не приходило в голову как-то стыдиться за эту помощь, я был только рад помощнику. Было так интересно путешествовать поездами. Видеть, как мелькает, меняется пейзаж за окном, как теплое солнце сменяет внезапный летний дождь, как проплывают мимо сотни и сотни незнакомых тебе людей, со своими жизнями, судьбами. Сходить на одной станции и садиться снова.

На одной из таких остановок мы решили навестить твою подругу, а заодно и остаться переночевать. Вся картина до сих пор стоит у меня перед глазами, словно это было только вчера. Я даже помню мельчайшие детали вокзала и, конечно, твою подругу, хотя и не запомнил ее имени.

Тускло освещенная, мокрая после дождя улица. Расплывчатые абрисы старых, почти древних домов добротной кирпичной кладки уже тогда ушедшей эпохи. Одинокие фигурки запоздалых прохожих, старомодно одетых, словно застрявших в той же, ушедшей эпохе. Высокие, под три метра, сталинские потолки, странной планировки квартира с кухней из послевоенных фильмов, высокая постель с множеством матрасов и тяжелым одеялом, которое, казалось, может тебя ночью задавить насмерть. И маленькая, необычайно приветливая старушка с проступившей, как мне тогда ненароком подумалось, чуть заметной печатью нежильца на маленьком улыбчивом лице (через пару лет она действительно умерла).

Долгий разговор стариков за полночь, в тусклом свете старомодной кухоньки, ранняя прогулка на рынок, что уютно разместился с самого утра под окнами моей временной комнаты, соленая и очень вкусная селедка и вареная в мундирах картошка на завтрак, долгое прощание, снова мокрая, но уже такая ясная и приветливая улица в лучах робкого солнца, снова вагон с деревянными скамейками, день, вечер, и вот мы уже дома…

Время действительно быстро пролетело и летит еще быстрее, чем прежде. Большинство твоих подруг уже ушло – только я знал пятерых. Уже и ты украдкой смотришь им вослед, и я вижу, сколько тоски в твоем взгляде. Сколько смиренной грусти в твоем голосе, когда ты говоришь о них. Сколько ностальгии. Уходит, уже почти ушло твое, военно-послевоенное поколение. Поколение людей иных, других, непонятных и непонятых в этом современном мире. И может, так и надо, не отставать от своего поколения, оставаться ему преданным до конца и следовать за ним, особо не мешкая.

Поколенье! Я – ваша!
Продолженье зеркал.

Ваша – сутью и статью,
И почтеньем к уму,
И презрением к платью
Плоти – временному!

...До последнего часа
Обращенным к звезде –
Уходящая раса,
Спасибо тебе!


М. Цветаева

Но я все чаще и чаще, и кажется, напрасно, спрашиваю себя, чтобы снова не найти ответа: что мне сделать, чтобы ты подольше оставалась с нами?
Игорь Ткачев, ШЖ
Tags: вопросы и ответы, воспоминания, детство, жизнь и люди, ностальгия, поколения, старость
Subscribe
promo yarodom september 20, 2012 20:29 8
Buy for 10 tokens
У каждого из нас есть малая Родина и Родина большая. Кто-то живет и работает на чужбине. Многих из нас раскидало по странам и весям. У каждого из нас найдутся различные истории о своих местах и далекой стороне, своей жизни или жизни других. О том, что было, есть и будет с нами. ​*** В…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments