mamlas (mamlas) wrote in yarodom,
mamlas
mamlas
yarodom

Categories:

С той стороны закона

Центральные защитники
Адвокаты народников-террористов, врагов народа, советских диссидентов и Бориса Березовского

20 ноября 1864 года император Александр II подписал указ о публикации судебных уставов. Инициированная таким образом судебная реформа устанавливала в России принципы гласности и состязательности судопроизводства, равенство всех сословий перед судом, независимость и несменяемость суда, вводила суд присяжных и институт присяжных поверенных — это звание мог получить человек с высшим юридическим образованием, достигший 25 лет и имеющий пятилетний опыт работы в судебном ведомстве.



Семен Ария. Фото: Станислав Красильников / ИТАР-ТАСС, архив

Так 149 лет назад в России появилась профессия адвоката. «Русская планета» рассказывает об известных защитниках XIX—XX веков. ©
Петр Александров

За четыре года до судебной реформы Петр Александров поступил на службу в министерство юстиции, где в течение 15 лет занимал различные должности. Но в 1875 году Александров вызвал недовольство руководства, выступив на процессе обвиненных в клевете в печати издателя Суворина и журналиста Ватсона с речью в защиту независимости прессы. Его фамилия была вычеркнута из наградного списка министерства юстиции, и сам юрист подал в отставку, после чего поступил в адвокатуру и стал присяжным заседателем.

В марте 1878 года Александров защищал в суде народницу Веру Засулич, которая покушалась на петербургского градоначальника Федора Трепова. Трепов приказал высечь розгами члена общества «Земля и воля» Архипа Боголюбова, чем нарушил закон о запрете телесных наказаний. Александров вел дело как политическое, акцентируя свое внимание не на выстреле Засулич, а на наказании Боголюбова, которое стало причиной поступка обвиняемой.

«Когда я совершу преступление, — от первого лица объяснял в суде Александров мотивацию своей подопечной, — тогда замолкнувший вопрос о наказании Боголюбова восстанет, мое преступление вызовет гласный процесс».

На заседании председательствовал судья Анатолий Кони, от которого министр юстиции граф Константин Пален требовал гарантий, что присяжные признают Засулич виновной.

«Здесь же судят присяжные, приговор которых основывается на многих неуловимых заранее соображениях. Как же я могу ручаться за их приговор?» — приводил Кони причину своего отказа в «Воспоминаниях о деле Веры Засулич».

Присяжные признали Засулич невиновной, а ораторское искусство ее адвоката получило большую известность.

Дмитрий Стасов

Окончивший Императорское училище правоведения Дмитрий Стасов в 1859 году организовал кружок молодых юристов, а затем участвовал в подготовке судебной реформы, позже одним из первых записался в адвокатуру, а 2 мая 1866 года был избран председателем Петербургского совета присяжных поверенных, главой которого и оставался на протяжении 48 лет.

Первый громкий процесс с участием Стасова проходил летом 1866 года, когда он защищал в суде революционера Николая Ишутина. Члены тайного кружка, организованного Ишутиным, проходили по одному делу с его двоюродным братом Дмитрием Каракозовым, совершившим неудачное покушение на Александра II. Стасов добился смягчения приговора со смертной казни на ссылку в Сибирь.

Стасов не разделял социалистических идей своих подзащитных, но и не был лоялен монархии. В доме присяжного поверенного проходили собрания революционеров, а в 1917 году его нелегально посещал Владимир Ленин.

Старший брат адвоката Владимир был музыкальным критиком и идейным вдохновителем «Могучей кучки», поэтому Стасов был дружен со многими композиторами. Он помог Александру Даргомыжскому отстоять авторские права на оперу «Русалка», вел дела Петра Чайковского и его издателя, боролся с пиратами, незаконно издававшими ноты популярных музыкальных произведений. Так называемые музыкальные процессы составили большой пласт в адвокатской практике Стасова, а его выступления в суде способствовали пересмотру законов об авторском праве.

Екатерина Флейшиц

Екатерина Флейшиц окончила юридический факультет Парижского университета и в 1909 году была принята на должность помощника присяжного поверенного округа Петербургской судебной палаты, став, таким образом, первой в Российской империи женщиной-адвокатом.

Однако первое же ее выступление в суде вызвало протест прокурора, который отказался от участия в судебном заседании и покинул его. По запросу министра юстиции Ивана Щегловитова Уголовный кассационный департамент Сената объяснил, что под «лицами, окончившими юридический факультет» и имеющими право быть адвокатами подразумевались исключительно мужчины. Флейшиц пришлось прекратить адвокатскую деятельность, так толком и не начав ее. Несмотря на это она продолжала научную работу и впоследствии стала первой в СССР женщиной — доктором юридических наук.

Илья Брауде

Самостоятельную юридическую практику Илья Брауде начал в 1915 году, однако скоро был мобилизован в армию. После Гражданской войны его пригласили в Высший совет народного хозяйства, потом отправили начальником уголовного розыска на Украину. Брауде работал членом военного трибунала и верховным следователем. В мае 1922 года было принято постановление ВЦИК «Об адвокатуре», после чего Брауде подал заявление в Московскую коллегию защитников и был принят в юридическую консультацию по уголовным делам. Адвокат специализировался на бытовых преступлениях, совершенных в состоянии эксцесса. Так, ему удалось опротестовать приговор жителю коммуналки, который обвинялся в покушении на убийство изводивших его соседей. «Судебная ошибка всегда ужасная вещь, — утверждал Брауде. — А для адвоката, в ней участвовавшего, это конец карьеры».

В конце 1920-х поддерживавший большевиков Брауде смог спасти от расстрела служившего в Красной армии белогвардейского офицера, доказав, что тот искренне осознал неправильность своего изначального выбора. В оправдательной речи адвокат приводил в пример героя «Тихого Дона» Григория Мелехова.

В 1930-х годах в СССР началась эпоха «большого террора». На заранее составленные приговоры защита никак не могла повлиять, но отказаться от участия адвоката в процессе суды не могли — режим стремился сохранять видимость правосудия. Участвуя в процессах «Промпартии», «Союзного бюро меньшевиков», «Параллельного троцкистского центра» и «Правотроцкистского блока», Брауде был лишен возможности встречаться с подсудимыми. Смягчить приговор можно было только одним способом — обвинив третье лицо в подготовке действий, вменяемых подсудимым. Так, защищая в 1937 году бывшего начальника Южно-Уральской железной дороги Князева, Брауде настаивал на том, что «основной виновник преступлений Князева — это тот, кто является творцом гнусного явления, называемого троцкизмом... презренный Троцкий». В изданных через 20 лет после смерти Брауде «Записках адвоката» нет упоминаний о репрессиях 1936—1939 годов.

Дина Каминская

Дина Каминская в течение многих лет работала в Московской городской коллегии адвокатов (МГКА). В 1967 году она впервые участвовала в политическом процессе, защищая писателя-диссидента Владимира Буковского в деле о демонстрациях на Пушкинской площади 22 января. В процессе против диссидентов, составлявших самиздатовские хроники политических репрессий («Белую книгу»), Каминская была адвокатом Алексея Гинзбурга. В 1970 году после окончания процесса Ильи Габая, обвиненного в клевете на советский строй, судья написал на Каминскую донос, в котором называл ее линию защиты «антисоветской»; адвоката отстранили от политических дел. В 1976 году, после обыска в квартире и на даче Каминской, за которым последовало ее отчисление из МГКА, она вместе с мужем эмигрировала в США. За границей Каминская продолжала заниматься правозащитной деятельностью в составе Московской Хельсинкской группы, а также вела передачи на «Радио Свобода» и «Голос Америки».

Выступления Дины Каминской на судебных процессах печатались в самиздатовских сборниках «Правосудие или расправа?», «Процесс четырех», «Полдень» и «Ташкентский процесс». В 1984 году Каминская опубликовала книгу «Записки адвоката», рассказывающую о самых громких политических процессах 1960—70-х годов.

Семен Ария

Окончив экстернат Московского юридического факультета, Семен Ария в 1948 году стал адвокатом Московской областной коллегии адвокатов. В разное время его клиентами были Андрей Сахаров, Ролан Быков, Василий Ливанов, Александр Минкин, Светлана Бахмина и другие. В 1968 году Ария защищал машинистку Веру Лашкову, печатавшую «Белую книгу», статьи для которой были собраны диссидентами Алексеем Гинзбургом и Юрием Галансковым. Ария убедил суд в том, что доказательства финансирования сборника из-за границы были сфабрикованы. Лашкова оправдана не была, но ей назначили срок, равный уже отбытому под стражей.

В 1970-х годах адвокату удалось создать прецедент в деле зубного врача Журиной, которая вела частную практику и была признана виновной в незаконных валютных операциях. Ария смог доказать, что золотые зубные протезы не относятся к категории валютных ценностей, что потом было подтверждено на пленуме Верховного суда СССР.

Последним известным клиентом Семена Арии был олигарх Борис Березовский, адвокат занимался его российскими и зарубежными делами в течение 10 лет.
Ольга Кузьменко
«Русская планета»
Tags: 18-19-ее века, 20-й век, биографии и личности, диссида и оппозиция, законы и конституция, история, нравы и мораль, преступления и наказания, российская империя, ссср, суды и следствия, терроризм и экстремизм
Subscribe
promo nemihail 15:00, yesterday 40
Buy for 20 tokens
В нашей стране лохов дураков ещё лет на 100 вперед припасено и некоторые "бизнесмены" этим успешно пользуются. Сегодня расскажу, как разводят инвесторов на Бали впаривая им замечательное инвестиционное предложение или шикарную виллу с райской открытки по низкой цене. (фото:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments